В статье дана характеристика критериям определения крупных сделок. Сделан вывод о том, что новые количественно-качественные критерии определения крупных сделок являются шагом вперед по сравнению с ранее использовавшимися исключительно количественными критериями. Вместе с тем выявлено ряд проблем в действующем правовом регулировании крупных сделок и предложено ряд мер по имплантации в законодательство Российской Федерации положений, направленных на улучшение ситуации в данной сфере.

Аннотация статьи
гражданское право
крупная сделка
категории крупных сделок
взаимосвязанная сделка
критерии крупной сделки
Ключевые слова

На сегодняшний день легальное понятие крупной сделки отсутствует, однако в федеральных законах, регламентирующих деятельность хозяйственных обществ (ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ФЗ «Об акционерных обществах), а также в федеральных законах, регламентирующих деятельность автономных бюджетных учреждений существуют критерии для признания сделки крупной. Следует отметить, что некоторые исследователи относят такой подход к недостаткам действующего правового регулирования. Так, Л.С. Кутузова считает, что крупные сделки – это институт, который должен иметь юридическое значение для всех видов юридического лица, вне зависимости от формы такого лица, структуры собственности или иных показателей [1, с.548].

Таким образом, федеральный законодатель в 2016 г. ввел двойной, количественно-качественный критерий, в рамках которого сделки признаются крупными. Сам факт наличия качественного элемента в критерии определения сделки, как крупной, следует считать положительным моментом. Так, не должна рассматриваться в качестве крупной сделка, сумма которой превышает 25% балансовой стоимости активов общества, но связана с текущей деятельностью предприятия. Данная сделка, учитывая предыдущий характер деятельности такого предприятия, не выходит за пределы своей обычной деятельности и не должна считаться крупной.

Вместе с тем недостаточно проработанной в действующем правовом регулировании следует считать ситуацию, когда сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности общества, но не превышает 25% от балансовой стоимости активов общества. В некоторых бизнесах, особенно в финансовом сегменте (банковская деятельность, страховая деятельность), даже совершение выходящей за обычную хозяйственную деятельность сделки, составляющей 5-10% от активов общества, может нанести такому обществу непоправимый урон. Вместе с тем в этом случае, исходя из действующего правового регулирования, одобрение сделки не требуется, что следует считать недостатком действующего правового регулирования.

По мнению ряда ученых, законодатель должен отказаться от количественного критерия для определения крупной сделки в пользу качественного. Количественный критерий, можно использовать исключительно в контексте возложения бремени доказывания на стороны при рассмотрении исков, связанных с признанием крупных сделок недействительными. Так, в том случае если обозначенный количественный критерий является выполненным, то бремя доказывания того факта, что сделка не является крупной, возлагается на ответчика.

При этом следует отметить, что частично вышеобозначенная проблема решена в действующем правовом регулировании с помощью механизма взаимосвязанных сделок. Вместе с тем, как справедливо отмечает М.М. Ильичева, понятие взаимосвязанной сделки отсутствует в действующем правовом регулировании [2, с. 154]. Это, в свою очередь, приводит к правовой неопределенности в вопросе того, какие сделки считать взаимосвязанными.

Исходя из вышеизложенного, следует отметить, что в ФЗ № 343 [3, ст. 2], количественно-качественный критерий для признания сделки крупной является серьезным шагом вперед по сравнению с ранее существовавшим нормативным регулированием, устанавливающим лишь количественные критерии для признания сделки крупной.

Еще одним существенным признаком, позволяющим относить сделку к числу крупных, является ее выход за пределы обычной хозяйственной деятельности юридического лица. В то время как в теории отечественного права не сложилось единого понимания и критериев определения такой деятельности, судебная практика гибко и довольно эффективно подходит к данному вопросу. Для отнесения к обычной хозяйственной деятельности возможно сопоставление сделки как со сделками, совершенными обществом ранее, так и со сделками иных организаций, осуществляющих аналогичные виды деятельности, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее.

До принятия Федерального закона № 343-ФЗ, формальным критерием разграничения обычной хозяйственной деятельности в правоприменительной практике являлось сравнение регулярности совершения сделок данного вида в обществе на схожих условиях и связь сделок с видами деятельности, перечисленными в уставе общества, которым присвоен соответствующий код Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД).

