научный журнал «Актуальные исследования» #39 (118), октябрь '22

Опыт научно-исторической реконструкции биографии Киевского князя Кия

Рассматриваются методологические вопросы возможности научно-исторической реконструкции биографии Киевского князя Кия на основе мифологической информации о нем, как аспект междисциплинарной научной дисциплины «историческая реконструкция» в контексте теоретической мифологии, источниковедения и археологии.

Аннотация статьи
история
летописи
легенды
Русь
князь Кий
Ключевые слова

Впервые имя князя Кия встречается во вступлении «Повести временных лет» в виде компиляции легенды о трёх братьях и сообщения о его посещении Константинополя [5, с. 127]:

«Некоторые же говорят, что Кий был перевозчиком; был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: «На перевоз на Киев».

Если бы был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду; а этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к царю, то, говорят, что великих почестей удостоился от царя, к которому он приходил.

Когда же возвращался, пришел он к Дунаю, и облюбовал место, и срубил городок невеликий, и хотел сесть в нём со своим родом, да не дали ему живущие окрест; так и доныне называют придунайские жители городище то – Киевец. Кий же, вернувшись в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались» /1/, /2/.

Впервые легенда о трёх братьях появляется в армянской «Истории Тарона», автором которой является Зеноб Глак (300–350 гг. н.э.) в которой упоминается о том, как два брата «инда» Деметр и Гисаней, изгнанные из родных мест, нашли убежище у царя Валаршака, пожаловавшего им землю Тарой. Через пятнадцать лет Валаршак убил братьев [3, с. 55]:

«…и дал власть трем их сыновьям — Куару, Мельтею и Хореану. Куар построил город Куары, …а Мельтей построил на поле том свой город и назвал его по имени Мельтей, и Хореан построил свой город в области Палуни и назвал его по имени Хореан. И по прошествии времени… Куар, Мельтей и Хореан поднялись на гору Куркея и нашли там прекрасное место… так как были там просторы для охоты и прохлада… и построили там селение и поставили они двух идолов, одного по имени Гисанея, другого по имени Деметра» /3/.

В трансформированном виде эта легенда появляется в работе готского историка Иордана (? – после 551) «О происхождении и деяниях гетов» (De origine actibusque Getarum, или Гетика (Getica)), написанной в VI веке, и относится уже к русам [4]:

«Вероломному же племени росомонов, которое в те времена служило ему [Германариху] в числе других племен, подвернулся тут случай повредить ему.

Одну женщину из вышеназванного племени [росомонов], по имени Сунильду [солнечная], за изменнический уход [от короля], её мужа, король [Германарих], движимый гневом, приказал разорвать на части, привязав её к диким коням и пустив их вскачь. Братья же её, Cap и Аммий, мстя за смерть сестры, поразили его в бок мечом. Мучимый этой раной, король влачил жизнь больного…» /4/.

Об основании Киева упоминается в одном из русских летописных сводов, дошедших в рукописи XVIII века [2, с. 68]:

«Бысть основание его в лето от Христа 334».

Эта версия, как полагает историк М.Ю. Брайчевский (1924 – 2001) [1], восходит к трудам византийского писателя Никифора Григоры (1295 – 1360), который рассказывает легенду о том, что сразу после утверждения христианства (между 324 и 330), в Византийской империи к Константину приходили правители разных стран, чтобы получить из царских рук символ власти. Среди этих паломников упоминается и «повелитель Руси», который получил от императора титул и сан «царского кравчего» (императорского придворного). Можно предположить, что в этом случае речь шла о предшественнике Киевского князя Кия за 166 лет до нападения последнего на Константинополь.

Большинство историков, не смотря на сообщения об основании Киева в 334 году, относят время жизни Кия ко времени правления византийского императора (с 527 г.) Юстиниана I Великого (483 – 565) /5/.

Это версия представляется недостаточно обоснованной, так как во время его правления уже существовал военно-политический союз между Византией и Русью, в результате которого, в составе регулярных византийских войск принимали участия славянские отряды и военачальники.

