Основные методы пропаганды как средства манипуляции общественным мнением

В статье рассматриваются виды, методы и цели пропаганды как средства манипулирования общественным мнением, распространяемого преимущественно с помощью СМИ. В ходе исследования были использованы такие методы, как анализ, классификация и системный подход. В результате исследования был сформулирован вывод, что каждый живущий в социуме человек, вне зависимости от местожительства, рода деятельности, увлечений, в той или иной степени испытывает на себе влияние пропаганды. И осведомленность о техниках и методах манипуляций сознанием позволяет не только не поддаваться влиянию, но и анализировать источники, цели и последствия этих манипуляций.

Аннотация статьи
пропаганда
СМИ
социология
методы пропаганды
манипуляции общественным мнением
Ключевые слова

С начала XX века, вместе с бурным развитием средств массовой информации пропаганда как инструмент искусственного формирования общественного мнения и манипулирования им стала использоваться шире, чем когда-либо. Методы влияния на мировосприятие людей и направления общественного внимания в нужную сторону оказались крайне востребованы в коммерческих и политических целях. В разных уголках планеты пропаганда стала лучшей опорой и мощнейшим инструментом как для смены режимов, так и для их удержания. История XX века, оставившая человечеству память о двух Мировых войнах, о революциях, о массе локальных военных конфликтов наглядно демонстрирует, как манипуляции общественным сознанием с помощью СМИ позволяют управлять целыми народами.

И сегодня, в условиях информационного противостояния, вызванного сложной политической и экономической обстановкой в мире, скрытое влияние пропаганды на людей только возросло. В такой обстановке важно уметь идентифицировать попытки внешнего воздействия на общественное мнение, причем не только для того, чтобы избегать этого воздействия, но и анализировать его источники, цели и последствия.

Существует несколько определений понятия пропаганды. Остановимся на двух наиболее часто встречающихся.

Согласно Большой Советской Энциклопедии, «пропаганда (лат. propaganda – подлежащее распространению, от propago – распространяю), распространение политических, философских, научных, художественных и др. взглядов и идей с целью их внедрения в общественное сознание и активизации массовой практической деятельности» [1].

Энциклопедия Британника, в свою очередь, даёт такое определение: «пропаганда сводится к более-менее систематическим попыткам манипуляции мнениями и убеждениями людей посредством различных символов: слов, лозунгов, монументов, музыки и т. д. От других способов распространения знаний и идей пропаганда отличается нацеленностью на манипуляцию сознанием и поведением людей. Пропаганда всегда имеет цель или набор целей. Для достижения этих целей пропаганда отбирает факты и представляет их таким образом, чтобы воздействие на сознание было наибольшим. Для достижения своих целей пропаганда может отбрасывать некоторые важные факты или искажать их, а также пытаться отвлечь внимание аудитории от других источников информации» [20].

Можно заметить, что в варианте Британники прослеживается более негативная коннотация термина, а определение БСЭ мягче по содержанию. Существуют и другие толкования, но все они сводятся к мысли, что пропаганда – это информационный компонент, используемый для целенаправленного искажения общественного мнения в пользу узкого круга лиц, которые и являются источником пропаганды.

В зависимости от преследуемых целей пропаганду можно разделить на позитивную и негативную.

Позитивная (конструктивная) пропаганда стремится донести до аудитории или иные идеи в доходчивой форме. Цель позитивной пропаганды – способствовать социальной гармонии, согласию, воспитанию людей в соответствии с общепринятыми ценностями. Позитивная пропаганда выполняет воспитательную и информационную функции в обществе. Она осуществляется в интересах тех, кому адресована, а не ограниченного круга манипуляторов. Например, пропаганда здорового образа жизни, вакцинации, бега трусцой, и т.п. Позитивная пропаганда имеет довольно размытую границу с рекламой и агитацией, и легко перетекает из одной формы в другую.

