Ошибки, допускаемые следователями, при изъятии предметов, исключающие признание их вещественными доказательствами

В статье предпринята попытка рассмотрения доказательств с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности в области уголовного права и процесса с примерами из судебной практики; выявления основных проблем, связанных с допустимостью доказательств в уголовном процессуальном праве.

Аннотация статьи
уголовное дело
процесс доказывания
относимость
достоверность и достаточность
допустимость
доказательства
обстоятельства
Ключевые слова

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации ни одно из доказательств не признано единственным, неоспоримым, или, как ранее называли, признание обвиняемого «царицей доказательств». Кроме того, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Одним из видов доказательств, которые предусмотрены Уголовно-процессуальным Кодексом Российской Федерации, являются вещественные доказательства. Вещественные доказательства имеют сложную структуру, свои материальные особенности, а также особенности взаимодействия с ними сквозь призму уголовного судопроизводства. Также часто именно вещественные доказательства указывают на совершившиеся преступления.

В то же время можно сказать, что именно вещественные доказательства позволяют выделять их из общего перечня, как оказывающие наибольшее воздействие на формирование убеждения участников уголовного процесса, так как, при условии, что в их структуру и содержание умышленно не вносились какие-либо изменения, они не зависят от воли человека.

Вещественные доказательства – предметы, которые служили орудиями совершения преступления, сохранили на себе следы преступления или которые были объектами преступных действий обвиняемого, а также все иные предметы и документы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления и установления обстоятельств уголовного дела (статья 81 УПК РФ).

Для того чтобы предметы – будущие вещественные доказательства появились в уголовном деле, их конечно, прежде всего надо найти и изъять. Анализ уголовно-процессуальных норм приводит к выводу о том, что законодатель предусматривает несколько следственных действий, которые могут сопровождаться изъятием предметов и документов: производство осмотров (ст. 177 УПК РФ); производство обыска (ст. 182 УПК РФ) и выемки (ст. 183 УПК РФ); производство наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка (ст. 185 УПК РФ) [4].

Указанные следственные действия, направленные на изъятие материальных объектов, которые, в свою очередь, могут быть признаны вещественными доказательствами, должны производиться в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и с учетом криминалистических рекомендаций [5].

Единое неоспоримое условие признания доказательств недопустимыми содержится в ч. 2 ст. 50 Конституции: при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Понятие недопустимых доказательств в уголовном процессе раскрывается в ст.75 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, являются недопустимыми. Пленум Верховного Суда РФ в п. 13 постановления от 19.12.2017 № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)» отметил, что доказательства признаются недопустимыми, в частности, если были допущены существенные нарушения установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами. Аналогичные разъяснения содержатся в п.16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» разъясняется, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлены ненадлежащим лицом или органом либо они получены в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Содержание вышеперечисленных норм, даёт право любому участнику процесса требовать признания доказательства недопустимым, в случае допущенных ошибок при его получении. Как известно, признание доказательств недопустимыми и их последующее исключение – один из распространенных способов защиты по уголовному делу. Доказательства, признанные недопустимыми, не могут использоваться для обоснования обвинения и при доказывании любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию, перечисленных в ст.73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Основная задача следователя в уголовном процессе – установление истины по уголовному делу. В связи с этим следователь является одним из лиц, уполномоченных к сбору доказательства. Для изобличения виновного и направления уголовного дела в суд следователь обязан осуществить сбор всех доказательств виновности лица с целью привлечения его к уголовной ответственности. Поэтому сбор доказательства должен происходить с соблюдением всех требований уголовного процессуального закона, то есть все собранные по делу доказательства должны соответствовать требованиям относимости допустимости и достоверности, а в своей совокупности достаточности. Нарушение хотя бы одного из данных требований может повлечь признание собранных доказательств недопустимыми, в связи с чем они не могут быть положены в основу обвинения. Таким образом, следователю, как ключевому должностному лицу на стадии досудебного производства, необходимо уделять особое внимание правильному сбору доказательств в целях недопущения исключения их из доказательственной базы.

Необходимо помнить, что все следственные действия с подозреваемым необходимо производить с участием защитника, тем самым, не нарушая его конституционное право на получение юридической квалифицированной помощи. В случае отказа подозреваемого от защитника требуется также привлекать адвоката в целях дальнейшего производства следственных действий, так как подозреваемый в ходе судебного заселения может изменить свою позицию, не подтвердить отказ от услуг защитника и протокол следственных действий с его участием будет признан судом как недопустимое доказательство. Необходимо помнить, что отказ от защитника не является для следователя обязательным и участие защитника в большей степени даёт гарантию именно следователю, что в ходе судебного заседания полученные им доказательства не будут исключены.

Любое доказательство может быть признано недопустимым в случае, если его сбор повлек нарушение прав участника судопроизводства. К таковым могут относиться, в частности: проведение следственных действий в ночное время без уважительных причин и случаев, не терпящих отлагательства [1].

