Особенности темперамента юристов МЧС России как факторы развития синдрома эмоционального выгорания

Статья содержит результаты теоретического и эмпирического исследований, ориентированных на выявление индивидуально-типологических факторов «эмоционального выгорания» специалистов юридической сферы. Автор анализируют современные представления о синдроме эмоционального и профессионального выгорания, разрабатывает программу эмпирического исследования и реализует ее на базе Министерства чрезвычайных ситуаций России. Результаты проведенного эмпирического исследования служат для автора основой для соответствующих исследовательских выводов.

Аннотация статьи
профессиональное выгорание
эмоциональное выгорание
экстремальные ситуации
симптомы синдрома эмоционального выгорания
индивидуально-типологические факторы
Ключевые слова

Ежедневная профессиональная деятельность юристов, служащих в Министерстве чрезвычайных ситуаций, проходит в непростой, активной и стремительно меняющейся ситуации, характеризующейся влиянием сверхэкстремальных факторов труда. Психологическая сущность угрозы заключается не только в экстремальных условиях, но и в неготовности специалиста юридической сферы к ее ликвидации из-за свойственных ему психофизиологических и индивидуально-психологических особенностей. Напряженность профессиональной деятельности данных сотрудников, чья профессиональная подготовка не предполагала подготовку к работе в МЧС России, смешивается с высоким риском потери здоровья и даже жизни. Все это оказывает отрицательное воздействие на их приспособление и функционирование в социуме.

Работа юристов МЧС России, как и всех его сотрудников, относится к числу профессий, сопровождаемых повышенным риском, и характеризуется высоким уровнем профессионального стресса, в связи с чем для данной категории специалистов особо важной является проблема опасности эмоционального выгорания и профессиональной деформации.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена объективно действующими противоречиями между требованиями практики предотвращать и устранять синдром эмоционального выгорания у юристов, осуществляющих свою профессиональную деятельность в структурах МЧС России, и недостаточностью исследований психологических факторов, влияющих на развитие данного синдрома.

Термин «burnout» («эмоциональное выгорание») впервые был употреблен X. Фрейденбергом в 1974 году. В русском языке он встречается также в двух вариациях: «эмоциональное выгорание» или «профессиональное выгорание», имеется в виду при этом комплекс психических проблем, возникающих у человека в связи с его профессиональной деятельностью [цит. 10, с. 173].

В отечественной психологии первые упоминания об этом феномене встречаются в работах Б.Г. Ананьева, употреблявшего термин «эмоциональное сгорание» в качестве обозначения отрицательного явления, возникающего у людей профессий типа «человек-человек» и связанного с межличностными отношениями. Однако дальнейших эмпирических разработок и подтверждений данного явления в его работах не было [1, с. 339].

А. Лэнгле предлагает рассматривать синдром выгорания как вид депрессии, возникающей без травматизации и органических нарушений, а только из-за постепенной утраты жизненных ценностей. За синдромом выгорания стоят два типа отношений: внешних - с другими людьми и с деятельностью, и внутренних - с самим собой и собственной эмоциональностью. И как следствие - пустота и раздражительность. Это проявление неэкзистенциальной установки по отношению к жизни - установки, которую человек занимает бессознательно и ради самых благих целей [5, с. 3-16].

В.В. Бойко утверждает, что эмоциональное выгорание - это выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на избранное психотравмирующее воздействие [3, с. 472].

Эмоциональное выгорание имеет динамический характер и возникает поэтапно. В.В. Бойко выделяет три фазы стресса:

  • нервное (тревожное) напряжение - создается хронической психоэмоциональной атмосферой, дестабилизирующей обстановкой, повышенной ответственностью, трудностью контингента;
  • резистенция (сопротивление) - стремление человека оградить себя от неприятных впечатлений;
  • истощение - оскудение психических ресурсов, снижение эмоционального тонуса, наступающего вследствие неэффективности проявленного сопротивления [3, с. 472].

Н.В. Гришина рассматривает эмоциональное выгорание в качестве особого состояния человека, являющегося следствием профессиональных стрессов, анализ которого нуждается в экзистенциальном уровне описания. Необходимость этого обуславливается тем, что развитие выгорания не ограничивается профессиональной сферой, а проявляется в различных ситуациях жизнедеятельности человека; болезненное разочарование в работе как способе обретения смысла окрашивает всю жизненную ситуацию [4, с. 143-156].