Негативная (деструктивная) пропаганда навязывает людям те или иные убеждения по принципу «цель оправдывает средства». Цель негативной пропаганды – разжигание социальной вражды, эскалация социальных конфликтов, обострение противоречий в обществе, пробуждение низменных инстинктов у людей и тому подобное. Это позволяет разобщить или сплотить людей, отвлечь их от каких-либо событий, сделать их послушными воле пропагандиста. Основная функция негативной пропаганды – создание иллюзорной, параллельной реальности с «перевернутой» системой ценностей, убеждений, взглядов. Негативная пропаганда опирается на внушаемость и низкий уровень критического мышления масс с целью манипулирования этими массами в интересах узкой группы лиц, которые, обычно, расходятся с интересами самих этих масс [15].

По методам воздействия пропаганду делят на три вида: белая, серая и черная.

Белая – не допускает искажение фактов ради достижения целей. Такая пропаганда может лишь представлять события в выгодном свете.

Серая – допускает незначительные искажения фактов, такие, как недоговаривание, замалчивание, преувеличения, манипуляции со статистикой.

Черная – допускает любое искажение реальности, в том числе и откровенно вымышленные или перевёрнутые факты, ради достижения задач [9].

Существует огромное множество различных приемов и методов пропаганды. Разберем 14 наиболее часто встречающихся.

1. Метод многократного повторения, также известный как «метод Геббельса»

Этот прием предполагает бесконечное повторение одной и той же идеи. Такая идея, особенно если она сформулирована в виде простого легко запоминающегося слогана, после многократного повторения начинает восприниматься массами как истина. Активно используется в тех странах, где свобода СМИ ограничена или подконтрольна государству.

«Массы называют истиной информацию, которая наиболее знакома, – писал Йозеф Геббельс. – Обыкновенные люди обычно гораздо более примитивны, чем мы воображаем. Поэтому пропаганда, по существу, всегда должна быть простой и без конца повторяющейся. В конечном счете, самых выдающихся результатов во влиянии на общественное мнение достигнет только тот, кто способен свести проблемы к простейшим словам и выражениям и у кого хватит мужества постоянно повторять их в этой упрощенной форме, несмотря на возражения высоколобых интеллектуалов» [19]. Регулярно повторяемая информация начинает восприниматься массами как очевидный факт.

2. Метод «полуправды»

В некоторых обстоятельствах слишком очевидная, примитивная ложь будет отталкивать. Например, если аудитория обладает довольно высоким уровнем критического мышления или имеет причины не доверять источнику информации. Поэтому бывает уместно использовать метод «полуправды»: аудитории подаётся несколько утверждений, часть которых являются общеизвестными или легко проверяемыми, а вторая часть или искажается, или опускается. Причем факты не обязательно должны быть связанны между собой. Человек, определивший первую часть сообщения как правду, вероятно, поверит и второй части [12].

3. Эффект первичности

Геббельс писал: «Скажи миру слово первым – и ты по умолчанию будешь прав» [19]. Здесь срабатывает эффект первичности - один из эффектов восприятия, который сформулировал в 1946 году польско-американский психолог Соломон Аш. На основе результатов своего эксперимента он выдвинул теорию о том, что первое сообщение о чем-либо оказывает на человека более сильное впечатление, чем любая последующая информация в независимости от объективности, адекватности и достоверности новых фактов. Эксперимент Аша заключался в том, что студентов городского колледжа Нью-Йорка разделили на две примерно равные группы А и В, каждой предоставили портрет некоего человека, список его личностных черт, и предложили сформировать свое впечатление о нем [17].

А. умный – трудолюбивый – импульсивный – критически настроенный – упрямый – завистливый.

B. завистливый – упрямый – критически настроенный – импульсивный – трудолюбивый – умный.

Оказалось, последовательность одних и тех же характеристик повлияла на составление портрета. У тех участников эксперимента, которые получили список А, сложилось довольно позитивное мнение о человеке, в отличие от тех, кто прочитал список В. Студенты, узнавшие о завистливости и упрямстве раньше, чем об уме и трудолюбии, сформировали негативный образ описываемого [17].

Таким образом, при поступлении противоречивой информации, проверить которую невозможно, люди склонны верить той, что поступила первой. Этому принципу неотступно следуют СМИ: важно преподнести информацию широкой публике быстрее конкурентов. Изменить уже сформировавшееся мнение очень трудно: вторичная информация воспринимается людьми как попытка их переубедить и вызывает сопротивление.

