Главная
АИ #48 (127)
Статьи журнала АИ #48 (127)
Психическое здоровье современного учителя в условиях дистанционной работы

Психическое здоровье современного учителя в условиях дистанционной работы

Автор(-ы):

Темникова Мария Алексеевна

Секция

Психология

Ключевые слова

профессиональный стресс
психическое здоровье
стресс
здоровье
педагогический работник
дистанционный формат работы

Аннотация статьи

В рамках данной статьи рассматриваются некоторые теоретические аспекты психического здоровья современного учителя.

Текст статьи

В начале 2020 г. учителям, ученикам, родителям учащихся, школьной администрации пришлось быстро осваивать новые инструменты и форматы работы, находясь при этом под сильнейшим давлением внешних обстоятельств, вызванных пандемией COVID‑19.

Традиционно к профессиям, подверженным риску выгорания, относят педагогические, в том числе профессию преподавателя всех уровней системы образования [6, 8].

Отечественные психологи подчеркивают, что состояние психической напряженности преподавателей обусловлено их деятельностью, педагогическим общением и личностными особенностями [9].

Угроза профессионального выгорания возрастает из-за ряда характеристик педагогической деятельности, таких как:

  1. рутинность, алгоритмизация, повторяемость элементов и технологичность деятельности (стереотипность, шаблонность);
  2. социальные обязательства и ответственность за результаты своего труда;
  3. ургентное давление и перегрузки из-за массива информационных потоков;
  4. принятие решений в ситуации неопределенности с целью разрешения актуальных проблем при дефиците времени и обратной связи;
  5. отсроченность и относительность итогов педагогической деятельности и другие.

Дополнительно можно обозначить статусно-ролевые стрессоры деятельности педагогических работников (например, ролевой конфликт, отверженность в референтной группе, действие полоролевых стереотипов, психологическая несовместимость с коллегами) и организационные стрессоры (слабая корпоративная культура, неблагоприятные условия труда, неэффективный стиль руководства и т. д.) [12].

По данным современных международных исследований, они подвержены стрессу больше, чем представители других профессий.

За последнее десятилетие исследования профессионального стресса и стрессоустойчивости педагогов стали особенно актуальны. Они достаточно разнообразны, но немногочисленны.

В статье М. В. Васильченко и Л. Д. Желдоченко «рассмотрен феномен профессионального стресса в педагогической деятельности, доказано, что в стрессовой ситуации у преподавателей начальной школы со средним уровнем личностной тревожности доминирует просоциальная модель поведения, а с высоким – преобладает непрямая модель поведения» [1].

С ростом личностной тревожности учителей начальных классов снижается частота использования активной и просоциальной модели поведения и возрастает использование пассивной, асоциальной, прямой и непрямой моделей.

И. А. Новикова, М. С. Зехова изучали психологический стресс педагогов, проходящих процедуру аттестации, и доказали, что большинство из них демонстрируют признаки психологического стресса во время прохождения аттестационных процедур [5].

Основными стресс-факторами в этот период выступают возрастание нагрузки, нарушение режима труда и отдыха, необходимость работать в выходные, праздники и после работы, конфликты с коллегами и руководством, страх экспертной оценки и публичных выступлений. Во время стресса учителя часто используют эмоционально-ориентированные и достаточно редко – проблемно-ориентированные копинг-стратегии.

Введение карантинных и других мероприятий из-за распространения коронавирусной инфекции, ситуация самоизоляции и полный или частичный переход на дистанционную форму обучения, не может не вызывать стресс как у детей, так и у учителей.

Это связано с тем, что люди оказались в совершенно новых ситуациях, с которыми ранее не сталкивались, а адаптация к таким условиям всегда требует времени.

Высокий уровень эмоционального дистресса требует внимания и помощи со стороны школьного психолога, так как в сопровождении нуждаются все категории участников образовательного процесса: обучающиеся, родители, педагоги, администрация школ.

Но учителям, как специалистам, имеющим знания и навыки психологической самопомощи, школьные психологи традиционно уделяют меньшее внимание, забывая, что работа учителя всегда связана с высокими эмоциональными нагрузками.

Пандемия повлияла не только на психическое состояние учащихся, учителя также накопили высокий уровень стресса с начала пандемии. Недавние зарубежные исследования показали, что во время локдауна учителя испытывали стресс от необходимости адаптироваться (в рекордно короткие сроки), чтобы проводить онлайн-занятия [9]. Этот стресс часто сопровождался симптомами тревоги, депрессии и нарушения сна в результате увеличения рабочей нагрузки.

Не так много исследований, проведенных во время пандемии, изучают симптомы стресса, тревоги и депрессии среди учителей, но проведенные исследования показывают, что у них есть симптомы нарушений.

Недавнее исследование арабских специалистов показало, что эта пандемия привела к тому, что учителя столкнулись с такими проблемами, как тревожность, депрессия, конфликты в семье, и все это ограничивает их способность правильно преподавать [8].

Исследование, проведенное в трех городах Китая во время пандемии, оценило распространенность тревожности среди учителей и обнаружило, что она составляет 13,67%, причем женщины более тревожны, чем мужчины, а пожилые люди более симптоматичны [11].

