Главная
Конференции
Стратегия развития социально-гуманитарных наук в современном мире
Лингвистическая экспрессивность в тексте английской литературной сказки

Лингвистическая экспрессивность в тексте английской литературной сказки

Автор(-ы):

Брандаусова Александра Вячеславовна

Секция

Филологические науки

Ключевые слова

лингвистическая экспрессивность
литературная сказка

Аннотация статьи

Статья посвящена лингвистической категории экспрессивности и способам ее реализации в тексте английской литературной сказки.

Текст статьи

Основным способом создания экспрессивности в тексте является актуализация (или выдвижение) элементов высказывания. Общий смысл этого явления состоит в намеренном подчеркивании при помощи языковых средств смысловых сторон высказывания и выражении авторского отношения к ним.

Н.М. Ладисова, изучая экспрессивные маркеры жанрового стиля английской литературной сказки, выделила три основных механизма создания экспрессивности в данных текстах [4, с. 53]:

  1. Необычность функционирования тех или иных элементов в тексте. Эта группа является самой многочисленной по количеству входящих в нее средств актуализации. Необычность функционирования языковых элементов в тексте достигается двумя путями, а именно: необычным отбором языковых элементов и необычной их организацией. Необычный отбор языковых элементов заключается в отклонении каких-либо языковых средств от языковой нормы, что порождает экспрессию на всех уровнях языка. Источником для создания лингвистической экспрессивности является также необычная организация языковых элементов, заключающаяся в их повторе. Повтор может иметь формальное воплощение в единицах плана выражения (фонемах, морфемах, словах, синтаксических конструкциях), либо заключаться в единицах плана содержания (синонимах, антонимах и т.д.).
  2. Нарушение однородности стилистического контекста.
  3. Использование интенсификаторов.

К экспрессивным или маркированным единицам помимо традиционных тропов и фигур речи, с присущей им внутренней (ингерентной) экспрессивностью, относятся также те многочисленные языковые единицы, которые приобретают экспрессивность только в определенном речевом контексте (или обладают адгерентной экспрессивностью) и могут быть выделены только в связи с содержанием произведения. Диалектизмы приобретают экспрессивную значимость на фоне литературного языка; профессионализмы, термины – при перенесении из одного функционального стиля в другой; архаизмы – при употреблении в контексте, не свойственном времени повествования и т.д.

Реализация функции воздействия в тексте литературной сказки наблюдается на разных языковых уровнях: фонологическом, морфологическом, лексическом, синтаксическом. На лексическом уровне разделение единиц с точки зрения реализации их экспрессивных свойств на маркированные и немаркированные часто произвести проще, чем на синтаксическом. Приведем пример отрывка, в котором наряду с фактами лексического и фонетического уровня, реализующими функцию воздействия, находятся также и синтаксические конструкции: парентетические внесения, повторы.

A REAL WITCH spends all her time plotting to get rid of the children in her particular territory. Her passion is to do away with them, one by one. It is all she thinks about the whole day long. Even if she is working in a supermarket or typing letters for a businessman or driving round in a fancy car (and she could be doing any of these things), her mind will always be plotting and scheming and churning and burning and whizzing and phizzing with murderous bloodthirsty toughts.
(R. DahlThe witches”)

Данный отрывок из сказки писателя Р. Дала наглядно демонстрирует, что разделение языковых единиц на нейтральные и маркированные проще всего провести на уровне лексики. Использование отрицательно-оценочного эпитета «murderous bloodthirsty thoughts» (убийственные кровожадные мысли), обращает на себя большее внимание исследователя, по сравнению, например, с использованием парентетического внесения (and she could be doing any of these things), выполняющим функцию уточнения и создающего атмосферу дружеской беседы. Использование рифмы (whizzing-phizzing) является нетипичным явлением для художественной прозы. Применение этого средства в данном отрывке способствует созданию сильного экспрессивного эффекта, что, по-нашему мнению, скорее привлечет внимание исследователя к звукоподражательным словам, чем использование парентезы.

Не ставя перед собой задачи детального изучения эстетически значимых элементов всех уровней языковой организации английских литературных сказок, мы все же позволим себе остановиться на некоторых из них, чтобы продемонстрировать тот богатейший пласт лексических и фонетических средств, на котором функционируют синтаксические единицы.

Среди фонологических средств, используемых авторами английских литературных сказок, особое место занимает звукоподражание. Звуковая имитация, позволяя авторам литературных сказок усиливать эмоциональное воздействие на читателя, является неотъемлемой стилистической особенностью сказки вообще и литературной сказки, в частности. Отличительной особенностью стиля английской литературной сказки является преимущественное употребление прямого звукоподражания.

