научный журнал «Актуальные исследования» #34 (113), сентябрь '22

Инклюзивное образование: правоприменительная практика и права человека

В статье анализируется правоприменительная практика формирования инклюзивных классов на примере общеобразовательной школы. На основе анализа работы в специальном коррекционном классе дана оценка соответствия практики применения ФЗ «Об образовании» в части инклюзивного образования трудовому праву учителя и правам обучающихся на достойное образование.

Аннотация статьи
инклюзивное образование
права человека
ОВЗ
правоприменительная практика закон
трудовое право учителя
Ключевые слова

Идея инклюзивного образования появилась в связи с ратификацией Российской Федерацией в 2012 году Конвенции о правах инвалидов от 13 декабря 2006 г. С этого времени государством активно стало внедрять механизмы обеспечения равного доступа людей с ограниченными возможностями здоровья ко всем сферам жизнедеятельности, в том числе и к образованию.

В результате нормативных преобразований в Федеральный Закон РФ «Об образовании в Российской Федерации» введено такое понятие как «инклюзивное образование». Закон обозначил инклюзивное образование как «обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей» (ст. 2 пункт 27) [5].

Инклюзивное образование – это такая организация процесса обучения, когда все дети, независимо от их физических, психических, интеллектуальных, культурно-этнических, языковых и иных особенностей, включены в общую образовательную среду и обучаются по месту жительства в общеобразовательных учреждениях, которые оказывают необходимую специальную поддержку детям с учетом их возможностей и особых образовательных потребностей.

В данной статье будет рассмотрена правоприменительная практика инклюзивного образования в общеобразовательной школе и то, как эта практика приводит к нарушению прав ребенка на достойное образование и трудовых прав учителей, работающих в инклюзивном классе.

Во исполнение ФЗ «Об образовании» Министерством Просвещения Российской Федерации от 22 марта 2021 года был издан приказ № 115 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам – образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования», в котором говорится о том, что «образование обучающихся с ограниченными возможностями здоровья может быть организовано как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах, группах или отдельных Организациях. Количество обучающихся с ограниченными возможностями здоровья устанавливается из расчета не более 3 обучающихся при получении образования совместно с другими обучающимися» [2].

Данная формулировка позволяет исполнителям формировать классы по количественному принципу. Это может означать, что в одном классе могут обучаться дети с ОВЗ по нескольким программам, но не более трех. Таким образом, формально приказ не нарушен, но заявленные задачи инклюзивного образования не только сведены к нулю. Мало того, условия труда учителя и обучения детей в инклюзивном классе ухудшились по сравнению с обучением в обычном не инклюзивном классе.

Рассмотрим одну модель инклюзивного образования, подразумевающую обучение детей с ОВЗ, то есть с ограниченными возможностями здоровья, в урочной форме при постоянной полной инклюзии. В данном случае ребенок с ОВЗ – это физическое лицо, имеющее недостатки в физическом и (или) психологическом развитии, подтвержденные психолого-медико-педагогической комиссией и препятствующие получению образования без создания специальных условий.

Под специальными условиями в Федеральном законе «Об образовании» понимаются использование специальных образовательных программ и методов обучения и воспитания, специальных учебников, учебных пособий и дидактических материалов, специальных технических средств обучения коллективного и индивидуального пользования, предоставление услуг ассистента (помощника), оказывающего обучающимся необходимую техническую помощь, проведение групповых и индивидуальных коррекционных занятий, обеспечение доступа в здания организаций, осуществляющих образовательную деятельность.

И так, постоянная полная интеграция ребенка с ОВЗ предполагает обучение на равных с нормально развивающимися детьми в одном классе.

Какие достоинства данной модели с полной и постоянной интеграцией предполагают радетели инклюзивного образования? Предполагается, что:

  • при наличии специально созданных условий для обучения детей с ОВЗ будет происходить адаптация и интеграция больных детей в социум.
  • Обучение детей в инклюзивном классе воспитывает отзывчивость у здоровых детей [3].

