научный журнал «Актуальные исследования» #41 (120), октябрь '22

Институты и нормы гражданского и публичного права в законодательстве о несостоятельности

В статье автор анализирует институты и нормы гражданского и публичного права в законодательстве о несостоятельности. На основе анализа выявлены баланс частных и публичных интересов как принцип правового регулирования банкротства, обозначены современные проблемы, требующие законодательного решения.

Аннотация статьи
банкротство
должник
публичный интерес
частное право
публичное право
нормы права
кредиторы
Ключевые слова

Институт банкротства в своем развитии прошел несколько этапов становления, каждый из которых характеризовался определенными подходами к данному институту, отражающими социально-культурные и политические реалии общества. Даже на современном этапе развития банкротство претерпевало ряд изменений в подходе к его понимаю.

Как показал анализ, производство по делам о несостоятельности (банкротстве) имеет самостоятельную правовую природу, представляя собой отдельный вид арбитражного производства, который иногда в научной литературе именуют конкурсным производством. Имея общие родовые черты иных видов гражданских судопроизводств, в частности, особого, искового и исполнительного, тем не менее, конкурсное производство обладает специфическими, характерными только для него, изъятиями и особенностями: и специальные цели производства, и уникальный состав участвующих деле лиц, и характерный порядок удовлетворения требований кредиторов, и специфичность процедур банкротства, и многое другое.

Анализ института несостоятельности (банкротства) в российском праве показал, что он имеет исключительно индивидуальный, самобытный путь становления и развития, не пересекающийся исторически с правовым регулированием иных видов «классических» гражданских производств.

В настоящее время все правовые средства в рамках института несостоятельности (банкротства) должны преследовать не только цели защиты прав и законных интересов организации, ее кредиторов, работников, но и цели защиты национальных интересов России, обеспечения ее финансовой стабильности. Сочетание частноправового и публично-правового регулирования, как в сфере частных, так и в сфере публичных отношений является закономерным процессом правового развития. Все элементы единой системы права тесно переплетены. Частное право не может существовать без публичного, которое обеспечивает и защищает нормальное функционирование частного. При всей важности деления права на частное и публичное, они выполняют общую задачу – регулирование общественных отношений для обеспечения прав и свобод их субъектов, а потому в этом смысле они едины.

Поскольку банкротство состоит в невозможности должника исполнить денежные обязательства перед кредиторами, в том числе и государством, которая должна быть устранена при проведении специальных процедур, федеральным законом от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определена очередность исполнения обязательств.

Одной из процессуальных особенностей производства о несостоятельности (банкротстве) в России является рассмотрение в рамках дела о банкротстве отдельных споров с участием должника. Данные правила подсудности обеспечивают, во-первых, концентрацию (нахождение) всех доказательств, связанных с деятельностью должника, в одном суде, во-вторых, возможность реализации конкурсными кредиторами равных прав при несостоятельности (банкротстве) должника, в том числе на участие в рассмотрении требований о включении в реестр требований кредиторов, на осуществление контроля за формированием и расходованием конкурсной массы, в данном случае определение происходит по нормам гражданского права [1, с. 76].

Задачей суда является защита прав и законных интересов не только непосредственных участников обособленного спора (должника, кредитора, заявившего требование о включении в реестр требований кредиторов должника), но и всех иных кредиторов, обязательства перед которыми должником не исполнены.

Следующей проблемой является отсутствие в судебной практике однообразия подходов к разрешению споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований, аффилированных с должником, в том числе контролирующих его, лиц. Так, в деле о банкротстве было установлено: контролирующее должника лицо изначально предоставило заем не в условиях имущественного кризиса. Суды тем не менее признали требование о возврате займа подлежащим удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты, исходя из следующего. После наступления согласованного в договоре срока возврата займа контролирующее должника лицо не принимало мер к его истребованию [3, с. 26].

Такое поведение было обусловлено тем, что к этому моменту изъятие финансирования повлекло бы возникновение имущественного кризиса на стороне должника.

Суды указали следующее: невостребование контролирующим лицом займа в разумный срок после истечения срока, на который он предоставлялся, равно как отказ от реализации права на досрочное истребование займа, предусмотренного договором или законом (например, п. 2 ст. 811, ст. 813 ГК РФ), или подписание дополнительного соглашения о продлении срока возврата займа по существу являются формами финансирования должника. Если такого рода финансирование осуществляется в условиях имущественного кризиса, позволяя должнику продолжать предпринимательскую деятельность, отклоняясь от заданного п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве стандарта поведения, то оно признается компенсационным с отнесением на контролирующее лицо всех рисков, в том числе риска утраты данного финансирования на случай объективного банкротства [3, с. 26].

Каждая правовая позиция высшей инстанции относительно субординации требований кредиторов в процедурах банкротства ценится в профессиональном юридическом сообществе. Этот вывод позволяет защитить требования банков-кредиторов, основанные на предоставленном должнику финансировании (кредите), при последующем появлении признаков аффилированности с последним. Опираясь на фактуру и предложенную Верховным Судом юридическую квалификацию обстоятельств настоящего дела, кредитные организации смогут обезопасить себя во взаимоотношениях с должником [3, с. 26].

Этим объясняется обязанность суда проводить более тщательную проверку обоснованности требований в деле о банкротстве по сравнению с обычным исковым производством. К доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением задолженности, предъявляются повышенные требования; судебное исследование этих обстоятельств должно отличаться большей глубиной и широтой по сравнению с обычным спором.

Неустраненные контролирующим лицом разумные сомнения относительно того, являлось ли предоставленное им финансирование компенсационным, толкуются в пользу независимых кредиторов.

В деле о банкротстве определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, требование контролирующего должника лица включено в реестр с удовлетворением в третью очередь. Суды сослались на то, что возражающий по требованию независимый кредитор не доказал факт предоставления финансирования в ситуации имущественного кризиса [2, с. 98].

Традиционное для отечественного правопорядка преобладание публичного (государственного) интереса над частными интересами граждан с возвращением к частноправовому регулированию преобразовалось в преимущественную защиту интересов гражданского оборота, на базе которой теперь должен устанавливаться искомый баланс частных и публичных интересов в его современном понимании.

Институт несостоятельности (банкротства) является неотъемлемым механизмом рыночной экономики. Данный тезис неоднократно в последнее время находил свое подтверждение. В условиях стабильной экономической ситуации несостоятельность (банкротство) выполняет фильтрационные для рынка и гражданского оборота функции: устраняет потенциально нежизнеспособных и поддерживает обладающих потенциалом для восстановления и продолжения деятельности субъектов. Достижение этих целей осуществляется с помощью арсенала специальных правовых инструментов, воплощенных в процедурах банкротства и детализированных правовыми средствами в рамках каждой из процедур.

Текст статьи
  1. Несостоятельность (банкротство): Учебный курс. В 2 т. / Под ред. д. ю. н., проф. С.А. Карелиной. Т. 1. М., Статут. 2019. – 629 с.
  2. Пирогова Е. С. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): учебник для вузов. – М.: Юрайт, 2019. – 441 с.
  3. Журавчак В. Десять дел из практики высших судов, которые повлияют на работу банков в 2022 году // Банковское обозрение. Приложение «FinLegal». 2022. № 1. С. 26-31.
Список литературы