Правовая природа договора бронирования

Статья посвящена правовой природе общественных отношений по договору бронирования. Рассматриваются признаки договора бронирования, его сущность, отграничение договора бронирования от предварительного договора, договора перевозки, договор имущественного найма.

Аннотация статьи
договор оказания услуг
договор бронирования
предварительный договор
опционный договор
Ключевые слова

В различных сферах жизнедеятельности широкое применение находят договоры бронирования. Договоры бронирования используются на различных видах транспорта, при осуществлении воздушных перевозок, грузовых перевозок на морском транспорте, железнодорожных грузовых и пассажирских перевозках.

Кроме этого, бронирование применяется в туристической деятельности, гостиничном бизнесе, а также при проведении культурно-зрелищных мероприятий.

Несмотря на применение договоров бронирования в различных сферах деятельности, на сегодняшний день, правовая природа бронирования не определена, системные признаки договоров бронирования не выявлены, и самое главное, отсутствует определение понятия системы договоров бронирования.

Договор бронирования не противоречит законодательству и поэтому является допустимой конструкцией в силу принципа свободы договора.

Для определения правовой природы договора бронирования, предлагаем рассмотреть существующие в настоящее время виды договоров бронирования, с целью выявления признаков таких договоров, входящих в систему договоров бронирования.

Наиболее широко договоры бронирования применяются в транспортной сфере, а именно при воздушных авиаперевозках, морских перевозках, автомобильном и железнодорожном транспорте.

Бронирование провозной емкости является важным и неотъемлемым элементом заключения договора воздушной перевозки груза.

Данный вывод прямо следует из пункта 8 Приказа Министерства транспорта Российской Федерации от 28.06.2007 г. № 82, так бронирование емкости на воздушном транспорте является обязательным условием для перевозки груза [1].

Именно от этой нормы необходимо отталкиваться при определении бронирования провозной емкости, как предварительного договора, но также необходимо дать определение, что понимается под предварительным договором.

Определение предварительного договора содержится в статье 429 Гражданского кодекса Российской Федерации. В пункте 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что предварительный договор представляет собой обязанность заключить договор об оказании услуг в будущем, на тех условиях, которые предусмотрены предварительным договором [2].

Также необходимо рассмотреть возможность признания букинг-нота предварительным договором. Как отмечает Маковский А.Л., «в морском праве существует целая серия сделок, занимающих промежуточное положение между договорами фрахтования и договором перевозки груза по коносаменту: букинг-нот, берс-нот и фиксчур-нот» [3, с.6]. Для чего же необходим букинг-нот? Букинг-нот оформляется в случае необходимости бронирования места для груза на судне. Данный документ содержит все существенные условия договора морской перевозки груза на линейном судне. В портах существуют конторы по бронированию грузовых помещений судна, называемые book office.

Гречуха В.Н отмечает относительно букинг-нота, что он, являясь договором группы организационных договоров морской перевозки грузов, «представляет собой предварительную заявку судовладельца, направляемую перевозчику с целью бронировать на судне место для определенной партии груза. Букинг-нот обычно применяется в линейном судоходстве, которое характеризуется организацией регулярных перевозок, обеспечивающих ритмичность и своевременность доставки грузов» [4, с.214].

По мнению А.Г.Калпина, такое соглашение о бронировании, которое автор именует букинговым договором, «остается одним из двух подвидов договора перевозки груза по коносаменту… По букинговому договору перевозчик сам решает, в каких помещениях судна должен быть размещен груз данного отправителя. Такой договор следует отнести к консенсуальным. Таким образом, договор перевозки груза по коносаменту может быть признан только тогда реальным, когда передаче груза не предшествует соглашение сторон, выражающее их волю совершить перевозку и ее оплатить» [5, с.193].

В качестве договора перевозки грузов по коносаменту квалифицирует букинг-нот и судебная практика. «После подписания перевозчиком или его агентом, - считает Э.Л.Лимонов, – букинг-нот приобретает характер договора морской перевозки. В нем оговариваются конкретные характеристики сделки: количество и род груза, порты погрузки и выгрузки, дата готовности груза, наименование судна, ставка фрахта. Относительно остальных условий перевозки дается ссылка на коносамент данной линии» [6, с.59].