Другое исследование, проведенное в марте 2020 также в Китае, показало, что распространенность симптомов стресса у учителей составляет 9,1% и что важно поддерживать их психологически [13]. В исследовании, проведенном в Испании в начале пандемии, учителя также сообщали о рабочей нагрузке, психосоматических проблемах и истощении [12].

Более того, предыдущие исследования показали, что работа на дому с использованием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) может вызывать чувство напряжения, тревоги, истощения и снижения удовлетворенности работой [10], а во времена пандемии это были единственные инструменты, доступные учителям.

Неприятные эмоции, связанные с работой, с истощением психологических ресурсов, уже давно являются темой частого обсуждения среди специалистов в области образования, психологов и медицинских исследователей. Это может произойти потому, что долгосрочный характер симптомов приводит к истощению, создавая меньше уверенности в их способности выполнять свою работу и затрудняя управление поведением учащихся.

К этому новому контексту следует добавить, что профессия учителя всегда приносила с собой дополнительный стресс из-за чрезмерных рабочих нагрузок, проблем межличностного общения.

Представители педагогической профессии испытали психологический дискомфорт в начале нового 2020-2021 учебного года. Результаты многочисленных зарубежных и отечественных исследований указывают на важность охраны психического здоровья учителей для обеспечения как благополучия учащихся, так и высокого качества преподавания.

 Поэтому особая психологическая помощь должна оказываться тем учителям, которые наиболее уязвимы к воздействию внешних факторов, чтобы они могли лучше справляться с этим кризисом и, следовательно, лучше выполнять свою преподавательскую роль.

Список литературы

  1. Васильченко М. В., Желдоченко Л. Д. Феномен профессионального стресса в педагогической деятельности // Мир науки. – 2017. – Т. 5, № 6.
  2. Гольцман Е. Век тревоги // Наука и жизнь. – 2001. – №2. – С. 53-61.
  3. Касл С.В. Эпидемиологический подход к изучению стресса в труде // Психология труда и организационная психология: современное состояние и перспективы развития: Хрестоматия / Сост. и ред. А.Б. Леонова, О.Н. Чернышева. – М., 1995. – С. 144-179.
  4. Надеина Л.Е. Анализ профессиональной заболеваемости педагогов //Вестник Донецкого педагогического института. 2018. №2.
  5. Новикова И. А., Зехова М. С. Психологический стресс у педагогов, проходящих процедуру аттестации // Медицинская психология в России. – 2011. – № 5.
  6. Самоукина Н.В. Психология и педагогика профессиональной деятельности. – М.: Ассоциация авторов и изд. «ТАНДЕМ»: ЭКМОС, 1999. – 351 с.
  7. Селье Г. Стресс без дистресса. – М.: Прогресс, 1992. – 124 с.
  8. Al Lily, A. E., Ismail, A. F., Abunasser, F. M., and Alhajhoj, R. H. (2020). Distance education as a response to pandemics: Coronavirus and Arab culture. Technol. Soc. 63:101317. doi: 10.1016/j.techsoc.2020.101317
  9. Besser, A., Lotem, S., and Zeigler-Hill, V. (2020). Psychological Stress and Vocal Symptoms Among University Professors in Israel: Implications of the Shift to Online Synchronous Teaching During the COVID-19 Pandemic. J. Voice Official J. Voice Foundat. S0892-1997, 30190–30199. doi: 10.1016/j.jvoice.2020.05.028.
  10. Cuervo, T. C., Orviz, N. M., Arce, S. G., and Fernández, I. S. (2018). Technostress in Communication and Technology Society: Scoping Literature Review from the Web of Science. Archivos Prevencion Riesgos Laborales 2018, 18–25. doi: 10.12961/aprl.2018.21.1.04
  11. Li, Q., Miao, Y., Zeng, X., Tarimo, C. S., Wu, C., and Wu, J. (2020). Prevalence and factors for anxiety during the coronavirus disease 2019 (COVID-19) epidemic among the teachers in China. J. Affect. Dis. 277, 153–158. doi: 10.1016/j.jad.2020.08.017/
  12. Prado-Gascó, V., Gómez-Domínguez, M. T., Soto-Rubio, A., Díaz-Rodríguez, L., and Navarro-Mateu, D. (2020). Stay at Home and Teach: A Comparative Study of Psychosocial Risks Between Spain and Mexico During the Pandemic. Front. Psychol. 11:566900. doi: 10.3389/fpsyg.2020.566900/
  13. Zhou, X., and Yao, B. (2020). Social support and acute stress symptoms (ASSs) during the COVID-19 outbreak: deciphering the roles of psychological needs and sense of control. Eur. J. Psychotraumatol. 11:1779494. doi: 10.1080/20008198.2020.1779494

Поделиться

272

Темникова М. А. Психическое здоровье современного учителя в условиях дистанционной работы // Актуальные исследования. 2022. №48 (127). Ч.II.С. 87-89. URL: https://apni.ru/article/5081-psikhicheskoe-zdorove-sovremennogo-uchitelya

Похожие статьи

Другие статьи из раздела «Психология»

Все статьи выпуска
Актуальные исследования

#24 (206)

Прием материалов

8 июня - 14 июня

Остался последний день

Размещение PDF-версии журнала

19 июня

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

28 июня