Фронтовые письма как фиксатор отношения солдат к своим родным и знакомым (на примере писем туляков-красноармейцев)

В статье рассматривается один из сюжетов фронтовой повседневности, а именно связи фронтовика и адресата посредством полевой почты. Обращаясь к эпистолярным источникам туляков-участников Великой Отечественной войны, автор на их основе проводит анализ основных примеров отношений между солдат и его близкими, оставшимися в тылу. Автор приходит к выводу о том, что исследование эпистолярных источников позволяет изучить более подробно психологическо-ментальные аспекты солдат на войне.

Аннотация статьи
помощь
фронтовое письмо
фронтовая повседневность
тыл
Великая Отечественная война
Ключевые слова

Начнём с того, что с помощью фронтовых писем возможно оценить взаимосвязь и взаимоотношения бойцов и адресатов, с которыми они поддерживали переписку на протяжении войны. Военные письма туляков-красноармейцев, адресованные своим родственникам и друзьям, содержащие личную информацию, являются довольно информативными источниками и нуждаются в подробном изучении.

Отметим, что в персональных письмах помимо главной фактической информации, сообщений от лица бойцов, присутствовали также строчки, служащие ответом на письма родных и знакомых (т.н. ответные письма). Часто это были ответы о своей жизни на фронте, короткие фразы, о том, что солдат ни в чём не нуждается, обеспечен и т.д. Нельзя не отметить наличие в данных персональных эпистолиях уникальной информации, адресованной только лишь своим родным: «Среди общего массива сохранившейся переписки значительное место занимают личные письма военнослужащих, главная функция которых – коммуникация. Такие письма не предполагали публичного прочтения (по крайней мере, за пределами семьи), они содержали жизненные подробности, значимые исключительно для близких» [2].

Также интересны и нуждаются в разборе письма из тыла, адресованные бойцу на фронт. Данные источники являются не менее информативными, дополняющие собой эпистолярный комплекс, сохранившийся до наших дней. Так, к примеру, в фондах Тульского военно-исторического музея находится порядка 130 фронтовых писем, принадлежащих Н. Дмитриевой и А. Дубровскому, к которым мы ещё будем обращаться в ходе нашего анализа.

Забегая вперед, можно сказать, что солдатские письма, адресованные родным и знакомым, в общем, сводятся к следующим аспектам: тоска по дому, успокоение родных, забота и помощь, откровения о жизни на фронте, просьбы о помощи и т.д. Данные стороны и будут проанализированы нами в этом параграфе.

Стоит сказать, что с момента разлуки с родными и близким после начала Великой Отечественной войны, единственным способом, с помощью чего солдаты сохраняли с ними связь, являлась военно-полевая почта. О том, что фронтовые письма – это была главная связующая часть фронта и тыла того периода отмечает Т.П.Сухотерина: «Под письмом понимается написанный текст, посылаемый для сообщения какой-либо информации. Фронтовое письмо – это один из традиционных способов передачи информации в годы Великой Отечественной войны. Письменное общение (зачастую единственный источник коммуникации), безусловно, приносят душевный покой, помогают установить и укрепить духовную связь между людьми в тяжелые годы». Поэтому на протяжении войны активно вели корреспонденцию, отправляя письма в первую очередь с неизменными вопросами, касающимися здоровья, настроения, состояния и т.д.: «На днях получил от вас открытку от 7 июня. Я очень рад, что вы живёте хорошо и все живы и здоровы. Конечно, живете уже не так как при мне жили» (из письма А.В.Черняева).

Доминирующую роль фронтовых писем в роли источника, способствующему моральному успокоению справедливо отмечает автор Ф.Г. Миниханов: «О чем думал он, склонившись над листком бумаги и торопливо сочиняя письмо домой? Конечно, не о вечности, не об идеологии, не о социализме… Главная его забота – успокоить близких, сообщить, что жив, здоров, воюет, бьет врага, и заверить, что вернётся с победой». Данный тезис подтверждается аналогичными строчками из писем, в которых солдаты прямо или косвенно сообщают о подобных моментах: «Настроение бодрое, но обстановка, в которой нахожусь, часто писать письма не позволяет, и поэтому еще раз прошу не беспокоиться обо мне!» (из письма А. Королёва).

