Тактические приемы разоблачения ложных показаний, основанные на корпусной лингвистике

В работе анализируется применение специальных приемов в преодолении дачи заведомо ложных показаний. Исследуются существенные позиции относительно недостаточной теоретической разработанности и использования современных методик в преодолении дачи ложных показаний. Выявлена необходимость в сопряженном исследовании корпусно-лингвистической методики и современных действующих приемов по разоблачению заведомо ложных показаний при допросе в современном российском обществе.

Аннотация статьи
тактические приемы
ложь
допрос
ложные показания
тактика допроса
контекстуально-просодическая теории
Ключевые слова

В современном обществе изменения, которые происходят, затрагивая правовую и общественную жизнь, акцентируют внимание в первую очередь на значимости защиты прав и свобод граждан.

В рамках работы правоохранительных органов актуальными и значимыми задачами являются защита прав потевших и свидетелей. Допрос является наиболее эффективным и качественным способом получения информации от подозреваемых и свидетелей. Подтверждается данный факт тем, что данное следственное действие обладает наиболее результативными информативными свойствами, а также доступен для получения результата по делу, несмотря на то что относится к категории наиболее сложных следственных действий.

В работе органов предварительного следствия поднимается вопрос о проблемных аспектах криминалистической значимости. В частности, отмечаются проблемные аспекты относящиеся к тактическим приемам разоблачения заведомо ложных показаний, которые получает должностное лицо в ходе расследования преступления.

В теории изучения уголовного процесса сущность допроса определяется своей значимой ролью в процессуальной системе доказывания, под которой многие ученые понимают деятельность судебных органов, следователей, дознавателей, чья работа направлена на собирание, проверку фактов, которые подлежат доказыванию по расследуемому уголовному делу, при этом учитываются иные обстоятельства, которые имеют значительную важность для уголовного дела.

В нормативно-правовых актах не закреплено понятие допроса, основное содержание рекомендаций по проведению следственного действия определяется комплексом законодательных норм уголовного, уголовно-процессуального, оперативно-розыскного законодательства. На протяжении долго времени регламентированный порядок допроса не подвергался важным переменам. Определение допроса подвергалось лишь некоторым корректировкам, обозначая отдельные признаки со стороны ученых.

Так, к примеру, М.С. Строгович в своих работах уделяет большое внимание понятию допроса, как следственное действие, при котором должностное лицо правоохранительных органов получает определенные факты или сведения, которые имеют значительный фактор для расследования уголовного дела.

Теоретик Н.И. Порубов определил практически схожее понятие допроса, выделив лишь, что в ходе допроса должностное лицо правоохранительных органов исследует от допрашиваемого лица конкретные фактические данные, которые имеют значение для правильного разрешения уголовного дела. Отсутствие легального толкования понятия допроса, вызывает множество его научных трактовок. Любое определение содержит совокупность характеризующих и содержательных признаков, при этом исследователи включают в данное понятие юридические свойства с учетом собственного понимания допроса. Законодательное закрепление в главе 26 УПК РФ отдельного примечания относительно понятия допроса, обеспечит надлежащее понимание для всех участников уголовного производства [1, с. 126].

Вышеизложенное позволяет сформулировать единое определение. Под допросом предлагается понимать следственное действие, которое направлено на получение полных и правдивых показаний об обстоятельствах, которые имеют значение для уголовного дела, с использованием криминалистических приемов и форм психологического воздействия.

 По своей структуре, сущность допроса заключается в применении должностным лицом разработанных в криминалистической науке тактических приемов, побуждающие допрашиваемое лицо дать показания об известных ему обстоятельствах по уголовному делу [2, с. 155].

Под тактико-криминалистическими приемами необходимо понимать наиболее результативный способ действия, на который полагается должностное лицо органов предварительного следствия с учетом конкретной следственной ситуацией, направленный на эффективность расследования по уголовному делу. Тактические приемы, которые нацелены на получение полных и достоверных показаний, и характеризующие наиболее эффективное производство допроса, составляют тактику допроса.

Проблематика проведения допроса заключается именно в том, что допрашиваемые не всегда дают следователю полные, достоверные сведения о преступном событии. В таком случае главная профессиональная задача следователя на этапе подготовки к допросу заключается в мысленном прогнозировании возможных ситуаций допроса и пути их решения [3, с. 210].

В настоящее время многими теоретиками и практиками в области уголовного и уголовно-процессуального права исследуются проблемы правоприменения статьи 307 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), которая регулирует наступление уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод. В уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации определение понятий «ложные» и «заведомо ложные показания» нормативно не закреплены. Статья 307 УК РФ не раскрывает ни само понятие заведомо ложных показаний, ни обстоятельства, при которых данные показания были даны [4, с. 117].