Г.А. Макарова пишет, что синдром эмоционального выгорания - это процесс постепенной утраты эмоциональной, когнитивной и физической энергии, проявляющийся в симптомах эмоционального, умственного истощения, физического утомления, личной отстраненности и снижении удовлетворения исполнением работы. Это приобретенный стереотип эмоционального, чаще всего профессионального поведения [6, с. 11-21].

Г. Селье рассматривает синдром эмоционального выгорания как результат неудачно разрешенного стресса на рабочем месте и представляющий собой утрату экспансивной, когнитивной и физической энергии [11, с. 123].

По мнению В.Е. Орла, эмоциональное выгорание - это прежде всего дезадаптационный феномен, то есть в процессе развития синдрома выгорания происходит своеобразная интегративная реакция субъекта - его дезадаптациюя в профессиональной деятельности. Данный подход позволяет проанализировать процесс протекания «выгорания» и его специфику на разных этапах профессиональной адаптации [7, с. 330; 8, с. 449; 9, с. 330].

Ю.А. Юдчиц, отождествляя эмоциональное выгорание и профессиональную деформацию, выделяет два основных элемента профессиональной деформации личности в системе профессий «человек-человек»: синдром хронической усталости и синдром эмоционального выгорания. Под профессиональной усталостью понимается «совершенно специфический вид усталости, обусловленный постоянным эмоциональным контактом со значительным количеством людей». При синдроме эмоционального выгорания человек страдает не просто от физического или нервного истощения, часто носящих временный характер, а от хронических стрессов нервной системы [12, с. 17-22].

Принято выделять группы факторов, детерминирующих возникновение и развитие синдрома эмоционального выгорания: личностный, ролевой, организационный, фактор «особого» контингента, мотивационный, экзистенциальный (у К. Кондо соответственно: индивидуальный, социальный, характер работы и рабочего окружения).

Личностный фактор представляет собой исследование индивидуально-психологических особенностей личности и их влияние на развитие эмоционального выгорания.

В.Е. Орел считает, что на развитие синдрома эмоционального выгорания оказывают влияние социально-демографические и личностные характеристики: пол, возраст, уровень образования, стаж работы, семейное положение, локус контроля, уровень нейротизма и т.д. [8, с. 449].

Х. Фрейденберг говорит о людях, подверженных синдрому эмоционального выгорания, как о сочувствующих, гуманных, мягких, ориентированных на людей, вместе с тем неустойчивых, интровертированных, одержимых навязчивыми идеями (фанатичные), легко солидаризирующихся [цит. 2, с. 97-101].

А.А. Рукавишников пишет, что в психологии имеется большое количество данных, свидетельствующих о взаимосвязи синдрома эмоционального выгорания с индивидуально-психологическими характеристиками человека, такими как личностные черты (нейротизм, выносливость, внешний локус контроля), а также самооценкой [10, с. 173].

В соответствии с результатами теоретического анализа нами было проведено эмпирическое исследование, ориентированное на выявление индивидуально-типологических факторов эмоционального выгорания юристов Министерства чрезвычайных ситуаций России.

Вопрос о трансформации профессионально-идентификационных структур личности юриста рассматривался до настоящего времени в основном только в области юридической психологии.

Вместе с тем, юристы осуществляют свою профессиональную деятельность в широком спектре социальной реальности.

Выявление того, как сфера их деятельности обусловливает особенности их профессионального выгорания, является достаточно актуальным, в связи с чем и было предпринято наше эмпирическое исследование [6, с. 11-21].

В исследовании приняли участие юристы, реализующие свою деятельность в учреждениях Министерства чрезвычайных ситуаций, в количестве 124 человек (все мужчины в возрасте от 28 до 44 лет).