Однако В.В.Витрянский не согласен с данными утверждениями, и указывает, что «букинговый договор, предметом которого является лишь бронирование места на судне с последующей перевозкой груза, не может признаваться договором морской перевозки груза по коносаменту, поскольку он при отсутствии оформленного коносамента еще не порождает непосредственную обязанность перевозчика доставить соответствующий груз в порт назначения и выдать его получателю, каковым должен быть держатель коносамента. Не возникает непосредственно из букингового договора и обязанность перевозчика по обеспечению сохранности груза и соблюдению установленных сроков его доставки. Из букингового договора следует лишь обязанность перевозчика заключить договор перевозки груза по коносаменту, в отношении которого забронировано место на судне. В этом смысле указанный договор выглядит скорее как предварительный договор морской перевозки соответствующего груза» [7, с.417].

Мы считаем, что, нельзя согласиться с тем, что букинговый договор следует квалифицировать как предварительный, так же как и нельзя его рассматривать в качестве договора морской перевозки грузов.

Тот факт, что букинг-нот предваряет заключение договора морской перевозки грузов, не превращает букинг-нот в предварительный договор, поскольку не содержит взаимообусловленных обязанностей сторон заключить договор морской перевозки грузов.

Очевидно, что содержанием букингового договора являются права и обязанности иного рода. Обязанность перевозчика по бронированию места заключается в том, чтобы не отдать необходимую для погрузки определенного количества груза вместимость транспортного средства любому иному лицу, отличному от контрагента по договору.

Данная обязанность – пассивного типа, поскольку заключается в воздержании от действий, а не в активных действиях по заключению договора перевозки, либо по его исполнению.

Соответственно, грузоотправитель, забронировавший место на судне, приобретает субъективное право требования к перевозчику предоставить заранее зарезервированное место. При этом перевозчик не приобретает права требования к грузоотправителю использовать забронированное место, а лишь может требовать возмещения убытков случае если бронь не будет использована, а также уплаты вознаграждения за оказанные услуги в соответствии с условиями договора.

В этой связи мы считаем верной точку зрения В.В. Витрянского о том, что договор бронирования не может рассматриваться как договор перевозки грузов.

Во-первых, следует исходить из направленности букингового договора – зарезервировать вместимость транспортного средства. Этим она существенно отличается от направленности договора перевозки грузов – доставка груза в пункт назначения и выдача управомоченному лицу.       

Во-вторых, при заключении букингового договора отсутствует идентификация груза, а обозначаются только его род и количество. Также, в букинг-ноте не приводятся ссылки на маркировку, либо на данные, которые отражаются в отгрузочном документе, потому что для данного договора основополагающим является определение достаточности места для перевозки определенного груза, а не видовые и качественные особенности перевозимого товара. Если в букинговом договоре и приводятся конкретные характеристики договора морской перевозки груза, то только лишь для правильной идентификации судна, на котором забронировано место (вместимость).

Для бронирования места на судне не имеет значения, что будет в дальнейшем предъявлено к перевозке, а важным является родовое понятие товара, что будет достаточным для определения вместимости. Следует отметить, что для договора перевозки груза требуется идентификация груза для определения предмета договора.

Кроме того, что при отсутствии коносамента обязательства по договору морской перевозки груза не возникают.

Предлагаем рассмотреть также квалификацию бронирования как возмездной услуги.

По мнению М.А.Тарасова, услуги по бронированию, равно как и предварительную продажу билетов, возможно, отнести к числу вспомогательных транспортных операций, которые составляют существо исполнения обязательств по бытовым услугам [8, с.208].

Услуги по бронированию, при этом могут оформляться самостоятельным договором или быть частью договора перевозки.

Вопрос о возможности квалификации действий по бронированию как услуги, является одним из ключевых при определении возможности отнесения букинг-нота к транспортным организационным договорам, поскольку последние имеют неимущественный характер.

