Понятие и признаки аффекта в уголовном праве

Понятие и признаки аффекта в уголовном праве

Эмоциональное состояние, не являясь юридическим понятием, приобретает ключевое значение при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 107 и 113 УК РФ. В статье дается характеристика аффекта как психологической и уголовно-правовой категории, при этом акцент делается на различиях в их трактовке. Показывается, что с точки зрения психологии при совершении преступления в состоянии аффекта речь должна идти только о прямом умысле, так как виновный желает устранить раздражитель, вызывающий переживания. Рассматриваются особенности состояния лица при длительной психотравмирующей ситуации. Показываются различия между состоянием аффекта и ограниченной вменяемостью. Сделан вывод о том, что лицо, находившееся в состоянии аффекта, может одновременно с этим признаваться ограниченно вменяемым. В связи с этим отмечена необходимость учета ограниченной вменяемости у такого лица в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, при квалификации его деяния по ст. 107 или 113 УК РФ.

Аннотация статьи
ограниченная вменяемость
обстоятельство
смягчающее наказание
привилегированный состав
психология
уголовное право
аффект
Ключевые слова

Аффект – это непродолжительная, однако бурно текущая экспансивная вспышка и одновременно крайне интенсивное волнение (гнев, сообщающийся в ярость, доходящий до ужаса страх). Возникновение эмоции, формирование ее до аффективного состояния – последствие физиологических изменений высшей нервной деятельности.

Неслучайно аффект сопровождается резкими значительными движениями, обнаруживая интенсивное влияние на внутренние органы человеческого организма. В ходе аффекта обостряется деятельность подкорковых центров, расстраиваются обычные взаимные связи между корковыми и подкорковыми отделами головного мозга, расслабляется осознанный контроль над поведением и общением, порой лицо может сделать неосмотрительные поступки, как правило, которые сопровождаются резкостью.

Вслед за тем, как проходит состояние физиологического аффекта, очутившийся в этом состоянии человек на некоторый период, остается безразличным к окружающим, делается апатичным. Тем не менее, он соображает значение собственных поступков и собственно, вследствие этого должен нести уголовно-правовую ответственность за деяние [1, с. 69]. Подобает отметить, что в порыве аффекта человек, тем не менее, способен себя контролировать. Для этого надо располагать крепкой волей и большой сознательностью.

Наряду с термином «аффект» в уголовном праве употребляется и другое обозначение для данной эмоции – «сильное душевное волнение». В психологии понятие сильного душевного волнения признается архаизмом, однако согласно действующему уголовному закону его использование позволительно. В правоприменительной практике, как и в законе, между ними устанавливается знак паритетности. В действующем УК РФ сама конструкция ст. 107, где понятие «аффект» ставится в скобки как термин, истолковывающий понятие «сильного душевного волнения», полагает, что интенсивное душевное волнение и аффект – это одно явление. Притом в русском языке скобки вносят уточнение и детализируют более общее понятие: неожиданно появившееся сильное душевное волнение, к примеру, аффект. Таким образом, психолингвистический разбор отрывков выявляет, что вышеприведенные погрешности в изложении правовых норм в текстах данных статей УК РФ допускают противолежащие вариации их смыслового восприятия, разного уяснения и субъективного расширительного толкования. Следовательно, допускается субъективная трактовка при рассмотрении определенных уголовных дел, тем самым оказывая содействие возникновению терминологической неразберихи, двусмысленности и разночтениям в судебной практике. Законодателю надлежит отказаться от использования двух понятий при установлении одного явления и ликвидировать вероятность расширительной трактовки закона.

Аффект не выказывается элементом психического отношения к общественно опасному деянию. Он представляет обусловленное состояние психики действующего лица, порожденное неблагоприятными внешними условиями, и обладает достаточно ограниченным юридическим значением (при убийстве и умышленном нанесении тяжелого или средней тяжести ущерба здоровью). Подобает обозначить, что в уголовно-правовой науке бытовало мнение, в соответствии с которым аффект почитался в качестве одного из факультативных признаков субъективной стороны преступления [2, с. 88].

Тем самым аффективное состояние не связано с заболеванием психической сферы человека. Совершение уголовного деяния, находясь в аффективном состоянии, признается в качестве проявления болезненного воображения или результата нарушения воли. Лицо, спустя обусловленное время, осмысливает сущность своих действий и вследствие этого признается виновным, в конечном счете, выдвигается обвинение.