Но при этом специалисты отмечают и недостатки полной постоянной интеграции:

  • Работа педагога с учащимися на уроке одновременно по нескольким программам;
  • Высокие требования к квалификации и уровню профессионализма учителя, который одновременно должен выступать в качестве педагога-дефектолога, а также хорошо владеть технологией дифференцированного обучения [1].

Казалось бы, недостатки, указанные выше, преодолимы, достаточно лишь профинансировать дополнительное обучение учителя на курсах повышения квалификации и поставить учителя перед фактом о необходимости более качественной подготовки к урокам. Налицо – экономия государственного бюджета, учитывая сокращение до минимума спецшкол и спец интернатов.

Но известная идиома «Дьявол кроется в деталях» наглядно иллюстрирует то, кажущаяся простота в части обеспечения инклюзивного образования закона «Об образовании», приводит к нарушению конституционных прав детей, получающих образование в инклюзивном классе, и педагогов, работающих в этих классах.

Рассмотрим механизм данного нарушения на примере формирования одного инклюзивного класса в МБОУ Рассветовской СОШ.

На сегодняшний день я работаю в специальном коррекционном классе, где обучаются дети с разным уровнем развития (физического, психического, интеллектуального).

Поскольку в 2015 г. были введены образовательные стандарты для каждой группы детей с ОВЗ, то учитель обязан работать по этим стандартам. Рассмотрим состав моего класса по видам образовательных программ.

Количество обучающихся: 10

Количество обучающихся по АООП НОО (вариант 7.1) 5 человек

Количество обучающихся по АООП НОО (вариант 7.2) 4 человека, один из которых ребенок с НОДА

Количество обучающихся по АООП НОО для учащихся с УО 1 человек

Таким образом, при подготовке к урокам педагог обязан обеспечить каждому ребенку равный доступ к образованию, как того требует закон и Конституция. Если в обычном, не инклюзивном классе, подготовка к уроку направлена на качество образования и занимает определенное время учителя, то подготовка к уроку в инклюзивном классе, где учитель обязан по стандарту интегрировать несколько программ (у меня 3) и учитывать особенности развития ребенка с НОДА, времени занимает (по грубому подсчету) в 3 раза больше.

Что нам говорит ТК РФ по этому поводу? Трудовой Кодекс сложившая ситуация не нарушает. Увеличивая ненормированную часть педагогического труда в разы, государство учителю оплачивает только его нормированную часть. Таким образом, мы видим явную финансовую уловку, позволяющую экономить бюджет за счет интенсификации труда учителя.

А теперь посмотрим, как это выглядит на практике более детально.

Сравним 3 учебных плана для 1 СК класса на 2021-2022 учебный год.

Рис. 1. Учебный план для обучающихся 1 СК класса на 2021-2022учебный год

Несоответствие учебных планов приводит к тому, что учитель часть летнего отпуска (вместо отдыха и восполнения работоспособности на следующий год) тратит на приведение в приблизительное соответствие учебных планов с рабочими программами и календарно-тематическим планированием.

Рис. 2. Интегрированный учебный план для 1мСК класса на 2021-2022 учебный год

На рис.2 показан интегрированный учебный план в соответствие с СанПиНом. Его можно изменить, но предложенная интеграция наиболее безболезненна. Вариант 7.1 (выделен желтым цветом) в данном случае взят за основу. С ним интегрируются все остальные программы.

Например, на русский язык варианта 7.1 учебным планом предусмотрено 4 часа в неделю, варианта 7.2 – 2 часа в неделю, варианта УО – 2 часа. Чем будут заниматься ребята, обучающиеся по программе варианта 7.2 и УО на русском языке еще 2 часа в неделю? С русским языком интегрируются 2 часа внеурочной деятельности «Ликвидация пробелов в знаниях по русскому языку», предусмотренные учебным планом для варианта 7.2. С русским языком интегрируются и 2 часа из учебного плана для УО по таким предметам как «Речевая практика» (1 час) и «Технология. Ручной труд» (1 час).

На предмет «Математика» варианта 7.1 предусмотрено 4 часа, варианта 7.2 -3 часа, варианта УО – 3 часа. С математикой интегрируется 1 час «Технологии» (для варианта 7.2) и 1 час «Речевой практики» (для УО).