Прямое изображение звуков производится в сказках посредством одного ономатопа, повтора одного и того же ономатопа, сочетанием различных ономатопов с чередующимися корневыми гласными, повтором одной и той же буквы (гласной или согласной), сочетанием различных букв. Наиболее часто используемым средством звукоизображения являются одиночные ономатопы и их повтор:

The pen wipers and the pencil sharpeners, millions and millions, are marching with drums, drumming, Ta rum, ta rum, ta rum tum tum.
(C.Sandburg “How Googler and Gaggler, the Two Christmas babies came home with monkey Wrenches”)

Отличительной особенностью сказок следует считать преобладание в них индивидуальных звукоподражаний. Авторы, в целях большей наглядности и точности звукоподражания, выходят за рамки словаря и создают новые окказиональные ономатопы либо от уже существующих (kerplunk, kersplash, flumpity), либо по аналогии с ними (splat по аналогии со splash):

And down he went over the green? Slippery rock into the water – kersplash!
(
A.BlytonBrer Rabbit Book”)

С точки зрения источника звука в литературных сказках представлены следующие группы звукоподражаний:

а) звуки представителей фауны:

  • лай собаки – wuff! Wuff! Ruff! Ruff! Arf! Arf!

- Wof! Woof! Rowf! Rowf!

  • мяуканье кошки - meeowowowowowow!

- mieumieumieumieu!

  • жужжание пчел – ZZZZZZZZZZZ! Buzz-buzz! Zooooom!
  • воркование голубя – squeak! Squeak!
  • писк мыши – tee-hee-hee!

б) звуки, производимые неодушевленными предметами:

  • звонок телефона br-rr-rr!
  • гудок автомобиля whee-ee-ee! Whoo-oo-oo! Honk! Honk!
  • бой часов – ding! Ding! Tick-tick!
  • звук дверного звонка – ding-dong-a-ling-dang!

в) звуки, произносимые людьми:

  • чихание buckychow! Kerchaya!

- A – choo! Katchoo!

  • вдох – whoosh!
  • крик owooooo!

г) звуки природы:

  • завывание ветра – whoooooeeeee! Whooooooooo!

- шум дождя – pitter-patter!

  • звук падающих дождевых капель Plop! Plop!

д) звуки, возникающие при движениях различного рода:

  • звук при падении на землю crash! Crack! Bump! Bounce!
  • стук в дверь tap-tap! Blam-blim! Rat-tat!
  • удар топора pow!

Специфику звукоподражаний в литературных сказках характеризует: высокая частотность звукоизображения посредством отдельного ономатопа или его повтора; звукоподражание посредством букв; высокая частотность междометных ономатопов; наличие большого числа индивидуальных звукоподражаний; наличие большого числа ономатопов, изображающих звуки фауны и звуки, производимые при различного рода движениях; полисемия ономатопов [4, с. 93].

В работе «Значение и смысл созвучий в современном английском языке» М.В. Давыдов и Г.Т. Окушева указывают на важность исследования фонестемных повторов в тексте английской литературной сказки. Авторы, анализируя произведение «The Wind in the Willows» К. Грэхэм, указывают на употребление чрезвычайно выразительных случаев фонестем:

So he scraped and scratched and scrabbled and scrooged, and then he scrooged again and scrabbled and scratched and scraped, working busily with his little paws and muttering to himself, ‘Up we go! Up we go!’ till at last, pop! His snout came out into the sunlight, and he found himself rolling in the warm grass of a great madow.

Авторы отмечают, что в данном случае дело не ограничивается минимальной звуковой выразительностью, т.е. тем, что повтор ассоциируется с неоднократно повторяющимся действием, и говорят о наличии определенного звукового образа, поскольку все слова из этой последовательности являются звукоподражательными. Показательно, что та же последовательность слов повторяется уже в обратном порядке, что свидетельствует о важности не столько определенного порядка производимых действий, сколько наличия во всех этих действиях одного и того же элемента, фонестемы skr, которая имеет четкую ассоциацию с царапаньем.

М.В. Давыдов и Т.Г. Окушева также подчеркивают, что анализируемое предложение является частью первого абзаца книги, и удивляться тому, что оно максимально насыщено различного рода созвучиями не стоит (хотя после такого яркого повтора звуков можно было бы и не употреблять других повторов в рамках того же предложения). Авторы указывают на повтор звука «i» (6 раз), сопровождаемый повтором звука «l» (3 раза), что создает идеальные условия для изображения коротких быстрых движений. В результате синтагма, предшествующая восклицанию «up we go, произносится с ускоренным темпом.