4. Эффект присутствия

Включает в себя ряд приемов, которые должны имитировать реальность. Их постоянно используют при «репортажах с мест боев» и в криминальной хронике, фабрикуя задним числом съемку «реальной» поимки бандитов или автокатастрофы. Иллюзию «боевой обстановки» создают, например, рывками камеры и сбитым фокусом. В это время перед камерой бегут какие-то люди, слышны выстрелы и крики, суета и паника. Все выглядит так, будто бы оператор, находящийся в горячей точке под огнем, рискуя собственной жизнью снимает реальность. Создается мощнейший эффект присутствия, зритель погружается в центр событий, не подозревая, что происходящее – всего лишь иллюзия.

Прием часто используется в съемках коммерческой или политической рекламы. Например, актеры делают вид, что они «из народа», специально допускают в своей речи паузы, запинки, демонстрируют неуверенность. Мы неоднократно видели счастливых пенсионеров, принимающих «подарки от администрации», молодых родителей, радующихся удачно взятой ипотеке, депутатов, напоказ распекающих проштрафившихся коммунальщиков и т.п. Метод примитивный, но очень рабочий [12].

5. Анонимный авторитет

Одним из самых эффективных методов влияния является апеллирование к авторитетному мнению специалиста в какой-либо сфере. Это было неоднократно доказано с помощью целенаправленных экспериментов.

Одним из первых можно считать эксперимент Стэнли Милгрэма, проведенный в 1963 году в Йельском университете.

Участников убедили, что они участвуют в исследовании влияния боли на память, но на самом деле Милгрэм ставил перед собой цель исследовать подчинение авторитету. В опыте принимали участие экспериментатор, испытуемый, который в рамках эксперимента назывался «учителем», и актёр, игравший роль «ученика». Роли учителя и ученика распределялись между испытуемым и подсадным актёром по жребию, но всё было подстроено так, чтобы испытуемому всегда доставалась роль учителя. После этого «ученика» демонстративно привязывали к креслу с электродами. «Учитель» получал один пробный удар током, чтобы удостовериться в том, что всё происходит по-настоящему.

«Учитель» уходил в другую комнату и садился за стол перед прибором-генератором, на лицевой панели которого были размещены 30 переключателей от 15 до 450 В, с шагом в 15 В.

Согласно легенде, «ученик» должен был заучивать пары слов из длинного списка, пока не запомнит каждую пару, а «учитель» – проверять память первого и за каждую ошибку наказывать всё более сильным ударом тока. На самом деле актёр, игравший «ученика», только симулировал боль от ударов, а ответы подбирались таким образом, чтобы в среднем на каждый верный приходилось три ошибочных.

Если испытуемый, слыша крики «ученика», колебался, то экспериментатор требовал продолжения одной из заготовленных фраз: «Пожалуйста, продолжайте», «Эксперимент требует, чтобы вы продолжили», «Абсолютно необходимо, чтобы вы продолжили», «У вас нет другого выбора, вы должны продолжать».

Если «учитель» отказывался после 4-й фразы, эксперимент прерывался.

В итоге 26 испытуемых из 40 (65 %), даже испытывая жалость к жертве, продолжали увеличивать напряжение до максимального, пока исследователь не заканчивал эксперимент самостоятельно [21]. После первого опыта Милгрэм провел ряд аналогичных экспериментов с немного отличающимися условиями, результат которых наглядно продемонстрировал, как авторитет оказывает влияние на процесс принятия решений человеком. Ученый в белом халате, даже сохраняя анонимность, казался крайне авторитетной фигурой для большинства студентов. Причем, в 2017 г. польские ученые повторили эксперимент Милгрэма и пришли к выводу, что тенденция подчинения авторитету в обществе только усилилась – 90% участников довели опыт до конца [19].