Так Прокопий Кесарийский (500–565) в своем трактате «Войны с готами», свидетельствует, что Юстиниан ласково обошелся с антским военачальником Хильбудием и поручил ему защищать имперские рубежи по Дунаю /6/:

«На четвертом году (530 г.) своей единодержавной власти император, назначив этого Хильбудия начальником Фракии, поставил его для охраны реки Истра, приказав ему следить за тем, чтобы жившие там варвары не переходили реку».

Вещественным подтверждением реальности Хильбудия является найденная под Константинополем надгробная плита с надписью: «Хильбу-дий сын Самбатаса», датированная 559 годом.

Надпись: «Хильбудий сын Самбатаса», подтверждает происхождение Хильбудия из Киева, где, по сообщению Константина Багрянородного (905–959), находилась крепость, называвшаяся Самбатас /7/.

Известны имена и других византийских военачальников славянского происхождения – Дабрагез, Усигард, и др. /8/.

Таким образом, совокупность византийских источников дает основание считать Кия реальным историческим персонажем – Киевским князем, жившим ранее правления Юстиниана Великого.

Результаты археологических раскопок на территории Киева свидетельствуют о контактах Киева с Византией в правления византийских императоров Анастасия I и Юстиниана I. Были найдены монеты, амфоры, многочисленные ювелирные изделия, относящиеся к этим периодам [6].

Учитывая, то, что в правление Юстиниана I военно-политические связи Руси и Византии были уже устойчивыми, следует предположить, что формирование этих связей началось в период правление Анастасия I (491–518). Таким образом, из источниковедческого анализа и археологических данных можно предположить, что князь Кий жил на рубеже V – VI веках, и около 500 г. вполне мог ходить на Константинополь.

Анастасий I, чтобы уберечь Константинополь от разорения, предпочёл заключить с Кием мирный договор, о котором сообщает автор «Повести». Этот договор во многом определил взаимоотношения Руси и Византии на протяжении всего правления Юстиниана I.

Таким образом, источниковедческий и археологический анализ позволяет сделать следующий вывод.

Князь Кий был реальной исторической личностью, правивший союзом поднепровских славян на рубеже V – VI веков.

Он не являлся основателем Киева, который в то время фактически был посадом при портовой крепости Самбатас.

Легенда о его византийском походе, очевидно, легла в основу решения Святослава Игоревича о переносе столицы Руси с Днепра на Дунай.

Примечания.

/1/ Косвенным подтверждением сообщения о византийском походе Кия может служить оборонительная система города, так называемая «Длинная стена».

В 507–512 годах для защиты от нападений славян была реставрирована и достроена линия укреплений от Селимбрии на Мраморном море до Дерконта на Чёрном море, получившая название стена Анастасия (историк Евагрий Схоластик называл её «знаменем бессилия и памятником трусости»). Длина стены составляла около 45 км.

Возможно, что решение о реконструкции стены, Анастасий принял под давлением условий мирного договора с Кием, которые предполагал нарушить.

/2/ В середине 10 века Киевский князь Святослав, воспитанный болгарской княжной Ольгой, очевидно, знал легенду о попытке Кия основать столицу Руси на Дунае, поэтому перед самой смертью Ольги в 969 году говорил ей: «Нелюбо мне быть в Киеве, но хочу жить в Переяславце на Дунае, ибо тот есть сердце земли моей…».

/3/ Предполагается, что Деметр и Гисаней были выходцами из Индии, поэтому Зеноб Глак называет их «индами».

/4/ Этот мотив казни впоследствии трансформировался в легенду гибели князя Игоря в плену древлянского князя Мала, и последующей мести Ольги за смерть мужа.