Далее в этом предложении используется звукоподражательное слово «pop», и, наконец, в этом же предложении есть два повтора snout» и «sunlight», «grass» и «great»), в заключительных синтагмах предложения, включающих «sh-sh, gr-gr» наблюдается явное преобладание тона над шумом, увеличенное число носовых сонорных.

М.В. Давыдов и Т.Г. Окушева приходят к выводу о том, что завершающие предложение созвучия не ассоциируются с какими-либо конкретными образами, а лишь усиливают поэтичность, или лиричность звучания последних синтагм (последние синтагмы по своему звуковому составу очень похожи на синтагмы одного из предшествующих предложений «Spring was moving in the air above», лиричность звучания которого очевидна). Авторы подчеркивают, что, во-первых, в детской художественной литературе созвучия выполняют в основном, изобразительную функцию, а, во-вторых, в данных произведениях мы гораздо чаще, чем в каком-либо другом виде литературы сталкивается не с отдельными созвучиями, а с комбинациями созвучий, которые дополняют друг друга в изображении той либо иной картины [3, с. 90-97].

На огромный экспрессивный потенциал фонем – единиц диакритического уровня, функционирующих на метасемиотическом уровне в тексте произведений словесно-художественного творчества, указывает Т.Б. Назарова, приводя пример паронимической аттракции из книги Дж. Роулинг «Гарри Поттер и тайная комната» [5, с. 315-316]:

For a few minutes there was silence as they all read their letters. Harry’s told him to catch the Hogwarts Express as usual from King’s Cross station on September first. There was also a list of the new books he’d need for the coming year.

SECOND –YEAR STUDENTS WIIL REQUIRE:

The Standard Book of Spell, Grade 2 by Miranda Goshawk

Break with a Banshee by Gilderoy Lockhart

Gadding with Ghouls by Gilderoy Lockhart

Holidays with Hags by Gilderoy Lockhart

Travels with Trolls by Gilderoy Lockhart

Voyages with Vampires by Gilderoy Lockhart

Wandering with Werewolves by Gilderoy Lochkart

Year with Yeti by Gilderoy Lockhart.

Следует отметить, что литературным сказкам свойственна конвергенция экспрессивных средств, создаваемая с помощью использования аллитерации параллельно с другими экспрессивными средствами:

1) аллитерация + эпитеты:

And at last a mouse came, a sneaking, slippery, quick little mouse. (C. SandburgHow Bozo the Buster Busted all his Buttons when a Mouse Came”) (Интересно отметить, что аллитерация в данной сказке встречается уже в самом в названии.)

2) аллитерация + сравнение:

All the spot cash money he got for selling everything, pigs, pastures, pepper pickers, pitchforks, Gimme the Ax put in a ragbag and slung on his back like a rag picker going home. (C. Sandburg “How They Broke away to go to The Rootabaga Country”)

3) аллитерация + звукоподражание:

At last they heard the sound of slow shuffling footsteps approaching the door from the inside. (K. GrahamThe wind in the Willows”)

Неоднократный повтор фрикативных форм в данном примере направлен на изображения шарканья.

4) аллитерация + перечисление + полисиндетон:

A moment afterwards there were awful noises – barking, baying, growls and howls, squealing and groans.
(B. Potter “The Tale of Jemima Puddle-Duck”)

5) аллитерация + синонимический повтор + полисиндетон:

He sneered and jeered at Lucy and kept on asking her if she’d found any other new countries in other cupboards all over the house. (C. S. Lewis “The Lion, the Witch and the Wardrobe”)

Аллитерация в литературных сказках служит целям эмфазы; она (вместе с другими экспрессивными средствами – курсивом, капитализацией, лексическим повтором и т.д.) помогает выделить в том или ином сегменте текста или в целом тексте тематические слова, несущие наибольшую смысловую нагрузку:

He used to be a mighty handy man with a hammer…
(A. Blyton “Brer Rabbit Book”)

(В данном примере наблюдается аллитерация звуков [m] и [h]. Аллитерация объединяет слова mighty, handy, man, hammer, которые оказываются тематически близкими и подчеркивают тему «силы».)