Рассматривая проблемы тыла в годы Великой Отечественной войны, Т.А. Булыгина отмечает следующее: «В письмах с фронта постоянно звучит озабоченность положением своих семей, судьбой своих городов и сёл, своих хозяйств. За этой тревогой встают тяжелые будни тыла, его проблемы» [3, с.539]. Действительно, в письмах, адресованных своим родным и близким, мы замечаем и то, что солдаты пишут, давая советы и наставления. Так, в письме своему сыну И.С. Топорков сообщает: «Я хотел бы чтобы ты… заготовил себе на зиму необходимый минимум овощей… Не стесняйся организовать хранение даже в собственной комнате. И второй вопрос это топливо на зиму: дрова, уголь, всякого рода обрезки, негодная деревянная тара, мелкие сучья, стружки, опилки должно в мере необходимой потребности быть подготовленным» (Из письма И.С. Топрокова). Своим жёнам, оставшимися в тылу с детьми, солдаты писали предельно развернутые руководства с соответствующим содержанием: «Сдай Ив. Петров. все газеты, собранные за лето для подшивки. Сдай в шкафу моём 100 штук патрон и удостоверение тому, кто получит право на малокалиберную винтовку…Напиши мне о нашей дочке Гале, я очень часто вспоминаю о ней. Вспоминаю с гордостью, что у нас хорошая дочь, воспитывай её, Лида, без баловства» (Из письма Д.Ф.Никитина). Интересным примером представляется отрывок из письма П.С. Баранчикова: «Но очень прошу тебя, папа, я хочу, чтобы, придя домой, не слышал твоего кашля, а поэтому сдержи своё слово, пожалей себя и меня – не кури. Я бы тоже бросил курить, но только не сейчас, а всё же брошу» (Из письма П.С.Баранчикова). Отсюда, сделаем вывод, что солдаты на фронте не оставались безучастными к судьбам родных, оставшихся в тылу, заполняя письма советами и рекомендациями, проявляя заботу и озабоченность.

Конечно, заботливые мотивы не ограничивалась одними лишь словами, солдаты, по возможности, помогали своим семьям, оставшимся в тылу по мере своих сил и возможностей. Как отмечает А.С. Кузнецов: «Бойцы всегда интересуются положением дел дома, дают советы, помогают финансово. Содержание фронтовых писем является доказательством о денежных переводах солдатами своим родным». Вопрос о финансовой помощи вне сомнений являлся подтвержденным. Не имея документы о финансовых переводах, как необходимого источника, всё же приведём пример: «На имя тети Лены посылаю 120 рублей. Как только она получит их, пусть перешлет маме, если к тому времени он будет известен. На днях, возможно, вышлю ещё. Должны дать жалованье за ноябрь» (из письма Э.И. Гольдина).

Практически все военные письма туляков-красноармейцев, посвященные своим семьям, имеют глубоко эмоциональный характер. Пережитое солдатом на передовой косвенно отражались в строчках его писем. Переживания, связанные с отсутствием рядом его родных, также являлись главным сюжетом в письмах военной корреспонденции.

Именно в таких строках наиболее искренне и раскрыто излагаются переживания фронтовиков: «Прошло семь дней с того дня когда мы покинули Тулу как ужасно медленно движется время прошло ведь совсем ерунда этих дней а кажется вечностью. Томочка, как хочется вернуться к былому хоть на несколько минут ведь это так дорого в настоящее время. И я готов заплатить за них любую цену» (Из письма Г.Я. Каргапольцева); «Мне очень хочется писать, но отчасти не могу, да ещё и не знаю, кто где находится. Жалко, что я не знаю, где находятся мама папа и Галя. Хотелось бы получить от них письмо и узнать, что сейчас с ними…Жаль, что я не имею возможности получить от них ответа так как нет сейчас адреса… Часто вспоминаю прежние времена, родных и знакомых» (из письма А.В. Черняева).