Авторитет, к которому обращаются, может быть деятелем науки, культуры, весомой политической, или религиозной фигурой. Имя авторитета не сообщается. При этом для большей убедительности он может цитировать или ссылаться на документы, оценки экспертов, свидетельские отчеты, например: «Ученые на основании многолетних исследований установили...», «Доктора рекомендуют...», «Источник из ближайшего президентского окружения, который пожелал остаться неизвестным, сообщает...». Сообщаемая таким образом информация в большинстве случаев далека от правды, но ссылки на мнение авторитета придают ей солидность и вес в глазах обывателей. При этом журналисты не несут никакой ответственности за ложное сообщение, т.к. источник анонимен [12].

6. Ложные аналогии

Склонность человека мыслить аналогиями открывает собой широчайшее поле для манипуляций. Стандартное мышление большинства людей основано на логических связках «причина – следствие», которые кажутся полностью подконтрольными сознанию и здравому смыслу. Связку «конкретная причина – конкретное следствие», которая сработала однажды, мы склонны экстраполировать и на другие ситуации, никак не связанные с первоначальными, создавая таким образом псевдологичные ассоциации [6].

Приведем пример подобных рассуждений. На столе сидит жук. Если ударить по столу, жук испугается стука и убежит. Если сначала оторвать жуку лапки, а потом ударить по столу, то жук останется на месте. Вывод: жуки слышат лапками.

Также ложные аналогии имеют близкую природу с ложными ассоциативными связями. Объект искусственно привязывается к чему-то такому, что воспринимается массовым сознанием как очень плохое (или наоборот – хорошее). Особенно эффективны метафоры, которые, опираясь на ассоциативное мышление, позволяют значительно экономить интеллектуальные усилия. Поэтически выраженная мысль очень соблазнительна: вместо изучения и осмысления конкретной проблемы, её предыстории, сущности и потенциального решения, можно прибегнуть к ассоциациям, которые отсылают к иным, уже изученным состояниям.

Также часто в целях пропаганды пользуются аналогиями между нынешним положением вещей и состоянием, о котором большая часть аудитории имеет абстрактное представление. Например, один российский патриот проводит аналогию: нынешний режим – как во времена Петра Первого. Другой патриот утверждает: режим – как татарское иго. И тот и другой поддались на манипуляцию, только первый – кремля, а второй – оппозиции. Эпоха Петра у большинства обывателей ассоциируется с чем-то однозначно хорошим, а эпоха татаро-монгольского нашествия – с чем-то однозначно плохим. Но никто доподлинно не знает, какими на самом деле были вышеупомянутые времена, поэтому подобные сравнения не легитимны, хоть и эффектны [4].

7. Информационная блокада

Метод заключается в ликвидации возможности противника публично заявлять о своей позиции. Такой вид пропаганды тесно связан с информационным доминированием и цензурой. К ним прибегают как в случае военных действий, так и в мирное время (например, во время выборов). Путём блокировок, ограничений и запретов создаётся информационный вакуум по какому-то вопросу, что приводит к повышенному интересу со стороны общества. А потом информация, выгодная тем, кто блокирует освещение вопроса, резко вбрасывается в массы. Это позволяет обеспечить единую интерпретацию происходящих событий, а другая точка зрения практически недоступна для широкой аудитории [12].

Примером информационной блокады можно считать восстание на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 г. Выступавшие за либерализацию режима китайцы, среди которых преобладали студенты, были жёстко разогнаны военными с применением танков. Протесты продолжались больше месяца, однако, КПК старалась максимально не допустить огласки ситуации в Пекине как в масштабах страны, так и во всем мире. Точное число жертв установить невозможно: по разным оценкам погибло от 200 до 7000 человек. До сих пор эта тема очень табуирована в Китае и любые упоминания о событиях на площади Тяньаньмэнь блокируются [10].

8. «Очевидцы» события

Очень эффективный приём, основанный на создании эмоционального резонанса. Подбираются один или несколько подставных очевидцев событий, которые крайне эмоционально описывают какое-либо событие в нужном свете. Искажение фактов, выдумки, преувеличения, равно как и преуменьшения, эмоций. Особенно действенны образы рыдающих детей, обиженных стариков и молодых инвалидов.