В целом в судебной практике складывается подход, по которому некоторые виды сделок могут быть отнесены к обычной хозяйственной деятельности лишь узкого специализированного круга участников гражданского оборота. При этом в подавляющем числе случаев признаются выходящими за пределы обычной хозяйственной деятельности сделки, которые связаны с отчуждением основных средств юридического лица.

Также важно отметить, что в настоящее время действует презумпция, в силу которой сделка признается совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности и, соответственно, бремя доказывания возлагается на оспаривающую данный факт сторону. Наиболее распространенным основанием для отказа в удовлетворении требований о признании крупной сделки недействительной является непризнание спорной сделки крупной. При этом чаще всего суды признают спорные сделки совершаемыми в рамках обычной хозяйственной деятельности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что принятые в 2016 году изменения законодательства в исследуемой области правоотношений были в действительной мере восприняты и применены в рамках системы судебной власти. Как учеными-правоведами, так и правоприменителями, была дана положительная оценка фактам закрепления в законодательстве понятия сделки, не выходящей за пределы обычной хозяйственной деятельности, упразднение критерия убыточности при оспаривании крупных сделок, установление презумпции добросовестности контрагента, конкретизация и более детальное раскрытие перечня ситуаций, при которых не применяются законодательные положения о крупных сделках. В то же время в доктрине права продолжается рассмотрение проблематики, связанной с выработкой оптимального содержания понятий «крупные сделки», «взаимосвязанные сделки» и критериев их установления.

Продолжительность и объем дискуссий по исследуемому вопросу еще раз подчеркивает значение института крупных сделок для всех обществ, осуществляющих хозяйственно-экономическую деятельность, независимо от формы, вида или типа конкретного юридического лица.

В связи с этим, по-прежнему важным вопрос остается установление точной дефиниции крупной сделки на законодательном уровне. Как нам представляется, законодатель в этом вопросе путем перечисления наиболее значимых функциональных критериев крупной сделки уже определил элементы модели такой сделки, что со временем приведет к появлению соответствующего определения. Крупной сделкой следует признавать любую сделку (или несколько сделок, объединенных по признакам, установленным законом), в результате исполнения которой юридическое лицо лишается возможности осуществлять свою основную деятельность, или вид (виды) деятельности, предусмотренный учредительным документом, или в результате которой произойдет изменение сферы деятельности или масштабов деятельности юридического лица (в том числе территорий, на которых осуществляется деятельность), или в результате которой юридическое лицо на постоянное или длительное время лишается существенной части своих активов (при отсутствии иных перечисленных признаков). В качестве общего правила можно установить, что, если иное не предусмотрено специальным законом, под лишением существенной части активов понимается утрата 50 и более процентов таких активов. Кроме того, целесообразным могло бы являться установление специального порядка совершения таких сделок, в который включалась бы соответствующая система правовых механизмов, защищающих интересы контрагентов общества, ее участников, акционеров и, конечно же, кредиторов.

Текст статьи
  1. Кутузова Л.С. К вопросу о понятии крупной сделки в теории, российском законодательстве и судебной практике / Л.С. Кутузова // Уральский журнал правовых исследований. 2019. №4 (5). С. 540-55
  2. Ильичева М. М. Особенности процедуры одобрения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, общим собранием акционеров общества / М. М. Ильичева // Проблемы экономики и юридической практики. 201 №1. С. 153-157.
  3. О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность: Федеральный закон от 007.2016 № 343-ФЗ // Рос. газ. 08.06.2016. № 149.
  4. О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью: Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 г. № 28 // Вестник ВАС РФ. 201 № 6.
  5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 26.10.2021) // СЗ РФ. 012.1994. № 32. Ст. 3301.
  6.  Об акционерных обществах: Федеральный закон от 212.1995 № 208-ФЗ (ред. 14.07.2022) // СЗ РФ. 27.12.1995. № 1. Ст. 1.
  7.  О некоммерческих организациях: Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ (ред. от 14.02022) // СЗ РФ. 24.01.1996. № 3. Ст. 145.
  8. Об обществах с ограниченной ответственностью: Федеральный закон от 002.1998 № 14-ФЗ (ред. от 25.02.2022) // СЗ РФ. 08.02.1998. № 28. Ст. 3261.
Список литературы