Публицисты в своих исследованиях под дачей заведомо ложных показаний понимают сознательное сообщение искаженных фактов об обстоятельствах дела органу дознания, предварительного следствия или суда.

По своей правовой структуре понятие «ложные показания» представляют собой сложную юридическую составляющую, при которой понимается умышленно искаженные сведения, которые имеют непосредственное отношение к расследуемому уголовному делу [5, с. 140].

Существенная проблема допроса на предварительном следствии, разрешение которой возможно различными способами, средствами, приемами – разоблачение ложных показаний.

По мнению А.Р. Ратинова существует определенный процесс формирования ложных показаний. Данный процесс содержит в себе:

  1. подготовительную стадию, на данном этапе осуществляется общий сбор информации, после этого формируется модель ложных показаний и тактика поведения допрашиваемого в ходе следственных действий. На данном этапе может формироваться замена элементов истины, то есть трансформация истинных показаний на ложные. Создание модели заведомо ложных показаний осуществляется в рамках определенного этапа [6, с. 96].
  2. сообщение заведомо ложных показаний следователю в ходе допроса. После подготовительной стадии осуществляется процесс сообщения ложных показаний субъекту следствия, как в ходе допроса, так и во время других следственных действий. На данном этапе допрашиваемый воспроизводит заранее подготовленную ложную информацию, воспрепятствуя тактическому воздействию следователя. Положительным результатом для допрашиваемого лица, на данном этапе выступает фиксация в протоколе допроса заведомо ложных показаний и их закрепление подписью следователя.

На основе обобщения и анализа практики расследования дачи заведомо ложных показаний выявлены и классифицированы факторы по отношению к субъекту дачи заведомо ложных показаний, обусловливающие дачу заведомо ложных показаний допрашиваемым лицом.

Исследуя понятие ложных показаний, с целью выявления неискренности конкретных положений на допросе, исходим из основных концептуальных положений контекстуально-просодической теории. Значительный вклад в освоение отдельных аспектов применения криминалистических методик взята во внимание научная работа М. Милойкович, по разработке контекстуально-просодической теории для установления манипулятивного дискурса при лингвистической экспертизе, а именно принят во внимание корпусно-стилистический метод, определяющий неискренность конкретных утверждений [7, с. 111].

Особенностью коммуникативной деятельности следователя при допросе лица, совершившего преступление, является изобличение ложных показаний путём применения различных способов. На основе проведенного анализа текстовой информации, полученной от подозреваемого, не имеющих лексических или лексико-грамматических диссонансов, можно предположить, что лицо, обманывая самого себя, не имея конкретного намерения ввести кого-либо в заблуждение, употребляет лексику, которая в корпусе реже сочетается со своей грамматикой. Основополагающая мысль контекстуально-просодической теории Билла Лоу заключается в том, что ложная информация раскрывает психологическую сущность, объекта его распространяющего. В данном случае ложная информация выступает как проводник между субъектом, опирающимся на ложные показания и его психофизиологических особенностей.

Соответственно, можно сделать определенное умозаключение, о том, что ложные показания свидетельствуют о подозреваемом, как о субъекте преступной деятельности, на основе информации исходящей от него. Ложь в той или иной её форме является наиболее распространенным компонентом противодействия расследованию, что, безусловно, отрицательно влияет на качество проводимой работы органов расследования ввиду отвлечения их сил на преодоление данного приема противодействия.

Необходимо отметить, что применение новых тактических методов и комбинаций, которые целенаправленно разработаны для выявления и нейтрализации дачи ложных показаний со стороны лиц, совершивших преступление, будет являться преимущественно действенным криминалистическим методом борьбы с противодействием расследованию.

Текст статьи
  1. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 года № 63 - ФЗ (ред. от 08.12.2020 № 425-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. - 1996 - № 25 - ст. 2954; 2020 - №50. – ст.8070.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 15.10.2020 №336-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2001 - №52. – ст.4921; 2020 - №47. – ст.7480.
  3. ГОСТ Р 50840-95 «Передача речи по трактам связи. Методы оценки качества, разборчивости и узнаваемости».
  4. Ахмедшин Р.Л. Тактика коммуникативных следственных действий. – Томск : Издательский Дом ТГУ, 2021 – 294 с.
  5. Баев О.Я. Тактика следственных действий: учеб. пособие. – Воронеж : Изд-во Воронеж. ун-та, 2021 – 456 с.
  6. Белянин В.П. Основы психолингвистической диагностики (Модели мира в литературе) – М. : Тривола, 2022 – 323 с.
  7. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. – М. : Юрид. лит., 2022 – 112 с.
Список литературы