Имена очевидцев зачастую скрываются якобы в целях конспирации. Иногда называются вымышленные. Главное вызвать нужный отклик у зрителя. Шокированная психика ослаблена и способна воспринять ложную информацию, не вникая в нюансы [12].

Ярким примером может послужить репортаж журналистки Первого канала Юлии Чумаковой. В июле 2014 года на Первом вышел сюжет о распятом мальчике: якобы занявшие Славянск украинские военные казнили на площади ребёнка на глазах у его матери и жителей города. О «зверствах» украинских солдат рассказала одна из донбасских беженок – 39-летняя Галина Пышняк. Почти сразу же СМИ выяснили, что сюжет был выдумкой, в чем призналась и сама «очевидица». Однако, первичный эффект интервью вызвал такой сильный резонанс, что некоторые до сих пор апеллируют к этому «событию», которого не было [8].

9. Метод «гнилой селёдки»

Основатель издательского дома «Коммерсант» Владимир Яковлев в своей статье подробно описывает некоторые методы спецпропаганды, которым учили на военной кафедре журналистского факультета МГУ. Один из них – метод «гнилой селёдки», работающий по принципу чёрного пира. Название этого метода отсылает к шведскому деликатесу – Сюрстрёмминг, представляющему собой квашеную сельдь с сильным запахом гниения. Прикоснувшись к Сюрстрёмминг однажды, человек будет своим запахом ещё долго невольно сообщать окружающим о факте своего «общения» с деликатесом. Аналогично, можно добиться у широкой публики чётких ассоциаций между человеком и порочащим его фактом.

Для применения метода «гнилой селёдки» подбирается какое-либо обвинение, подойдёт даже абсолютно ложное. Важно, чтобы оно было максимально грязным и скандальным. Например, сексуальные домогательства, аморальное поведение, растление детей и т.п. Цель вовсе не в том, чтобы доказать вину, а в том, чтобы вызвать её бурное обсуждение.

Как только обвинение становится предметом публичной дискуссии, неизбежно возникают его сторонники и противники, знатоки и эксперты. И, вне зависимости от своих взглядов, все участники обсуждения снова и снова произносят имя обвиняемого в связке с грязным и скандальным обвинением. Таким образом, в одежду жертвы постепенно втирается «гнилая селёдка» до тех пор, пока наконец запах не начинает следовать за ней повсюду [16].

Один из классических вариантов использования метода селёдки – обвинение в принадлежности к фашистской или нацистской идеологии. Сам факт обсуждения уже компрометирует обвиняемого до такой степени, что пропагандистские цели можно считать реализованными.

«Методы «чёрной» пропаганды воздействуют на аудиторию на уровне глубоких психологических механизмов таким образом, что последствия этого воздействия невозможно снять обычными логическими доводами. «Гнилая селёдка» работает за счёт внедрения в сознание аудитории прямой ассоциации между объектом атаки и грязным, скандальным обвинением» [16].

10. Метод «большой лжи»

Метод «большой лжи» немного похож на "гнилую селёдку", но работает иначе. Его суть заключается в том, чтобы с максимальной степенью уверенности предложить аудитории настолько глобальную и неправдоподобную ложь, что практически невозможно поверить, что о таком станут врать. Этот метод получил широкое распространение в нацистской Германии. Адольф Гитлер в книге «Моя борьба» описывает его как «ложь настолько огромную, что никто не поверит в то, что кто-то имел смелость обезобразить действительность так бесстыже» [3].

Трюк здесь в том, что правильно скомпонованная и хорошо придуманная "большая ложь" вызывает у слушателя или зрителя глубокую эмоциональную травму, которая затем надолго определяет его взгляды вопреки любым доводам логики и рассудка.

Особенно хорошо работают в этом смысле ложные описания жестоких издевательств над детьми или женщинами.