Зачастую, в ходе своей служебной деятельности следователь по своей собственной невнимательности и торопливости допускает ряд ошибок при изъятии предметов, исключающих признание их вещественными доказательствами.

Так, в ходе расследования уголовного дела по обвинению гражданина Б. в совершении преступления, предусмотренном п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, на этапе предварительного следствия следователем было осмотрено место происшествия с изъятием объектов. В последующем, с учетом проведенных судебных экспертиз, было установлено, что изъятые объекты носят следы преступления. При ознакомлении с материалами уголовного дела, обвиняемый Б. и его защитник, указали на то, что указанный протокол осмотра не подписан гражданином Б., но подписи иных участвующих лиц были. В связи с этим, в последующем, данный протокол осмотра места происшествия был признан недопустимым, а все изъятые объекты, носящие следы преступления, признаны недопустимыми вещественными доказательствами [6].

При расследовании уголовного дела по обвинению граждански М. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 110 УК РФ в отношении малолетней потерпевшей К., в ходе осмотра места происшествия следователем без участия специалиста был изъят видеорегистратор системы видеонаблюдения, а в последующем, также без участия специалиста вышеуказанный видеорегистратор системы видеонаблюдения был осмотрен и к материалам уголовного дела были приобщены интересующие предварительное следствие видеозаписи. В ходе ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемая М. совместно со своим защитником указали на тот факт, что изъятие видеорегистратора системы видеонаблюдения и последующий осмотр указанного видеорегистратора системы производился без специалиста, что нарушает права обвиняемой М. В последующем уголовное дело было возобновлено, протокол осмотра места происшествия с изъятием видеорегистратора системы видеонаблюдения, а также протокол осмотра указанного видеорегистратора системы видеонаблюдения с приобщением видеозаписей к материалам уголовного дела признаны недопустимыми, а видеорегистратор системы видеонаблюдения был признан недопустимым доказательством [6].

Также, представляется интересным и значимым следующий пример признания протокола осмотра места происшествия недопустимым доказательством. В ходе первоначальных следственных действий следователем был проведен осмотр места происшествия, в ходе осмотра следователем изъяты предметы, носящие следы преступления. Однако следователь в протоколе осмотра места происшествия не указал индивидуальные признаки предметов. В последующем, с целью оказания противодействия расследованию, путем предоставления определенных документов, а также показаний ряда знакомых лиц, обвиняемый доказал, что изъятых предметов у него не было, а также, что они никогда ему не принадлежали. В связи с чем протокол осмотра места происшествия признан недопустимым, а изъятые предметы недопустимыми доказательствами [6].

Не стоит пренебрегать разъяснением допрашиваемому его прав и обязанностей, предусмотренных нормами законодательства, особенно его конституционных прав. В силу невнимательности и большего объёма работы следователь нередко допускает технические ошибки, связанные, например, со временем и датой производства следственного действия, отчего нередко возникают ситуации с наложением по времени двух разных протоколов следственных действий. Такая ситуация возможна, к примеру, в тех случаях, когда время следственного действия ставится позже самого его производства. В целях недопущения подобного рекомендуется проставлять время начала и конца следственного действия сразу [7].

Подводя итог, проведенному небольшому анализу, можно прийти к выводу о том, что большинство выявленных ошибок связаны с невнимательностью и не аккуратностью следователей, отсутствием должного контроля со стороны руководства следственных отделов.

В качестве рекомендаций, во избежание и для предупреждения ошибок следователю желательно совершенствовать свои знания и профессиональные навыки: следить за изменениями в законодательстве, изучать специальную и методическую литературу, обмениваться опытом, принимать участие в научно-практических конференциях, семинарах, регулярно повышать свою квалификацию.

Текст статьи
  1. Кириллов А.В. Правоприменительные вопросы признания прокурором доказательств недопустимыми // Криминалистъ. 2019. №3.
  2. Приговор № 1-163/2016 Славянского городского суда от 25.10.2016 по делу № 1-163/2016 // Сайт судебные и нормативные акты РФ [Электронный ресурс]. URL: http://sudact.ru
  3. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за январь-июль 2014 года по уголовным делам // Бюллетень № 11 2014 года // Сайт Верховного Суда РФ [Электронный ресурс]. URL: http://www.vsrf.ru
  4. Соколовская Н.С., Чаднова И.В. К вопросу об изъятии предметов и документов при проверке сообщения о преступлении // Вестник Томского государственного университета. 2017. № 416. С. 181-184.
  5. Попова О.А. Типичные ошибки, допускаемые при производстве следственных действий, направленных на обнаружение и изъятие материальных объектов // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2015. № 1 (32). С. 119-124.
  6. Доклад слушателя Миряевой О.И. Нижегородского филиала Санкт-Петербургской академии Следственного комитета по дополнительной профессиональной программе «Расследование преступлений против личности», 2022, 15 с.
  7. Доклад слушателя Куркиной А.И. Нижегородского филиала Санкт-Петербургской академии Следственного комитета по дополнительной профессиональной программе «Расследование преступлений против личности», 2022, 10 с.
Список литературы