научный журнал «Актуальные исследования» #25 (104), июль '22

Обстоятельства, исключающие преступность деяния в сфере профессиональной медицинской деятельности

Данная статья посвящена вопросам, которые имеют отношение к уголовно-правовому институту обстоятельств, исключающих преступное деяние в отношении медицинских работников. Любое медицинское вмешательство, имеет своей целью охрану жизни и здоровья пациента, но в любом случае связано с риском для него. Подробно проанализированы крайняя необходимость и обоснованный риск с учетом профессиональной медицинской деятельности.

Аннотация статьи
уголовное право
медицинский работник
крайняя необходимость
обоснованный риск
причинение вреда
Ключевые слова

На сегодняшний день в России отмечается высокий рост уголовных дел в отношении медицинских работников за причинение вреда жизни и здоровью граждан. Особая актуальность данного вопроса за последние годы вызвана продолжительной пандемией COVID-19. Современная медицина по своему существу предполагает вмешательство, которое влечет за собой нарушение целостности и физиологических функций некоторых органов, однако исследователи по этому поводу выделяют принцип неизбежности причинения вреда гражданину при оказании ему медицинской помощи [1].

Целью данного исследования является изучение обстоятельств, исключающих преступность деяния при совершении медицинскими работниками преступлений, связанных с причинением вреда здоровью пациентам. С достижением цели будет возможно сделать выводы об уточнении в уголовном законодательстве пределов уголовной ответственности работников в сфере медицины. При этом объектом исследования является институт обстоятельств, исключающих преступность деяния, как важнейший инструмент уголовного права, позволяющий конкретизировать пределы уголовной ответственности медицинских работников.

Необходимо отметить, что медицина не нашла подходы и способы лечения еще ко многим заболеваниям, тем более что существует большое количество объективных факторов, которые могут ввести медицинского работника в заблуждение и позволить причинить вред пациенту. К таким факторам можно отнести: особенности анатомического и физиологического строений некоторых людей, несовершенство методов оказания медицинской помощи, нетипичность протекания заболеваний.

Говоря о приговорах, которые были вынесены в отношении медицинских работников в 2020–2021 годах, стоит отметить, что большинство из них квалифицируются по статьям 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) и 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности).

Из главы 8 Уголовного кодекса Российской Федерации, которая законодательно устанавливает обстоятельства, исключающие преступность деяния, касательно преступлений, совершенных в медицинской сфере, соответствующими являются крайняя необходимость (ст.39 УК РФ) и обоснованный риск (ст.41 УК РФ).

Согласно ст. 39 УК РФ, крайняя необходимость заключается в том, что целью причинения вреда является «устранение опасности, непосредственно угрожающей личности и правам» [2] лица. Медицинским работникам в экстренных ситуациях, которые требуют исполнения их прямой обязанности – спасения жизни, прибегать к совершению преступлений в состоянии крайней необходимости. То есть необходимая медицинская помощь для спасения человека должна быть оказана немедленно.

При этом основным признаком крайней необходимости является обязательное причинение вреда, который способствует устранению грозящей опасности. Помимо причинения вреда здоровью пациенту, вред может проявляться в нарушении порядков или стандартов оказания медицинской помощи, должностных инструкций. Уголовная ответственность при крайней необходимости будет возникать только при превышении ее пределов: если действия врача имеют умышленный характер, но при этом вред, причиненный вследствие этих действий равнозначен или больше вреда, который врач пытался предотвратить. При установлении признаков и обстоятельств совершенного преступления не учитывается ни квалификация врача, ни к медицинской организации.

Одним из критериев правомерности крайней необходимости служит реальность источника опасности, то есть она не должна исходит из субъективной реальности и предположений. При этом в сфере медицины довольно часто можно установить ошибочный диагноз, обусловленный схожими физиологическими процессами разных заболеваний. Обращаясь к памятке Роспотребнадзора, симптомами достаточно распространенной коронавирусной инфекции COVID-19 являются кашель и повышенная температура, которые схожи с симптомами гриппа [3]. Можно сделать вывод, что институт крайней необходимости, при определении действительности источника опасности, должен учитывать действия медицинских работников, которые совершили ошибку в установлении диагноза и, соответственно, в наличии опасности в случаях, где она отсутствует.