Аллитерация в сказках помогает «нарисовать» зрительный образ явления или предмета. Нижеследующий отрывок демонстрирует попытку создания определенного звукового и зрительного образа с помощью приема повтора звуков:

A fire of sticks was burning near by, and over the fire hung an iron pot, and out of that pot came forth bubblings and gurglings, and a vague suggestive steaminess. Also smells – warm, rich, and varied smells – that twined and twisted and wreathed themselves at last into one complete, voluptuous, perfect smell that seemed like the very soul of Nature taking form and appearing to her children, a true Goddess, a mother of solace and comfort.
(K. Graham “The Wind in the Willows”)

После звукоподражательного сочетания bubblings and gurglingsустойчивое словосочетание twined and twistedв значительной степени оживляет описание и помогает создать зрительный образ клубящегося пара.

Еще одним авторским стилистическим средством, широко используемым в английских литературных сказках, является рифма (нетипичное для художественной прозы явление), использование которой способствует созданию сильного экспрессивного эффекта. Рифма в литературных сказках используется:

а) внутри предложения:

Whale’s warm, dark, inside cupboards, he stumped and he jumped and he thumped and he bumped, and he pranced and he danced, and he banged and he clanged, and he hit and he bit, and he leaped and he creeped, and he prowled and he howled, and he hopped and he dropped, and he cried and he sighed, and he crawled and he bawled, and he stepped and he lepped, and he danced hornpipes where he shouldn’t, and the Whale felt most unhappy indeed.
(R. Kipling “How the Whale got his Throat”)

Рифма в литературных сказках способствует запоминанию, а также используется в качестве вспомогательного средства для ритмической организации текста. В вышеприведенном примере ритм основывается на целой конвергенции экспрессивных средств (параллелизме, перечислении, полисиндетоне), среди которых важную роль играют рифмующиеся глаголы stumpedjumped, thumpedbumped.

б) на конце предложения:

Chewing on the big rusty nail and then swallowing, telling more of the story after swallowing and before beginning to chew the nail again, this is the story he told – and this is the story the two dippies, the two sweethearts sitting on the fence in the moonlight, heard.
(C. Sandburg “How Two Sweetheart Dippies Sat in the Moonlight on a Lumber Yard Fence and Heard about the Sooners and the Boomers”)

В литературных сказках авторы используют рифму в именах собственных (вторая часть имени рифмуется с первой). Герой сказок Р. Киплинга Stickly- Prickly, Р. Айнсворт – Rufty Tufty, Р. Саути – Chick-pick, Hen-pen, Cock-lock, Duck-luck, Turkey-lurkey, К. Сэндберга – Bozo the Buster, Googler and Gaggler.

Аллитерация и рифма в литературных сказках не обладают высокой активностью, однако частота их употребления заметно отличается от частоты употребления в произведениях для взрослых, например в рассказах. «Сопоставление двух корпусов текстов (литературной сказки и рассказа) в 60000 словоупотреблений каждый дало такие результаты: в сказках аллитерация использовалась 28 раз, рифма – 3 раза; в рассказах аллитерация использовалась всего 2 раза, рифма не встретилась вообще» [4, с. 101]. На основании этих данных можно утверждать, что даже при сравнительно низкой частотности, аллитерация и рифма могут быть отнесены к фонетическим стилистическим средствам, характерным для английской литературной сказки.

В английском языке, как языке с неразвитой флексией, экспрессивность в тексте английской литературной сказки на морфологическом уровне создается, как правило, за счет наличия вариативности в употреблении морфологических категориальных форм:

грамматической категории степеней сравнения:

And the money he had saved grew littler and littler.
(H. Lofting “The Story of Doctor Dolittle”)

She is the most beautifullest Mummy there.
(R.Kipling “How the First Letter was Written”)

В приведенных примерах для достижения экспрессивного эффекта использовано отклонение от традиционных правил образования степеней сравнения.

– грамматической категории времени:

I ain’t no sort of a chap for a job like that. I never’ad much eddycation, you see.
(C.S. Lewis “The Magician’s Nephew”)

В данном примере помимо неверной орфографии (eddycation) автор использует также грамматические ошибки для характеристики речи героя (I never’ad вместо I have never had).

Экспрессивность на морфологическом уровне создается и за счет употребления просторечных форм глагола, и за счет неверной орфографии (в основном, в диалогической речи для речевой характеристики героев):

“Ah, Letitia my dear,” said Uncle Andrew, “I- ah – have to go out. Just lend me five pounds or so, there’s a good gel” (”Gel” was the way he pronounced girl.)
(C. S. Lewis “The Magician’a Nephew”)

Интересно оформление авторского уточнения в виде парентезы в данном случае. Сочетание двух средств (неверного написания слова, характеризующего речь персонажа, и авторского комментария, оформленного в виде парентезы) дает яркий экспрессивный эффект.