/5/ Разногласие в этом вопросе, очевидно, связано с тем, что в IV веке, на месте последующего Киева находилась крепость Самватас, посад вокруг которой во временя Кия приобрёл его имя «Киев-град», но при этом сохранял и своё исконное название «Самватас» вплоть до конца X века. Вероятней всего, «Самватас» это эллинизированный вариант скифского топонима «Самвай» в значении «резиденция кагана (столица)»

/6/ Прокопий Кесарийский отмечает: вышло так, что «анты и славяне рассорились между собой и вступили в войну... в этой войне анты были побеждены врагами», и «один славянин взял в плен юношу, едва достигшего зрелости, по имени Хильбудия». Затем враждующие племена примирились, а юноша-раб Хильбудий был куплен каким-то антом. Купленный вскоре рассказал своему новому хозяину, что он родом ант и потому, придя в родную землю, будет свободным согласно существующему в антском обществе закону. В связи с этим сообщением П.Н. Третьяков (1909 – 1976) сделал вывод: «Рабом у антов мог быть лишь чужеземец; порабощение же соплеменников запрещалось обычным правом (правовым обычаем)».

Анализ этнических связей антов и славян позволяет сделать вывод о том, что Хильбудий попал в плен в результате междоусобных войн и был передан, а не продан, при обмене пленными. Для византийцев такой обмен был, очевидно, не понятен, и в сообщении слово «обмен» было заменено на более понятное «продан». Так в 538 г. в византийской провинции Мезии было разрешено продавать и закладывать для выкупа пленников церковную утварь, не подвергать никакому отчуждению завещанное или подаренное на выкуп имущество.

В то же время надгробная надпись, дает иной вариант происхождения Хильбудия. Вероятно, он действительно происходил из Киева, но попал к антам как дружинник в юношеском возрасте, где сделал карьеру успешного военачальника, за что был принят на военную службу в Византии.

/7/ Топоним упоминается в трактате Константина «Об управлении Империей» (ок. 948 года) в главе «О росах, отправляющихся с моноксилами из Росии в Константинополь», в переводе Г.Г. Литаврина (1925 – 2009), где есть следующее сообщение:

«...Итак, все они спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самватас...»

Таким образом, Константин отождествлял крепость Самватас с владением Кия.

Славянская этимология названия Самватас предложена польским лингвистом С.Роспондом (1906 – 1982), реконструировавшим топоним как Samvatas — Samvadas — Sаvodъ, заводь-суводь, в значении стоянки речных судов.

/8/ Чешский историк-славист Любор Нидерле (1865 – 1944) читал его имя по-славянски как Доброгост.

Единственным источником, содержащим информацию о Дабрагезе является «История» Агафия Миринейского (536 – 582). Под 554 годом, при описании военных действий между Византией и персами, Дабрагез упоминается вместе с Усигардом. Они возглавили византийские войска в количестве не более 600 всадников. Эти войска были посланы против персов. Когда персидский отряд двинулся на Оногурис, всадники во главе с Дабрагезом и Усигардом обратили их в бегство.

Агафий (536 - 582) в своей «Истории» упоминает Усигарда как военачальника на службе у Византии в 554 и 555 годах н.э.

Следует отметить, что Доброгост коррелируется с именем Келагаст – князь Антского союза. По сообщению Менандра Протектора (вт. полов. VI века) он был сыном Идаризия, антского князя и имел брата Мезамира. Во второй половине VI в. войска Аварского каганата совершали нападения на племена, входившие в состав Антского союза. Для выкупа некоторых пленных из своего народа вожди решили послать Келагаста с братом, как послов к аварскому кагану Баяну для переговоров. Однако, они были убиты (по данным некоторых историков, из-за высокомерия Мезамира).

Текст статьи
  1. Брайчевский М.Ю. Утверждение христианства на Руси. – Киев, Наукова Думка, 1989. - 295 с.
  2. Гиляров Ф. Предания русской начальной летописи. - М.: Типография «Современных Известий», 1878. – 325 с.
  3. Марр Н.Я. Книжные легенды об основании Куара в Армении и Киева на Руси // Избранные работы. Т. V, М.-Л., 1935. – 669 c.
  4. Мишулин А.В. Древние славяне в отрывках греко-римских и византийских писателей по VII в. н. э. //Вестник древней истории (ВДИ), 1941, т. 1(14), 236 с.
  5. Повести Древней Руси XI – XII века / Составитель Н.В. Понырко. – Л.: Лениздат, 1983. – 574 с.
  6. Толочко П. П. Новые археологические исследования Киева (1963-1978) // Новое в археологии Киева. - Киев, 1981.
Список литературы