В подавляющем большинстве данных писем присутствует надежда на скорую и неминуемую встречу, что являлось для солдата доминирующей ценностью: «Близок час, когда мы встретимся, если этого я не мог сказать ещё вчера, то сегодня я в этом убеждён» (из письма В. П. Громова). Поэтому главным мотивами здесь являлись переживания, желание узнать, как можно больше новостей от своих родных: «Хотел бы я видеть, как Вы живете, побаловаться с Галей и Женей. Наверное, они начинают меня забывать, если приеду, то они, наверно и не побегут ко мне, как раньше они встречали меня. Настя, опиши подробно обо всем» (из письма И.И.Тевса).

В свою очередь, сами фронтовики в личные проблемы почти не посвящали своих близких. А.Н. Тальцев в своей работе отмечает, что, читая фронтовые письма, создается впечатление, что военнослужащие иногда намеренно, чтобы успокоить близких, «приукрашивают» свою фронтовую жизнь, рассказывая, что они отлично питаются, всегда тепло одеты и обуты, идут в бой с хорошим настроением [4]. Действительно, письма с подобным обращением встречаются довольно часто: «Короче говоря, веселимся с утра до вечера и с вечера до утра…Не найти это как нитку, это действительно так. Ребята в моем взводе молодые, веселые и на редкость смешливые. Живём дружно и хорошо. Чего и вам желаю» (из письма Э. И. Гольдина). В данном отрывке и правда, нельзя не отметить несколько «приукрашенные» строки бойца о своей жизни на передовой.

К сожалению, нередко случалось и такое, что солдаты не так часто получали ответные письма от своих родных по разного рода причинам: это могли быть проблемы доставкой писем, их задержка и т.д. В связи с этими сложностями самим солдатам в обращениях приходилось заранее предупреждать о смене адреса: «Посылаю справку, писать нет времени, адреса постоянного нет, все время в движении, сейчас еду дальше, пишу на ходу и, несмотря на это, все же думаю, хоть чем-нибудь помочь» (из письма В. Громова); «Давненько не слышно ничего от вас. За довольно короткий я вам порядочно писал. Самое главное выслал в четырёх письмах ещё 16 шт., фото продолжение к полученным…Мать, как только получишь, так сообщай номера их мне. У нас небольшой случай произошёл с почтой, так боюсь, не попали они под него» (из письма Зенякина О.Н.) и т.д.

Проблемы, по которым бойцы могли получать редко/не получать от своих родных письма могли быть самые разные. Например, обычные бытовые проблемы. Так, в письме Нины Дмитриевой содержатся следующие строчки: «Абуська, родной, ты не обижайся на меня, что я пишу редко. Во-первых, это оттого, что ты сам пишешь так, а во-вторых, у нас уже целый месяц нет дома света» (из письма Н. Дмитриевой).

Между тем, ряд таких источников имеют схожее содержание и даже присутствуют укоры в адрес близких о неимении писем: «Конечно очень жаль, что вам я все пишу и пишу, а от вас ни одного письма не получаю» (из письма Никитина Д.Ф.), «Дорогие родители, я послал вам уже несколько писем, но от вас еще не получал ни одного письма. В текущий момент от вас не слышал, как говорится, ни слуху ни духу, ваша судьба мне тоже неизвестна» (из письма Е.Ф.Волкова). Такие же замечания мы встречаем в ответных строках родственников солдата, в качестве примера приведём письмо Нины Дмитриевой: «Почему ты так редко стал писать. Может быть, потому, что мои письма неинтересны, скучны или просто не хочешь?» (из письма Н.Дмитревой).