“So what do I do? I use my brains, laddie, that’s what I do.”
(R. Dahl “Matilda”)

‘No, sir – house was almost destroyed but I got him out all right before the Muggles started swarmin’ around. He fell asleep as we was flyin’ over Bristol.’
(J. K. Rowling “Harry Potter and the Philosopher’s Stone”)

Уровень морфологии в английском языке не характеризуется исключительным разнообразием средств лингвистической экспрессии, однако выразительность морфологических средств в художественном произведении всегда заметна, и их использование зачастую дает яркие экспрессивные эффекты. Например, лексическая морфема de – образует слова, обычно от глагольных основ, со значением "производить действие, обратное тому, которое обозначено производной основой"; образует слова от именных основ, придавая слову противоположный смысл; образует слова, указывая на лишение чего-л., удаление откуда-либо. В этом смысле образование формы to de-gnome (избавляться от гномов) и ее соответствующих вариантов имеет яркий экспрессивный эффект и юмористическую окраску [5, с. 316].

“You’re going to de-gnome the garden for me; they’re getting completely out of hand again…”
“I’ve never seen a de-gnoming…”
“The moment they know the de-gnoming’s going on…”
(J. K. Rowling “Harry Potter and the Philosopher’s Stone”)

Наиболее заметно элементы функции воздействия проявляются на лексическом уровне. Одно из самых значительных мест среди стилистически маркированных средств в тексте английской литературной сказки занимают эпитеты. И.В.Арнольд отмечает, что в то время как метафоры, метонимии и синекдохи являются чисто лексическими выразительными средствами, эпитет есть троп лексико-синтаксический, «поскольку он выполняет функцию определения, или обстоятельства, или обращения, отличается необязательно переносным характером выражающего его слова и обязательным наличием в нем эмотивных или экспрессивных и других коннотаций, благодаря которым выражается отношение автора к предмету [1, с. 130].

На основании сплошного анализа нами установлено, что в литературных сказках широко представлены две основные группы эпитетов: простые и сложные. В качестве простого эпитета в сказках чаще всего выступают:

А. Прилагательное.

1) Простое: huge lions, pigmy figure; sharp eyes; neat bird; trim bird; long, deep, jolly laugh; soft footsteps; hoarse whisper.

Also she had the power of silent sympathy.
(E. Nesbit “The Railway Children”)

2) Производное, причем самым продуктивным суффиксом образования прилагательных в сказках является суффикс –у. С его помощью образовываются простые прилагательные от основ:

а) глаголов: hurty, mixy, twisty, cracly;

The little girl was quite frightened when she saw the great pile of shaggy wolves… (L. F. Baum “The Wizard of Oz”)

б) существительных: foxy, milky, inky, risky, buttony, oily, sandy, velvety, buttery, dusty;

…another child from our world got into Narnia, on a snowy night
(C. S. Lewis “The Magician’s Nephew”)

в) прилагательных: greeny, whity.

They were greeny white and very large.
(B. Potter “The Tale of Jemima Puddle-Duck”)

Следует отдельно выделить группу эпитетов, выраженных прилагательными, которые образованы от различных основ при помощи суффикса – ish: heavy sweetish fragrance, yellowish pears, boyish way; greenish light; devilish lap; ticklish subject; longish time; outlandish flowers; sheepish smile. Часто эпитеты, выраженные прилагательными с суффиксом – ish, служат средством отрицательной характеристики, подчеркивают ироническое отношение к описываемому лицу или предмету.

This was very bad for the Giraffe and Zebra and the rest of them; for he would lie down by a’sclusively yellowish-greyish-brownish stone or clump of grass…
(R. Kipling “How the Leopard got his Spots”)

Б. Причастие.

1) Причастие I: rolling sand-dunes, cheering company, astonishing discovery, invigorating perfume, whispering wind.

The only sound was a slight scraping noise from the rooftop, where the weather – vane swung back and forth.
(E. B. White “Charlote’s Web”)

2) Причастие II: devoted gardener; decided steps, satisfied smile.

He had a small head, great pointed ears, and a receding chin…
(E. Linklater “The Pirates in the Deep Green Sea”)

В. Существительное.

1) Нарицательное в общем падеже: moon maps, moon air, animal life, monkey ancestors, flower perfumes, branch gestures, crow music.

You might have supposed from their shingng eyes and apple cheeks that
they had just come back from a long holiday on the blissful plains of paradise.
(W. De La Mare “The Three Sleeping Boys of Warwickshire”)

2) Существительное в притяжательном падеже: morning’s chase, bird’s senses, organ-grinder’s monkey, half-hour’s discussion, half an hour’s march, mountains’ mist.