На предмет «Литературное чтение» вариантом 7.1 предусмотрено 4 часа, вариантом 7.2 – 3 часа, УО – 2 часа. На уроках литературного чтения ребят варианта 7.2 занимаем предметом ИЗО (1 час), УО занимаем также предметом ИЗО (1 час) и предметом «Речевая практика» 1 час.

Таким образом, мы выравниваем учебный план по «Окружающему миру» для вариантов 7.1 и 7.2 с «Миром природы и человека» для УО, «Изобразительное искусство» и «Технология» для всех программ.

Как же этот интегрированный учебный план будет отражен в календарно-тематическом планировании? Для образца возьмем русский язык.

Рис. 3. Календарно-тематическое планирование по русскому языку на неделю

По датам мы видим, чтобы выдать 1 урок русского языка, учителю необходимо подготовить 3 разные темы по разным программам, обеспечить способы подачи материала для каждой категории учащихся, найти точки соприкосновения, найти методы, позволяющие проконтролировать усвоение темы. И такая ситуация относится к каждому предмету учебного плана.

Педагог в начальной школе в обычном классе ежедневно готовится к 4-5 урокам/темам. Его оплачиваемая нагрузка при 5-дневной учебной недели составляет 18- 25 часов. В инклюзивном классе при той же нагрузке учитель ежедневно готовит 12-15 тем, что равнозначно подготовке к 12-15 урокам, а в неделю это равнозначно недельной нагрузке в 60-75 часов. Трудозатраты педагога в инклюзивном классе вырастают в 3 раза, а оплата производится по тарифной ставке учителя, работающего в обычном классе.

Немыслимая перегрузка, которой подвергается учитель, чиновников не волнует. Как долго сможет педагог работать в таком режиме? Налицо нарушение Конституции РФ ст.37 п. 3. «Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации…».

Теперь рассмотрим структуру одного из типов такого интегрированного урока в соответствие с ФГОС.

Рис. 4. Структура урока по ФГОС в инклюзивном классе

Желтым цветом в таблице выделено время, предусмотренное на каждый этап урока в обычном классе. Из него вычитается время на прохождение этапов для каждого типа программ. Так мы видим, для усвоения темы урока учащимся по АООП НОО (вариант 7.1) предлагается не 40 минут, как в обычном классе, а 19 минут, учащимся по АООП (вариант 7.2) не 40 минут, а всего лишь 12.5 минут, а для детей с УО достается лишь 10,5 минут вместо положенных 40. Таким образом, на прохождение учебной программы каждого варианта сокращается примерно пропорционально их количеству.

Закон «Об образовании» говорит об «обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей» (ст. 2 пункт 27). О каком равном доступе может идти речь? В инклюзивном классе время на усвоение учебной программы у детей отбирается.

Теперь рассмотрим соответствие инклюзивного образования психофизическим особенностям детей с ЗПР и УО. У детей с ЗПР низкий уровень работоспособности, быстрая утомляемость, объем и темп работы ниже, чем у нормального ребенка. Информацию, идущую от учителя, ученик воспринимает замедленно и так же ее перерабатывает, а для более полного восприятия он нуждается в наглядно-практической опоре и в предельной развернутости инструкций. Словесно-логическое мышление недоразвито, поэтому ребенок долго не может освоить свернутые мыслительные операции.

Умственно отсталым требуется значительно больше времени, чтобы воспринять предлагаемый им материал (картину, текст и т.п.). Замедленность восприятия усугубляется еще и тем, что из-за умственного недоразвития они с трудом выделяют главное, не понимают внутренние связи между частями, персонажами и пр. Эти особенности при обучении проявляются в замедленном темпе узнавания, а также в том, что учащиеся часто путают графически сходные буквы, цифры, предметы, сходные по звучанию звука, слова и т.п. Особенности психических процессов умственно отсталых учащихся влияют на характер протекания их деятельности. Из-за непосильности предъявляемых требований у некоторых детей развивается негативизм, упрямство (Б.И. Пинский [4]).