Исследование проводилось с помощью следующих методик: Методика диагностики уровня эмоционального выгорания (МДУЭВ) (автор - В.В. Бойко); Методика многофакторного исследования личности (16-PF) (автор - Р.Б. Кеттелл; авторы адаптированного варианта: В.И. Похилько, А.С. Соловейчик, А.Г. Шмелев); Методика определения локуса контроля (МОЛК) (автор - Дж. Роттер); Методика рисуночной фрустрации (МРФ) (автор - С. Розенцвейга; автор адаптированного варианта - Н.В. Тарабрина); Опросник ситуативной и личностной тревожности (ОСИЛТ) (автор - Ч.Д. Спилбергер; автор адаптированного варианта - Ю.Л. Ханин); Опросник структуры темперамента (ОСТ) (автор - В.М. Русалов).

Наибольший интерес представляют результаты корреляционного анализа показателей, полученных с помощью методики диагностики уровня эмоционального выгорания (МДУЭВ) по всем двенадцати шкалам и результатами опросника структуры темперамента по восьми шкалам представлены в таблице.

Таблица

Результаты корреляционного анализа, показавшие степень выраженности синдрома эмоционального выгорания и структуры темперамента юристов МЧС России

Шкалы

Шкалы

Эрг

Сэрг

П

СП

Т

СТ

Эм

Сэм

К

ППО

-0,3700

0,0116

-0,1500

0,0621

-0,1700

-0,1800

0,0163

0,0968

0,0197

НС

-0,3000

0,0340

-0,0976

0,1600

-0,1500

0,0086

0,0958

0,1900

0,1900

ЗиК

-0,3300

-0,0994

-0,3300

0,2700

-0,2000

0,00469

0,0128

0,2000

0,0067

ТиД

-0,2300

-0,1700

-0,2000

-0,0009

-0,2600

-0,4000

0,3700

-0,0623

0,0871

НЭИР

-0,1700

-0,1600

-0,0533

0,1100

-0,2000

0,0749

0,1900

0,3300

-0,0992

ЭНД

-0,1900

0,0261

-0,0078

0,0814

-0,0964

0,1900

0,0887

0,2400

-0,0090

РСЭЭ

-0,1800

-0,2200

-0,1100

0,1600

-0,3900

-0,1400

-0,0490

0,3000

-0,0777

РПО

-0,5000

-0,3200

-0,2200

-0,0167

-0,2800

-0,2300

0,3800

0,4500

-0,0809

ЭД

-0,2400

-0,0968

-0,3800

0,1500

-0,1300

-0,1700

-0,0940

0,0750

0,0574

ЭО

-0,2600

-0,0886

-0,1500

0,0683

-0,2000

0,1000

0,2100

0,3800

-0,0433

ЛО

-0,5000

-0,1300

-0,3000

0,3300

-0,2200

-0,1200

0,0512

0,2500

-0,0360

ПиПН

-0,2000

-0,1700

-0,0540

0,1700

-0,3000

-0,1500

-0,0480

0,1400

0,1700

В результате расчетов коэффициента ранговой корреляции Спирмена стало очевидно, что наиболее высоким уровнем значимости, а, следовательно, и наиболее тесной взаимной зависимостью характеризуются связи между уровнем выраженности показателей «Редукция профессиональных обязанностей» и «Эмоциональность» (r ˢ = 0,38, р < 0,01), «Эмоциональная отстраненность» и «Социальная эмоциональность» (r ˢ = 0,38, р < 0,01).

Таким образом, чем больше юристы МЧС России стремятся облегчить или сократить обязанности, которые требуют эмоциональных затрат, тем выше их чувствительность к расхождению между задуманным и ожидаемым, планируемым и результатами реального действия.

Получена также отрицательная корреляция между степенью выраженности показателей «Редукция профессиональных обязанностей» и «Эргичность» (r ˢ = -0,50, р < 0,05), а также между показателями «Личностная отстраненность» и «Эргичность» (r ˢ = -0,50, р < 0,05).

Таким образом, чем больше юристы МЧС России стремятся сократить обязанности, которые требуют от них эмоциональных затрат, тем меньше у испытуемых возникает потребность в освоении окружающего мира и жажда деятельности.

Нами была выявлена положительная взаимосвязь между уровнем выраженности показателей по шкале «Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование» и шкале «Социальная эмоциональность (r ˢ = 0,33, р < 0,01).