Drifting and shifting like a woman’s blue veil, the blue mist filled the valet
and the milk white moon filled the valley.
(C. Sandburg “The Wooden Indian and the Shaghorn Buffalo”)

3) Существительное с предлогом: shade of vexation, agonies of thirst, curtain of creepers.

…when suddenly Timothy gave a yelp of pain like like a frightened dog…
(E. Linklater “The Pirates in the Deep Green Sea”)

Сложные эпитеты в сказках представлены следующими моделями:

1. N+Adj.: grass-green eyes, milk-white moonlight, snow-white pillow.

Her grass-green eyes were so beautiful…
(C. Sandburg “How the Hat Ashes Shovel Helped Snoo Foo”)

2. N+ Part.I: wind-testing devices, oyster-gathering expedition.

3. N + Part. II: blood-colored autumn leaf, pearl-colored handkerchief, honey-colored moon, iron-weighted rope, rose-colored silk, apple-cheeked.

It was piled high with cushions covered with rose-colored silk, and from a golden railing above hung many folds of pink gossamer, completely concealing the interior of the couch. (L. F. Baum “The Land of Oz”)

4. Adj.+Part.I: sweet-smelling flowers, horrible-smelling liquid.

A breeze brought him the smell of clover – the sweet-smelling world beyond his fence.
(E. B. White “Charlotte’s Web”)

5. Adj.+Part. II: gold-headed walking stick, ill-advised state of affairs, sad-eyed woman, fiery-coloured joys, good-humoured face, yellow-lidded eyes, close-fisted man, long-tailed gentleman.

In a long, low-ceiled, white-washed room on the upper floor of a red-brick building in Pleasant Street…
(W. De La Mare “The Three Sleeping Boys of Warwickshire”)

… under the fussy black-and-violet-spotted alpaca of the French governess was the simple slim cloth of silver dress of the Princess.
(E. Nesbit “The Princess and the Hedge-Pig”)

6. N+N: country-town hotel, candy-cane columns, pony-face daughter.

Then the Rat sat on him, and the Mole got his motor-clothes off him bit by bit, and they stood him up on his legs again. (K. Grahame “The Wind in the Willows”)

Высокой экспрессией обладают эпитеты, выраженные сложными прилагательными, в которых одним из составных элементов является – like (dream-like effect, childlike innocence, animal-like countenance) и looking (a fine- looking manor):

She was a round, rosy, good-natured-looking creature…
(F. H. Burnell “The Secret Garden”)

При характеристике персонажей используются как положительно-оценочные эпитеты (magnificent ceremony, glorious life, handy boy, the noblest youths, powerful king, the handsomes and most charming of men), так и отрицательно-оценочные (scandalous look, ratty-looking man, nasty Brer Fox, hideous creature).

We can’t go on forever watching these two disgusting people doing
disgusting things to each other. (R. Dahl “The Twits”)
Mr Wormwood was a small ratty-looking man front teeth stuck out
underneath a thin ratty moustache.
(R. DahlMatilda”)

Эпитеты в литературных сказках используются для:

а) характеристики внешности действующих лиц:

The stony eyes of the Sphinx stared straight ahead and its stony jaws did not move but it spoke… (J. Thurber “The White Deer”)

б) состояния персонажей (радости, страдания, гнева, удивления, жалости и т.д.), при этом эпитеты указывают на манеру произнесения: astonished tone, piteous tone, scornful tone, discontented tone, complaining tone, hollow tone, friendly tone.

The Badger’s caustic, not to say brutal, remarks may be imagined… (K. Grahame “The Wind in the Willows”)

в) различных качеств (размера, цвета, формы и т.д.) предметов и явлений: On foggy mornings, Charlotte’s web was truly a thing of beauty (E. B. WhiteCharlottes Web”)

Для всесторонней характеристики лица, предмета или явления в сказках используется цепочка однородных эпитетов (явление, названое А.Н. Веселовским «накоплением эпитетов», поднимающим тон, подчеркивающим настроение) [2].