Если при уменьшении времени на усвоение программы в инклюзивном классе, ее объем остается прежний, то интенсивность нагрузки для детей с задержкой и умственным отставанием вырастает при интеграции 2 программ в среднем 2 раза, а при интеграции 3 программ - в 3 раза Такая интенсивность работы на уроке не соответствует психофизическим особенностям ребенка с ОВЗ, что является нарушением методики преподавания. Уменьшение же объема учебной нагрузки нарушает ФГОС, а, следовательно, ущемляет права детей в инклюзивном классе на достойное, качественное образование.

Дополнительным моментом, ухудшающим качество обучения детей с ОВЗ по разным программам то, что работа с одними детьми отвлекает внимание других. У каждого второго стоит синдром дефицита внимания и гиперактивности, легкое когнитивное расстройство, плохо управляемая импульсивность. Обучение в инклюзивном классе ставит их, страдающих психическими и поведенческими расстройствами, в заведомо худшее положение по сравнению с детьми, обучающимися по единой программе.

Подведем итог.

Выполняет ли инклюзивное образование те функции, которые задекларированы в законе «Об образовании»? Однозначно, нет. В том виде, в котором трактуют чиновники, инклюзивное образование с разными образовательными программами в одном классе ведет:

  • к дискриминации учителей, работающих в инклюзивных классах, связанной с ухудшением условий труда, вызванных повышением его интенсивности пропорционально количеству программ и несоответствием его оплаты;
  • к истощению, выгоранию, потере здоровья педагогов;
  • к увеличению перевода детей на индивидуальное обучение. Родители желают, чтобы с их детьми занимались в полную силу, а не по остаточному принципу. Государство на обучение одного ребенка – индивидуала тратит столько же, сколько на целый класс. Количество детей- индивидуалов в нашей школе ежегодно увеличивается, а значит растут бюджетные затраты государства на образование;
  • к тому, что дети не получают качественного образования.
  • дискриминации детей с ОВЗ. Многочисленные стандарты разделяют детей в инклюзивном классе на тех, кому яблоки, а кому мандарины. Разделяя детей на «особенных» и «нормальных», создается почва для буллинга, порождается детская агрессия.

Такую порочную правоприменительную практику породил приказ Министерства Просвещения РФ от 22 марта 2021 года № 115 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам - образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования», и соответствующие этому приказу: Постановление Главного государственного санитарного врача России от 28.09.2020 № СП 2.4.3648-20, Санитарные правила Главного государственного санитарного врача России от 28.09.2020 № 28 «Об утверждении санитарных правил СП 2.4.3648-20 "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям воспитания и обучения, отдыха и оздоровления детей и молодежи».

Организация инклюзивного образования должна быть приведена в соответствие с Конституцией РФ, законом «Об образовании» и Трудовым Кодексом РФ. Для этого работу в инклюзивных классах, где будут обучаться дети с равным интеллектуальным потенциалом, необходимо организовать по единым программам, по единому учебному плану.

Для государства это будет стоить определенных затрат. Один класс – одна программа – ключевой принцип обеспечения прав ребенка, получающего достойное и качественное образование. Но если государство заявило о необходимости инклюзии, значит оно готово взять на себя ее обеспечение без ущемления прав человека.

Текст статьи
  1. Алмазова О.В., Брызгалова С.О., Тенкачева Т.Р. Проблемы интеграции и инклюзивного образования детей с ограниченными возможностями здоровья в трудах Владимира Васильевича Коркунова. Педагогическое образование в России, М., 2014, №1, С. 41.
  2. Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам - образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования. - Приказ Министерства Просвещения РФ от 22 марта 2021 года № 115.
  3. Педагогика и психология инклюзивного образования. Казань, «Познание», 2013 г. С.11.
  4. Пинский Б.И. Психологические особенности деятельности. - М., 1962.
  5. Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 14.07.2022) "Об образовании в Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.07.2022).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 01 октября по 07 октября
Осталось 3 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
11 октября
Загрузка в eLibrary
11 октября
Рассылка печатных экземпляров
21 октября