Часто во врачебной практике происходят случаи, когда в отделение поступают два пациента, которым необходимо оказать медицинскую помощь. В этом случае бездействие по отношению к одному из лиц не может быть обосновано крайней необходимостью.

Причинение вреда при обоснованном риске, как мы уже ранее упоминали, так же не будет являться преступлением. Однако в этом случае у риска должны быть все признаки обоснованности. Прежде всего, риск является обоснованным только, когда медицинский работник при причинении вреда будет стремиться к выполнению какой-либо общественно-полезной цели, при этом не важно относится она к конкретному лицу или к обществу в целом. Также если врач мог достигнуть данной цели, не прибегая к обоснованному риску, то есть не причиняя вред, то он не будет признан обоснованным.

В отличие от крайней необходимости нарушение законодательства в связи с обоснованным риском, возможно только при достаточной квалификации медицинского работника, с соблюдением всех нормативных требований.

Например, врачом-ординатором стоматологического отделения онкологического диспансера был принят тяжелобольной пациент, которому он оказал необходимую, по его мнению, медицинскую помощь, не обратившись к врачам-специалистам соответствующего профиля, которые на тот момент находились в центре. При экспертизе было выявлено, что действия ординатора были конически не обоснованы, вследствие чего пациенту был нанесен тяжкий вред здоровью [4].

Согласно стать 41 УК РФ риск, который подвергает опасности большое количество людей и связан с экологической катастрофой или общественным бедствием, изначально не может быть признан обоснованным.

В судебной практике по делам, в которых обвиняются медицинские работники в причинении вреда с необоснованным риском, часто важную роль играет добровольное информированное согласие пациента. Благодаря информированному согласию пациента возможно решение проблемы разграничения обоснованного риска в медицинской сфере от преступно-ненадлежащего оказания медицинской помощи.

В современной литературе медицинский риск выделяют как разновидность обоснованного риска наряду с научно-экспериментальным и хозяйственным. Это связано с тем, что ежедневно в мире проводится огромное количество операций практически на всего органы человеческого тела.

Исходя из всего вышесказанного, общие нормы уголовного законодательства об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, применимы к преступлениям, которые совершают медицинские работники. Однако они не затрагивают все случаи действий врачей и не направлены на специфику оказания медицинской помощи. Так как в настоящее время учеными уже выделяются отдельные обстоятельства, применимые только к медицинским работникам и вытекающие из общей практики, возможно следует разработать их и на законодательном уровне.

Конкретно, это поможет установить пределы уголовной ответственности медицинских работников при причинении вреда пациентам, а также оградить их от необоснованного уголовного преследования.

Текст статьи
  1. Битеев В., Мазин П., Пономарев Г. Крайняя необходимость и обоснованный риск в медицинских отношениях // Уголовное право. 2001. № 3. С. 22-24.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 05.04.2021 г., с изм. от 08.04.2021г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 1996 г., № 25, ст. 2954 // Официальный интернет-портал правовой информации (ГСПИ) http://pravo.gov.ru/ (дата обращения: 13.06.22).
  3. Основные различия между симптомами Коронавируса COVID-19, простудных заболеваний и гриппа. – URL: https://www.rospotrebnadzor.ru/about/info/news_time/news_details.php?ELEMENT_ID=13566 (дата обращения: 13.06.22).
  4. Обвинить нельзя. Обоснованный риск и крайняя необходимость. – URL: https://oncology-association.ru/news-2020-12-18 (дата обращения: 13.06.22).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 13 августа по 19 августа
Осталось 5 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
23 августа
Загрузка в eLibrary
23 августа
Рассылка печатных экземпляров
02 сентября