Согласно п.1 статьи 779 ГК РФ, оказание услуг происходит путем совершения определенных действий или осуществления деятельности. При этом, при осуществлении бронирования – действий не происходит и деятельности тоже.

Природа и суть бронирования – это воздержание от передачи зарезервированной вместимости транспортного средства другому лицу. Таким образом, грузоотправителю (фрахтователю, пассажиру) предоставляется преимущество в заключении договора перевозки (фрахтования) перед иными лицами.

Но, как писал Г.Ф.Шершеневич, «подведение под понятие «действие» воздержания не составляет противоречия; воздержание – не есть бездействие – это не отсутствие воли, направленной на определенный результат, а напротив, наличие такой воли. Примером обязательства с отрицательным содержанием может служить договор о том, чтобы одно лицо однородной торговлей не подрывало дела другого» [9, с.347].

Поскольку бронирование места для груза на судне производится путем регистрации груза в порту, то указанные действия связаны все же не с исполнением, а с заключением договора.

Определяя место, которое не должно быть передано иным лицам, кроме грузоотправителя, перевозчик производит соответствующие действия, которые составляют содержание акцепта. После этого на стадии исполнения никаких активных действий контрагент грузоотправителя не совершает.

Нам представляется, что нельзя считать активными действиями по договору сверку с журналом регистрации наличия свободных мест на судне в случае обращения иных лиц с просьбой о бронировании.

Если и можно характеризовать данные операции как действия, то их следует скорее соотносить со стадией заключения договора с иными лицами, а не со стадией исполнения уже заключенного договора. Зарегистрировать место для иных грузоотправителей невозможно без проверки наличия свободных мест.

Встречаются и иные подходы к правовой квалификации договора о бронировании. Например, по мнению М.А. Тарасова [10, с.210], в основе бронирования самолетов и автобусов лежит договор имущественного найма. Однако, с такой точкой зрения нельзя согласиться, поскольку при бронировании транспортное средство либо его часть не переходит во временное владение и пользование грузоотправителям, фрахтователям или пассажирам. Названные правомочия остаются у перевозчика. Без возможности свободно проникать в забронированные помещения нельзя обеспечить выполнение обязанностей перевозчика по обеспечению сохранности грузов и безопасности пассажиров. Грузоотправитель, фрахтователь, пассажир не получают возможности хозяйственного господства над соответствующей частью транспортного средства. Возможность разместить грузы или пассажиров в транспортном средстве не лишает перевозчика владения соответствующими помещениями. Следует заметить, что понятие «вместимость» предполагает, что пассажир либо грузоотправитель займет не то место, которое выберет самостоятельно, а то, на которое ему укажет перевозчик. Применительно же к договору аренды, всегда сдается индивидуально-определенная вещь.

Рассмотрим еще один немаловажный вопрос. Можно ли букинговый договор рассматривать в качестве заявки на перевозку. В научной среде существуют разные мнения на этот счет.

Мы полагаем, букинговый договор нельзя рассматривать в качестве заявки на перевозку, поскольку такой договор не порождает обязанности предъявить груз к перевозке. Грузоотправитель приобретает лишь гарантированную возможность совершить такие действия.

Морозов С.Ю. при исследовании системы транспортных организационных договоров предложил следующую формулировку отношений по бронированию перевозок:

«Под бронированием понимается предоставление кому-либо преимущественного права требования перед другими лицами на использование вместимости транспортного средства, помещения либо их части. В силу соглашения о бронировании законный владелец транспортных средств либо помещений, обязуется воздержаться от их предоставления в целом, либо в части иным лицам, а другая сторона имеет право требовать от законного владельца воздержания от этих действий. Бронирование транспортных средств не влечет за собой возникновения обязательств по перевозке» [11, с.144].

Учитывая вышеизложенное, нам представляется возможным согласиться с выводами С.Ю. Морозова, что букинговый договор не является организационным предварительным договором перевозки грузов, также как не является договором перевозки.

Существует и иная точка зрения, которая заключается в том, что договор бронирования воздушного или морского судна имеет признаки опционного договора.