Например, новостной телесюжет, показанный 12 и 13 июля 2014 года на «Первом канале» российского телевидения. В репортаже говорилось о якобы имевших место издевательствах украинских силовиков над поддерживавшими ДНР жителями города Славянска, в том числе о распятии трёхлетнего мальчика на глазах у его матери. Крайне эмоциональные «воспоминания» беженки из Славянска впоследствии не только не подтвердились, но и были опровергнуты в ходе журналистских расследований независимых СМИ «Новая газета» и «Дождь» [14]. Но первое сообщение о распятом ребёнке за счёт глубокой эмоциональной травмы, которую оно вызывает, надолго определило взгляды получивших эту информацию людей, сколько бы их ни пытались переубедить с помощью обычных логических доводов [16].

11. Метод «абсолютной очевидности»

Этот метод достигает эффекта небыстро, но зато надолго. Вместо каких-либо доказательств та точка зрения, в которой требуется убедить общественность, систематически подаётся ей как нечто само собой разумеющееся, и поэтому – поддерживаемое преобладающим большинством населения. Человеческая психика автоматически реагирует на мнение большинства, стремясь к нему присоединиться.

Важным условием является признание аксиомы о том, что большинство обязательно должно быть преобладающим, а его поддержка тотальной и безальтернативной – в другом случае «эффекта присоединения» не возникает. Если эти правила соблюдаются, то количество сторонников «позиции большинства» начинает медленно, но верно расти, и со временем увеличивается в геометрической прогрессии. Особенно этот рост происходит за счёт представителей социально-уязвимых слоёв, которые по разным причинам наиболее подвержены «эффекту присоединения». Одним из классических способов внедрения метода «абсолютной очевидности» часто становится публикация результатов так называемых «социологических опросов», показывающих «абсолютное» общественное мнение по той или иной проблеме. Конечно, не требуется при этом, чтобы эти «опросы» имели хоть какое-то отношение к существующей действительности [16].

12. Метод «неизвестного героя»

Суть метода заключается в ложной или гипертрофированной героизации действий или образа единомышленников. В ситуации войны – это героизация отечественных войск, в мирное время – своих политиков, проправительственных деятелей культуры или других авторитетов. При всей внешней примитивности этот метод очень эффективен.

Возьмём пример военного времени. Любая война по умолчанию жестока и бесчеловечна, поэтому всегда вызывает огромное сопротивление человеческой психики. Это сопротивление дополнительно усиливается страхом человека за самого себя и своих близких. Преодолеть это мощнейшее сопротивление можно только противопоставив ему сильную эмоциональную составляющую. Единственный способ победить естественное сопротивление человека войне – это создать у него иллюзию борьбы за высокие моральные ценности, за справедливость, за спасение своих, оказавшихся в беде, которые оправдывают жестокость и бесчеловечность происходящего. И вызвать таким образом сильные эмоциональные реакции, позволяющие преодолеть психологическое сопротивление самой идее войны. Такая пропаганда довольно хорошо работает: люди сами хотят верить в то, что их армия несёт мир и свободу, а не разрушения и горе, потому что с такой картиной мира намного проще жить. Осознавать себя гражданином страны-агрессора довольно неприятно. Именно поэтому в глазах населения своя армия никогда не выглядит армией захватчиков и оккупантов, а исключительно армией освободителей и спасителей [4].

Можно привести примеры применения этого метода советской пропагандой во время Второй Мировой войны: «подвиг 28 панфиловцев», фальсификация которого была неоднократно доказана, подвиг Зои Космодемьянской, усиленная и чрезмерная героизация таких исторических личностей, как Александр Невский, Кутузов, Суворов и др. Манипуляции такого рода в военное время могут быть нацелены на поднятие боевого духа и воодушевление населения, но от этого не перестают быть пропагандой.

В мирное время метод «неизвестного героя» может выражаться в культе личности или в превознесении выбранной социальной страты, объединяющей представителей определённой профессии, национальности, сословия или класса, и т.д. Например, лозунги советской эпохи: «Партия – наш рулевой!», «Слава великому советскому народу, народу-созидателю!», «Слава КПСС!», «Да здравствует верный помощник партии – Ленинский комсомол!», «Спасибо родному Сталину за наше счастливое детство!» Подобные приёмы направлены на объединение людей чувством причастности к избранной группе [11].