Аффект устанавливается как бурный и непродолжительный экспансивный процесс, обнаруживающий воздействие на разум и деятельность человека и сопровождающийся видоизменениями в деятельности двигательной, эндокринной, сердечно-сосудистой и иных систем организма. Аффект, понижая потенциал человека понимать действительный характер и, что более существенно, общественное значение собственных действий (или) руководить ими, и накладывает обусловленную окраску на протекающие в психике виновного умственные и волевые процессы, но не выказывается элементом данных образующих вину процессов. С научной позиции криминальный аффект, будь он физиологический или патологический, должен составлять условие невменяемости, если аргументировано, что находившийся в состоянии подобного аффекта человек не мог руководить своими действиями. Н.А. Подольный отмечает, что так же как патологический аффект исключает вменяемость, т.е. признак субъекта преступления, точно так же физиологический аффект, указывая на сниженные интеллектуальные и волевые возможности человека, характеризует субъекта, а не субъективную сторону преступления [3, с. 64].

Аффекты появляются в напряженных обстоятельствах при неспособности лица отыскать быстрый и здравый выход из тяжелой обстановки. Одно из значительных проявлений аффекта заключается в том, что навязывая субъекту шаблонные действия, он представляет собой обусловленный зафиксировавшийся в эволюции способ аварийного разрешения обстоятельств: бегство, агрессию и т.п. Негативное воздействие чувствований на восприятия и представления умножается в том случае, когда чувства доходят до значительной напряженности, а это случается именно при аффекте.

При аффекте совершается резкое сужение сознания и нарушение умственного и волевого контроля над собственным поведением с дальнейшими потенциальными агрессивными действиями, устремленными против источника экспансивной возбужденности. Не случайно в судебной практике содеявшего преступление под воздействием аффекта человека рассматривают в качестве невменяемого (при патологическом аффекте), либо, по крайней мере, как заслуживающего снисхождения, признавая, что интенсивный аффект резким образом видоизменяет направление психических процессов [4, с. 198].

Аффекты, как правило, мешают естественной организации поведения, его разумности. Они обладают способностью оставлять интенсивные и стабильные отпечатки в продолжительной памяти. Эмоциональная интенсивность, накапливаемая вследствие появления аффективных ситуаций, может суммироваться и, если ей своевременно не предоставить выхода, рано или поздно, ввергнуть к сильной экспансивной разрядке, которая нередко влечет за собой ощущение изнеможения, угнетенности, депрессивного состояния.

Из всего разнообразия аффектов далеко не все обладают юридическим значением. В юридической практике чаще всего наблюдаются аффекты гнева и страха. Аффект гнева (ненависти) относится к защитному рефлексу и носит агрессивный характер. Его особенность заключается в том, что человек чувствует потребность во внезапной разрядке посредством агрессии, как метода достижения наилучшего состояния. Большая часть предусмотренных ст. 107 УК РФ преступлений происходит именно под воздействием аффекта гнева.

Аффект ну страха появляется от действительной или мнимой опасности для самых значимых благ человека и соединен с безусловным оборонительным рефлексом. Он приобретает юридическое значение при превышении мер необходимой обороны, ответственность за которое наступает лишь при умышленной форме вины, соответственно при бесспорности неадекватности посягательства и защиты (ст. 61 УК РФ), что несвойственно для аффекта. Таким образом, если насилие порождено аффектом страха, то оборонительные действия лица должны считаться правомерными.

Суммируя сказанное, можно сделать вывод о том, что аффект – это неоднозначное и разностороннее явление, порождающее научный интерес многих исследователей. Проведенное рассмотрение юридической и психологической литературы, а кроме того уголовного законодательства дает возможность установить общие и отличительные признаки аффекта.

Аффект – это неожиданное, непродолжительное и весьма энергоемкое состояние, которое в обобщенном смысле можно именовать эмоциональным «взрывом», появляющимся в экстремальных ситуациях, при неспособности лица отыскать надлежащий выход из сформировавшейся ситуации. В его основе располагается внутренний конфликт, вызываемый противоречиями между устремлениями, влечениями и желаниями или же противоречиями между требованиями, предъявляемыми человеку (также самому себе), и возможностями их осуществить [5, с. 487].