Специфика предмета конкретного опционного договора заключается в том, что в качестве такового выступает предоставление права выбора заключать либо не заключать в будущем иной договор. Названное право является самостоятельным объектом гражданских прав.

Право выбора, на наш взгляд, может выступать предметом договоров бронирования воздушного либо морского судна, которые можно квалифицировать в качестве опционных. Таким образом, можно утверждать, что само бронирование еще не означает заключение договора перевозки и представляет собой самостоятельное обязательство.

Федотова Д.С. в диссертации «Договорное регулирование совместной деятельности исполнителей транспортных услуг по перевозке пассажиров и багажа» делает вывод о том, что соглашение о бронировании мест на рейс имеет организационный характер и не может быть квалифицировано как договор на оказание услуг [12, с.87].

Данный вывод основывается на том, что данное соглашение направлено на организацию исполнения обязанности перевозчика предоставить конкретное место пассажиру, а такая обязанность возникает в результате заключения договора воздушной перевозки пассажира. При этом, право пассажира, вытекающее из соглашения о бронировании, не может быть признано секундарным, поскольку оно может быть нарушено перевозчиком.

Д.С. Федотова предлагает следующее определение соглашению о бронировании пассажирских мест на транспорте: «В силу соглашения о бронировании пассажирских мест перевозчик обязан воздержаться от предоставления третьим лицам вместимости транспортного средства, закрепленного за пассажиром, до момента регистрации на рейс, осуществляемый на соответствующем участке маршрута перевозки, а пассажир имеет право требовать от перевозчика воздержания от таких действий».

Исследовав научные труды ученых, относительно правовой природы и сущности бронирования, мы предлагаем следующее понятие договора бронирования – это соглашение, направленное на предоставление кому-либо преимущественного права требования перед другими лицами на использование вместимости помещений, транспортных средств (их части), и обладающее признаками опционного договора.

По своей правовой природе договор бронирования не является предварительным договором, договором перевозки, договором аренды (найма) и договором на оказание услуг.

Текст статьи
  1. Приказ Министерства транспорта Российской Федерации от 28.06. 2007г. №82 «Об утверждении федеральных авиационных правил // Российская газета. – 2007. – 10 октября.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации Часть первая от 30.11.1994 г. №51-ФЗ (ред. от 18.07.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2019) // Российская газета. - 1994. - 8 декабря.
  3. Маковский, А.Л. Международное частное право (понятие и источники) / А.Л. Маковский. – Москва: Транспорт, 1974. – 62 с.
  4. Гречуха, В. Н. Транспортное право. В двух частях. Часть первая: учебное пособие / В. Н. Гречуха. – Москва: МГИУ, 2002. – 348 с.
  5. Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации / под редакцией Г. Г. Иванова. – Москва: Спарк, 2000. – 734 с.
  6. Лимонов, Э. Л. Внешнеторговые операции морского транспорта и мультимодальные перевозки / Э. Л. Лимонов. – 2-е изд., перераб. и доп. – Санкт-Петербург: Выбор, 2000. – 411с.
  7. Брагинский, М.И. Договорное право. Книга четвертая: Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта / М.И.Брагинский, В.В.Витрянский.– Москва: Статут, 2003.– 910 с.
  8. Тарасов, М. А. Транспортное право / М. А. Тарасов. – Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета, 1968.– 236 с.
  9. Шершеневич, Г. Ф. Курс гражданского права / Г.Ф. Шершеневич. – Тула: Автограф, 2001. – 720 с.
  10. Тарасов, М. А. Транспортное право / М. А. Тарасов. – Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета, 1968. – 236 с.
  11. Морозов, С. Ю. Система транспортных организационных договоров/ С.Ю. Морозов. – Москва: Норма, 2011. - 352 с.
  12. Федотова, Д.С. Договорное регулирование совместной деятельности исполнителей транспортных услуг по перевозке пассажиров и багажа: диссертация… кандидата юридических наук / Д.С. Федотова. - Ульяновск, 2020. - 183 с.
Список литературы