В тексте литературной сказки данный прием используется –

а) для характеристики одного и того же объекта с разных сторон:

He was a morose, close-fisted, pitiless old man.
(W. De la Mare “The Three Sleeping Boys of Warwickshire”)

б) Для характеристики одного и того же объекта с одной стороны, при этом каждый последующий эпитет дополняет и усиливает значение предыдущего:

What can I say which will bring home to you that wonderful, terrible, fascinating woman… (A. A. MilneOnce on a time”)

В литературной сказке экспрессивность в определенных условиях может получить практически каждое слово, причем оно может использоваться как в постоянном, так и в переносном значении. Существуют, однако, и слова, которые обладают элементом эмоции как единицы языка, т.е. изолированно от контекста, к которым относятся, в частности, интенсификаторы – усилительные наречия: absolutely, stubbornly, devilishly, incredibly, dreadfully, exceedingly, extremely, extraordinary, terribly, remarkably, awfully. Подобные элементы лексического уровня способствуют повышению экспрессивного звучания всего высказывания:

He strode angrily into the forest, and there he saw a man standing who had uprooted six trees as if they were straws.
(A. Lang “How Six Men Travelled through the Wide World”)

Like the Witch, he was dreadfully practical.
(C. S. Lewis “The Magician’s Nephew”)

Среди стилистических особенностей лексического уровня необходимо отметить широкое использование сравнения в качестве одного из основных средств образного описания предметов и явлений окружающей действительности. При описании одно сравнение может содержать в себе больше информации, чем целый отрезок текста.

Формальным выразителем мыслительного акта уподобления в литературных сказках являются следующие слова, выражающие идею подобия: like, as, as…as, as though, as if, more….than.

В литературных сказках большая часть сравнений используется при описании людей и животных. При описании человека темой для сравнений часто становятся внешность персонажей и совершаемые ими действия.

…she grew up as strong and healthy as any young man
(E. Nesbit “The Princess and the Hedge-pig”)

He made a third grab: caught the heel: held on like glim death, shouting to Polly “Go!” then – oh, thank goodness.
(C.S. Lewis “The magician’s Nephew”)

Her face was white – not merely pale, but white like snow or paper or icing-sugar, except for her very red mouth.
(C. S. Lewis “ The Lion, the Witch and the Wardrobe”)

Путем сравнения может передаваться эмоциональное или физическое состояние одного героев:

As a result of overeating, Templeton grew bigger and fatter than any rat you ever saw. He was gigantic. He was as big as a young woodchuck.
(
E. B. WhiteCharlottes Web”)

При описании пейзажа темой сравнения становятся небо, море луна, земля, облака, флора, предметы окружающей действительности:

The bag was empty and riding high, its open end gaping wide like the mouth of a cave.
(
E. B. WhiteStuart Little”)

Большую смысловую нагрузку и выразительность несут образы в сравнениях при описании внешности, причем особое внимание уделяется описанию глаз, так как именно они лучше всего передают эмоциональное состояние персонажа. Глаза в литературной сказке сравниваются со звездами, с бериллом, с блюдцем, с цветом воды в штормовую ночь и т.д. Например:

The Butterfly looked at Suleiman-bin-Daod and saw the most wise King’s eyes twinkle like stars on a frosty night, and he picked up his courage with both wings, and he put his head on one side and said, ‘O King, live for ever. She is my wife; and you know what wives are like’.
(
R. KiplingThe Butterfly that Stamped”)

Интересны образы, используемые для экспрессивного описания голосов персонажей, которые сравниваются с водой, льющейся из серебряного кувшина, с церковным органом, с колокольным звоном, со звуком трубы:

Mary Poppins’s voice sounded above the roars of laughter like a trumpet.
(
P.Travers Mary Poppins”)

Сравнения в литературных сказках применяются, в основном, в целях создания портретной характеристики персонажей, описания их действий, поступков, состояния, а также в целях выделения индивидуальных особенностей, черт лиц, предметов или явлений. При этом используется много индивидуальных сравнений, обладающих яркостью, новизной и высокой экспрессивностью, например:

And sometimes at night he would creep up to their bare draughty attic, and the stars or the moon would show him the three of them lying there fast asleep on their straw mattress, the sacking kicked off, and on their faces a faint far-away smile as if their dreams were as peaceful as the swans in the Islands of the Blest.
(W. De la M. “The Three Sleeping Boys of Warwickshire”)

Одним из способов образования средств экспрессии на уровне лексики является также образование «авторских неологизмов», способы образования которых многочисленны.

Mrs Potter was Mrs Dursley’s sister, but they hadn’t met for several years; in fact, Mrs Dursley pretended she didn’t have a sister, because her sister and her good-for-nothing husband were as unDursleyish as it was possible to be.
(J.K. Rowling “Harry Potter”)

В данном примере, с помощью аффиксации автор создает новое прилагательное unDursleyish, выражая пренебрежительное отношение Дурслей к семье Поттеров. Используя сложный эпитет good-for-nothing, привлекающего внимание своей экспрессивностью, высокой образностью, автор достигает комического эффекта. Необходимо отметить, что по сравнению с экспрессивностью, возникающей в результате употребления парентетического внесения in fact, данным явлениям лексического уровня экспрессивность присуща гораздо в большей степени.