13. Невербальные символы

Метод, предполагающий использование пропагандой невербальных символов, используется как вспомогательный, в комплексе с другими. Это символика, созданная с целью вызывать устойчивые эмоции – например, свастика, красная звезда, визуальный образ широко известного национального героя: Дядя Сэм (чьим прототипом, предположительно, был Джефферсон) как олицетворение США, Марианна – персонификация Франции, Родина-мать, широко распространённый символ в СССР [22]. Активное использование символики для целей пропаганды связано с тем, что символы опираются не на логическое мышление, а на ассоциативное, и способны не только быстро вызывать эмоции сами по себе, но и сохранять эмоциональный заряд в течение долгого времени [16].

14. Комментирование

Этот приём не насаждает нужную точку зрения напрямую, а мягко подводит публику к нужным выводам. Формируется такой контекст, в котором мысли человека идут в заданном направлении.

Какой-либо неоднозначный факт преподносится публике ловким комментатором, который предлагает читателю или зрителю несколько вариантов его интерпретации. Его сообщение не передаёт одобрение или неодобрение напрямую, но подаётся так, что интонация, выражение лица, многозначительные паузы, наводящие вопросы часто имеют тот же эффект, что и авторская оценка [4].

Подача информации выглядит весьма объективной, ведь зритель сам сделал выводы, никто не навязывал ему мнение [12].

Это далеко не полный список приёмов пропаганды XXI века, но их используют настолько часто, что хотя бы несколько из них испытывал на себе каждый.

Сегодня, когда информация доступна как никогда раньше, общественное мнение подвергается широчайшим манипуляциям. Основным инструментом формирования общественного мнения является телевидение, однако, даже те, кто его не смотрит, все равно считывают информацию в магазинах, общественном транспорте, в социальных сетях, слышат что-то от коллег, друзей, родственников. И, как следствие, подвергаются мощнейшему воздействию информационного потока. Совокупное воздействие этих информационных потоков влияет на картину мира человека и формирует его взгляды, систему ценностей, отношение к тому или иному событию, и т.д.

Среди учёных и философов ведутся споры относительно того, насколько гуманно использование пропаганды как орудия и оружия. С одной стороны, информационные войны менее разрушительны: обманывать и вводить в заблуждение – не то же самое, что убивать людей и бомбить города. С другой стороны, некоторые виды манипуляций общественным сознанием в долгосрочной перспективе могут точно так же привести к кровавым военным конфликтам. К тому же, искажая восприятие реальности целых народов, манипулятор тем самым нарушает базовые права человека.

Так или иначе, каждый живущий в социуме человек, вне зависимости от местожительства, рода деятельности, увлечений, в той или иной степени испытывает на себе влияние пропаганды. И осведомлённость о техниках и методах манипуляций сознанием позволяет не только избегать или снижать степень влияния пропагандистов, но и анализировать источники и цели этих манипуляций.