Солдаты, находясь в тяжелых военных условиях, надеялись и нуждались в помощи своих родных и близких. Зачастую круг ограничивался перечнем незначительных просьб: «Клавочка тебя так-же прошу если можете выслать мне свое фото, то вышлите» (из письма Н. Кругова), «Пришлите клочок денег или табаку – но не папирос, а то я их пришлю обратно, так как лишние расходы в данный момент никчемная трата денег» (из письма П.С. Баранчикова). В большинстве фронтовых писем встречаются слова-благодарности своим родным: «Ты, мама, как видно много забот приложила к тому, чтобы достать теплые вещи, за что спасибо тебе, но и у меня есть просьба – не присылай меховые рукавицы, а особенно деньги. Обойдусь, хотя часто, почти что нет» (из письма Медведского). О несколько неочевидных просьбах солдат отмечает А.А. Антипов: «Внутренняя концентрация на себе, выраженная вводными словами и словосочетаниями, уравновешивается постоянными просьбами к родным написать о мирной жизни» [1]. Поэтому, можно сказать, что солдат читая письма родных достигал «эффекта присутствия», был рядом с близкими.

В заключении стоит сказать, что военные письма фиксируют довольно разные эмоциональные переживания, обращения, просьбы и т.д., адресованные своим близким и знакомым. В числе эпистолярного комплекса находятся письма туляков-красноармейцев, наполненные тревожными и досадными строчками, связанные с перебоями и проблемами в ходе доставки почты. Помимо того, что солдат хотел узнать состояние дел своих родных, про свои же, он сообщал довольно скромно, часто без подробностей описания фронтовой жизни и т.д.

Текст статьи
  1. Антипов А. Г., Рыбникова Е. Е. Фронтовой эпистолярий как источник русской лингвокультуры // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. 2017. №41-2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/frontovoy-epistolyariy-kak-istochnik-russkoy-lingvokultury (дата обращения: 30.01.2023).
  2. Белоглазова Г. Н. Письма с фронта как исторический источник времён Великой Отечественной войны // МНКО. 2013. №2 (39). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pisma-s-fronta-kak-istoricheskiy-istochnik-vremyon-velikoy-otechestvennoy-voyny (дата обращения: 19.12.2022).
  3. Булыгина Т.А. Письма с фронта как источник истории повседневности в годы Великой Отечественной войны//Ставрополье: Правда военных лет. Великая отечественная война в документах и исследованиях. - Ставрополь, 2005, C. 539.
  4. Тальцев, А. Н. Человек на войне: военная повседневность во фронтовых письмах / А. Н. Тальцев // Вестник Северо-Осетинского государственного университета имени К. Л. Хетагурова. – 2017. – № 1. – С. 63-68.
  5. Письмо П.С.Баранчикова от 16 06 1941// Оригинал представлен в фондах Тульского Военно-исторического музея // ЧРИКМ КП-1402.
  6. Письмо Зенякина О.Н. к отцу и матери // Оригинал представлен в фондах Тульского Военно-исторического музея // МВИ КП 1641/14
  7. Письмо Э.И. Гольдина от 26.11.1941 // Оригинал представлен в фондах Тульского Военно-исторического музея //МВИ КП 1604/3
  8. Письмо Н. Кругова от 25 02 1943 // Оригинал представлен в фондах Тульского Военно-исторического музея// МВИ КП 789
  9. Письма А.Лякина от 03.06.1942 // Оригинал представлен в экспозиции Тульского Военно-исторического музея//МВИ КП 1710/10, Д 1320
  10. Письмо И.И.Тевса родным из действующей армии // Оригинал представлен в фондах Тульского Военно-исторического музея //МВИ КП 360 Д 80
  11. Письмо Черняева А. В. родителям и сестре Галине с фронта от 03.07.1942. номер госкаталога 40360495 Номер КП(ГИК) МВИ КП 1724/14 Инвентарный номер Д. 1359.
Список литературы