Среди лексических средств, используемых писателями в литературных сказках в целях создания экспрессивного эффекта, значительное место занимает повтор. Назначение лексического повтора – привлечь внимание читателя к наиболее важным моментам сказки, выделить основную тему или идею произведения. Лексический повтор помогает объединить все повествование воедино, подчинить его одной цели. В литературных сказках широко представлены два вида лексического повтора: контактный и дистантный. Использование контактного повтора позволяет:

а) усилить какой-либо признак предмета (в этом случае зачастую повторяющимися элементами являются прилагательные):

Off to the north the booming rollers were blue sea-green. To the east they were sometimes streak purple, sometimes changing bluebell stripes. And to the south they were silver blue, sheet blue.
(
C. SandburgRootabaga Stories”)

б) подчеркнуть продолжительность действия (в этом случае глаголы и послелоги являются повторяющимися элементами):

They thought and thought, with their chins on their hands.
(
P.L. TraversMary Poppins)

Эффект продолжительности действия, процесса или состояния достигается также за счет контактного повторения существительных, обозначающих время или расстояние: hour, day, year, age, mile, yard; наречий again и т.д.

But he continued to keep watch, and would again and again spy in on his three’ prentices lying asleep together on their mattress up in the attic…
(W. De La Mare “The Three Sleeping Boys of Warwickshire”)

First he hopped one yard; then he hopped three yard; then he hopped five yards; his legs growing stronger; his legs growing longer.
(R. Kipling “The Sing-Song of Old Man Kangaroo”)

в) указать на разнообразие или наличие какого-либо признака (при этом повторяющимися элементами являются существительные):

So while Strawberry was briskly trotting away with Digory in one direction … most of the creatures rushed towards Uncle Andrew with roars, barks, grunts, and various noises of cheerful interest.
(
C.S. LewisThe Magicians Nephew”)

г) передать эмоциональное состояние персонажей

But it was no good trying to throttle this hope. It might – really, really, it just might be true.
(C.S. Lewis “The Magician’s Nephew”)

Одной из важнейших языковых особенностей литературных сказок является дистантный повтор, способствующий эмфатическому выделению наиболее важных в смысловом отношении элементов текста или выделению нужной детали. Данный прием является характерной особенностью сказок Р.Киплинга. В сказке о кошке, которая гуляла сама по себе («The Cat that Walked by Himself) многократно повторяется слово «дикий». Действие происходит в далекую пору, когда домашние ручные животные были еще дикими: 'The Dog was wild, and the Horse was wild, and the Cow was wild, and the Sheep was wild, and the Pig was wild – as wild as wild could be – and they walked in the Wet Wild Woods by their wild lones. But the wildest of all the wild animals was the Cat’. Многообразное использование одного и того же слова позволяет автору передать атмосферу всеобщей первобытной дикости и придает повествованию юмористический оттенок.

Список литературы

  1. Арнольд И.В. Стилистика. Современный английский язык. - М.: Изд-во «Флинта», Изд-во «Наука», 2006.
  2. Веселовский А. Н. Историческая поэтика. – Л.: Гослитиздат, 1940.
  3. Давыдов М.В., Окушева Г.Т. Значение и смысл созвучий в современном английском языке, Изд-во Московского университета, 1994.
  4. Ладисова Н.М. Экспрессивность как элемент системы стиля английской литературной сказки: Дис. … канд. филол. наук. – Минск, 1981.
  5. Назарова Т.Б. Словарный состав современного английского языка на продвинутом этапе обучения. – М.: Астрель: АСТ, Транзиткнига, 2006.

Поделиться

297

Брандаусова А. В. Лингвистическая экспрессивность в тексте английской литературной сказки // Стратегия развития социально-гуманитарных наук в современном мире : сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 28 дек. 2022г. Белгород : ООО Агентство перспективных научных исследований (АПНИ), 2022. С. 5-18. URL: https://apni.ru/article/5248-lingvisticheskaya-ekspressivnost-v-tekste-ang

Похожие статьи

Другие статьи из раздела «Филологические науки»

Все статьи выпуска
Актуальные исследования

#22 (204)

Прием материалов

25 мая - 31 мая

осталось 6 дней

Размещение PDF-версии журнала

5 июня

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

14 июня