Текст статьи
  1. Большая Советская Энциклопедия (БСЭ) [Электронный ресурс]. URL: http://bse.sci-lib.com/ (дата обращения: 02.07.2022).
  2. Бочарников И.Б., Коржавин Ф.Б. Пропаганда как технология манипулирования общественным сознанием // Научно-исследовательский центр проблем национальной безопасности. [Электронный ресурс]. URL: https://nic-pnb.ru/raboty-molodyx-uchyonyx/propaganda-kak-tehnologiya-manipulirovaniya-obshhestvennym-soznaniem/ (дата обращения: 11.07.2020).
  3. Гитлер А. Моя борьба / пер. с нем.; с коммент. ред. М.: Витязь, 1998. 590 с.
  4. Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. М.: Эксмо, 2005. 832 с.
  5. Карепова С.Г., Некрасов С.В., Пинчук А.Н. Пропаганда как метод воздействия на общественное сознание: Общий теоретический аспект // Вестник НГУЭУ [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/propaganda-kak-metod-vozdeystviya-na-obschestvennoe-soznanie-obschiy-teoreticheskiy-aspekt (дата обращения: 01.07.2020).
  6. Киселев M.B. Психологические аспекты пропаганды // Информационный ресурсный центр «Пси-фактор». [Электронный ресурс]. URL: https://psyfactor.org/propaganda7htm (дата обращения: 12.072020).
  7. Мельникова Т.С. Пропаганда как технология политического манипулирования // Власть. 2010. № 8. С. 47-51.
  8. Мусафирова О., Макаренко В. «Мальчика» не было, но он живет // Электронное периодическое издание «Новая газета» [Электронный ресурс]. URL: https://novayagazeta.ru/articles/2015/07/15/64898-171-malchika-187-ne-bylo-no-on-zhivet (дата обращения: 22.06.2022).
  9. Науменко Т.В. Массовая коммуникация и методы ее воздействия на аудиторию // Философия общества. 2004. № 1. С. 100-119.
  10. Окунев Д. Танки после Горбачева: как разгоняли студентов на Тяньаньмэнь [Электронный ресурс]. URL: https://www.gazeta.ru/science/2019/06/04_a_12394045.shtml?updated (дата обращения: 22.07.2022).
  11. Соколов А.К. Советская политика в области мотивации и стимулирования труда (1917 – середина 1930-х годов) // Библиотека электронных ресурсов Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова [Электронный ресурс]. URL: https://www.hist.msu.ru/Labs/Ecohist/OB4/sokolov.htm (дата обращения: 02.07.2022).
  12. Сороченко В. Энциклопедия методов пропаганды. Как нас обрабатывают СМИ, политики и реклама [Электронный ресурс]. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Article/Soroch_-MetPropag.php (дата обращения: 21.06.2022).
  13. Социологическая энциклопедия: в 2 т. Т. 1 / Национальный общественно-научный фонд; рук. науч. проекта Г.Ю. Семигин; гл. ред. В.Н. Иванов. М.: Мысль, 2003. 694 с.
  14. Чумакова Ю. Беженка из Славянска вспоминает, как при ней казнили маленького сына и жену ополченца // Первый канал [Электронный ресурс]. URL: https://www.1tv.ru/news/2014-07-12/37175-bezhenka_iz_slavyanska_vspominaet_kak_pri_ney_kaznili_malenkogo_syna_i_zhenu_opolchentsa (дата обращения: 21.06.2022).
  15. Цуладзе А.М. Большая манипулятивная игра. М.: Алгоритм, 2000. 336 с.
  16. Яковлев В. Пять методов пропаганды в РФ // Независимый Бостонский Альманах "Лебедь" [Электронный ресурс]. URL: https://lebed.com/2015/art6714.htm (дата обращения: 10.07.2022).
  17. Asch, S. E. Forming Impressions of Personality [Электронный ресурс]. URL: https://www.all-about-psychology.com/solomon-asch.html (дата обращения: 19.06.2022).
  18. Dariusz Doliński, Tomasz Grzyb, Michał Folwarczny, Patrycja Grzybała, Karolina Krzyszycha, Karolina Martynowska, Jakub Trojanowski. Would You Deliver an Electric Shock in 2015? Obedience in the Experimental Paradigm Developed by Stanley Milgram in the 50 Years Following the Original Studies // Social Psychological and Personality Science [Электронный ресурс]. URL: https://www.sciencedaily.com/releases/2017/03/170314081558.htm (дата обращения: 07.07.2022).
  19. Goebbels J. P. Erkenntnis und Propaganda// Goebbels J. P. Signale der neuen Zeit. 25 ausgewaelte Reden. Muenchen, 1934. S. 41-49.
  20. Encyclopædia Britannica [Электронный ресурс]. URL: http://www.britannica.com/ (дата обращения: 02.06.2022).
  21. Milgram S. Behavioral Study of Obedience // Journal of Abnormal and Social Psychology[en]. – 1963. – № 67. – С. 376.
  22. Sharp G, PhD National Personifications // The Society Pages [Электронный ресурс]. URL: https://thesocietypages.org/socimages/2010/07/04/national-personifications/ (дата обращения: 04.07.2022).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 13 августа по 19 августа
Осталось 3 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
23 августа
Загрузка в eLibrary
23 августа
Рассылка печатных экземпляров
02 сентября