Так же высоким уровнем значимости, а значит, и наиболее тесной взаимной зависимостью характеризуются связи между уровнем выраженности показателей «Личностная отстраненность» и «Социальная пластичность» (r ˢ = 0,33, р < 0,01).

Иными словами, чем больше юристы МЧС России утрачивают интерес к субъекту профессиональной деятельности в процессе общения, тем больше у них развивается способность автоматического включения в социальные контакты, образуется большое количество коммуникативных заготовок.

Уровни выраженности показателей «Тревога и депрессия» и «Социальный темп» характеризуются отрицательными взаимосвязями (r ˢ = -0,40, р < 0,01).

Кроме того, нами также была обнаружена отрицательная взаимосвязь между уровнем выраженности показателей «Расширение сферы экономии эмоций» и «Темп» (r ˢ = -0,39, р < 0,01).

Речь идет о том, что чем больше юристы МЧС России демонстрируют форму защиты от эмоций вне профессиональной деятельности, тем медленней у испытуемых скорость выполнения операций при осуществлении предметной деятельности.

В процессе исследования была выявлена отрицательная взаимосвязь между уровнем выраженности показателей «Эмоциональный дефицит» и «Пластичность» (r ˢ = -0,38, р < 0,01).

Уровни выраженности показателей «Переживание психотравмирующих обстоятельств» и «Эргичность» также характеризуются отрицательными взаимосвязями (r ˢ = -0,37, р < 0,01), как и уровни выраженности показателей «Редукция профессиональных обязанностей» и «Социальная эргичность» (r ˢ = -0,32, р < 0,01).

Это говорит о том, что чем больше юристы МЧС России стремятся облегчить профессиональные обязанности, требующие эмоциональных затрат, тем меньше у них возникает потребность в социальных контактах.

Таким образом, результаты проведенного эмпирического исследования свидетельствуют о необходимости и целесообразности дальнейших исследований, ориентированных на выявление закономерно существующих связей и взаимосвязей между индивидуально-типологическими характеристиками личности юристов, осуществляющих свою профессиональную деятельность в учреждениях, подведомственных Министерству чрезвычайных ситуаций, и уровнем развития у них синдрома эмоционального выгорания, детерминирующего невозможность эффективного выполнения своих профессиональных обязанностей в условиях чрезвычайных ситуаций.

Текст статьи
  1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. - Л.: ЛГУ, 1968. - 339 с.
  2. Бонкало Т.И., Варавина Л.В. Личностные и функционально-ролевые риски в профессиональной деятельности сотрудников миграционной службы // Человеческий капитал. - 2014. - № 2 (62). - С. 97-101.
  3. Бойко В.В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. - СПб.: Питер, 2005. - 472 с.
  4. Гришина Н.В. Помогающие отношения: профессиональные и экзистенциальные проблемы / Н.В. Гришина // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. А.А. Крылова и Л.А. Коростылевой. - СПб.: Питер, 1997. - С. 143-156.
  5. Лэнгле А. Эмоциональное выгорание с позиций экзистенциального анализа: теоретическое исследование / А. Лэнгле // Вопросы психологии. - 2008. - № 2. - С. 3-16.
  6. Макарова Г.А. Синдром эмоционального выгорания // Вопросы социального обеспечения. - 2005. - № 8. - С. 11-21.
  7. Орел В.Е. Синдром психического выгорания личности. - М.: ИП РАН, 2005. - 330 c.
  8. Орел В.Е. Структурно-функциональная организация и генезис психического выгорания: дис. … д-ра псих. наук: 19.00.03 Ярославль, 2005. - 449 c.
  9. Орел В.Е. Синдром психического выгорания личности. - М.: Институт психологии РАН, 2005. - 330 с.
  10. Рукавишников А.А. Личностные детерминанты и организационные факторы генезиса психического выгорания у педагогов: Дисс. ... канд. психологических наук. - Ярославль, 2001. - 173 с.
  11. Селье Г. Стресс без дистресса. - М.: Прогресс, 2002. - 123 с.
  12. Юдчиц Ю.А. К проблеме профессиональной деформации // Журнал прикладной психологии. - 2008.- № 2. - С. 17-22.
Список литературы