При состоянии аффекта отмечается диффузный характер волнения: аффект занимает личность всецело: ее ум, эмоции и волю. Имея свойства доминанта, он замедляет не соединенные с ним процессы психики и навязывает некий шаблонный способ «аварийного» разрешения обстановки (оцепенение, бегство, агрессия). Аффект характеризуется экзальтированностью, все охватностью и угнетающим действием на психику человека, что искажает отражательные и контрольные функции.

Сознание в подобном состоянии интенсивно дезорганизуется: расстраивается внимание, аргументы поведения не осмысливаются, цели не конкретизируются, до чрезвычайности активизируются импульсивные действия, которые располагают лишь общей устремленностью. Побуждающим фактором деятельности в этой точке является то чувство, эмоция, которое целиком и полностью захватывает человека.

Пониженный сознательный контроль над поведением способствует нарушению субординации установок личности: при аффекте деформируются правовые установки индивидуума, даже основные из них, которые составляют его жизненные убеждения. Человек принимает решение совершить любое (даже противоправное) действие, лишь с целью освобождения его от сильно травмирующего раздражителя.

Вследствие ослабления волевой регуляции нарушается узловой принцип в поведении – его избирательность. Действия становятся машинальными и шаблонными, разнясь силой (обратно соразмерной уровню их сознательности) и многократностью, что может быть неверно принято за «особую жестокость» [6, с. 114].

Не любое эмоциональное состояние может квалифицироваться как юридически значимое и оказывать влияние на правовые следствия, соответственно не любой «психологический аффект» будет признан правовым аффектом. Психологический аффект может прийти вследствие экзальтации и взвинчивания.

Во-первых, правовой аффект характеризуется единством и своеобразием в зависимости от вида, а кроме того воздействием на личность, повергающим к уменьшению ее возможности быть субъектом правоотношений. Во-вторых, правовой аффект существенно ограничивает свободу воли и волеизъявления субъекта. В-третьих, он влечет приход обусловленных юридических последствий и ответственности.

Эмоции в виде аффекта также являются автономным признаком субъективной стороны состава преступления. Аффект влияет на процесс мотивации и цели, что определяет специфику мотива и цели преступления, содеянного в состоянии аффекта. Сложившаяся под воздействием аффекта цель предполагает более интенсивное, чем обычно, устремление к достижению результата, так как превалирует волевой аспект психической деятельности.

Это позволяет прийти к умозаключению, что правовой аффект – это не какое-либо конкретное, определенное эмоциональное состояние; это понятие, которое позволяет установить цельную совокупность юридически важных эмоциональных состояний, соответствующих вполне обусловленным требованиям, опосредованным правовыми нормами. Следовательно, при выдвижении догадки о присутствии или отсутствии аффекта у определенного лица в период совершения преступления недостаточно получить ответ о том, что аффект был или его не было. На данный вопрос должен следовать развернутый ответ: был или не был физиологический, патологический, кумулятивный или другой вид правового аффекта.

Текст статьи
  1. Кузьмина Н.В. Аффект: понятие и уголовно-правовое значение // Вестник Костромского государственного технологического университета. 2008. № 19. С. 69-71.
  2. Шарьюрова Ю. Понятие «аффект» в уголовном праве // Закон и право. 2010. № 2. С. 88-89.
  3. Подольный Н.А. Понятие «аффект» в уголовном праве // Государство и право. 2003. № 4. С. 62-67.
  4. Бабичев А.Г. Анализ уголовного законодательства об убийстве, совершенном в состоянии аффекта // Евразийский юридический журнал. 2014. № 8. С. 198-199.
  5. Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации: научное и судебное толкование: научно-практическое пособие. Под ред. А.В. Галаховой. М.: Норма, 2014. С. 736.
  6. Коломина А.В., Комарова Л.К. Страх как фактор правовых аффектов // Вестник Владимирского юридического института. 2010. № 4. С. 113-115.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 16 сентября по 30 сентября
Осталось 5 дней до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
БЕСПЛАТНО
Размещение электронной версии
05 октября
Загрузка в elibrary
05 октября
Рассылка печатных экземпляров
09 октября