Главная
АИ #14 (144)
Статьи журнала АИ #14 (144)
Судебная практика как источник семейного права

Судебная практика как источник семейного права

Автор(-ы):

Симонов Вадим Сергеевич

4 апреля 2023

Секция

Юриспруденция

Ключевые слова

механизм правового регулирования
семейное право
Верховный Суд Российской Федерации
судебная практика
источник права

Аннотация статьи

Статья посвящена анализу судебной практики по семейным делам, ее роли в механизме регулирования семейных отношений. В данной статье анализируются некоторые положения Семейного кодекса Российской Федерации и постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Проблематика данной статьи является актуальной, поскольку на сегодняшний день в Российской Федерации судебная практика не является источником права, несмотря на выполнение высшими органами судебной власти правотворческой функции.

Текст статьи

Механизм правового регулирования – это система правовых средств, обеспечивающих правовое воздействие на общественные отношения. В свою очередь механизм правового регулирования фактически распадается на три процесса: механизм правотворчества, механизм реализации и механизм государственного принуждения. Отсюда следует, что механизм правового регулирования семейных отношений – это система семейно-правовых средств, которая обеспечивает правовое воздействие на семейные отношения.

К источникам семейного права в Российской Федерации относятся: Конституция Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, федеральные законы, применяемые в соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации, указы и распоряжения Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, законы субъектов Российской Федерации, регулирующие семейные отношения по вопросам, отнесенным к ведению субъектов. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации традиционно источниками права, в том числе и семейного, не являются. Однако суды различных инстанций при постановлении решений по семейным делам обращают свое внимание на правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, придерживаются его толкования и разъяснений положений семейного закона. Бесспорно судебная практика по семейным делам оказывает существенное влияние на семейные отношения. В своих решениях суды зачастую толкуют закон так, что, по сути, создают новые нормы права. Фактически, решения высших судебных инстанций носят нормативный характер, поскольку они устанавливают, изменяют или отменяют правовые нормы, обязательны для исполнения определенного круга лиц, а также рассчитаны на неоднократное применение. Судебная практика высших судов Российской Федерации учитывается при постановлении решений нижестоящими судами, выступая ориентиром при разрешении вопросов толкования норм права, устраняя пробелы в нем.

В Российской Федерации отсутствуют положения, законодательно закрепляющие судебную практику, формирующуюся из постановленных решений высших судебных органов, как одного из источников права. Многие ученые России, такие как Алексеев С.С., Баглай М.В., Наумов А.В., Жуйков В.М., Зорькин В.Д., выступают за признание судебной практики как одного из источников права.

Для того чтобы подтвердить вышеуказанное, полагаю возможным привести положения Семейного кодекса Российской Федерации и постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В соответствии с положениями ч.1 ст.52 СК РФ [3], запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с пп. 1, 2 ст.51 СК РФ, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным. Запись об отце ребенка в книге записей рождений, произведенная в соответствии с п.2 ст.51 СК РФ, может быть оспорена в судебном порядке также по требованию наследника лица, записанного в качестве отца ребенка. Соответствующее требование может быть удовлетворено в случае нарушения положений указанного пункта, в том числе если такая запись произведена на основании подложных документов либо без свободного волеизъявления лица, отцовство которого было установлено во внесудебном порядке.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.05.2017 N 16 (ред. от 26.12.2017) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей» [1] указано, что согласно п.1 ст.52 СК РФ запись родителей в книге записей рождений произведенная в соответствии с пп.1, 2 ст.51 СК РФ, может быть оспорена в судебном порядке лицом, записанным в качестве отца или матери ребенка, либо лицом, фактически являющимся отцом или матерью ребенка (биологический родитель), а также самим ребенком по достижении им совершеннолетия, опекуном (попечителем) ребенка, опекуном родителя, призванного судом недееспособным. Указанное право принадлежит также ребенку, не достигшему возраста восемнадцати лет, приобретшему полную дееспособность в результате эмансипации или вступления в брак (п.2 ст.21, п.1 ст.27 ГК РФ). Ввиду того, что семейное законодательство исходит из недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи (ст.1 СК РФ), указанный перечень лиц является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. В случае, если исковое заявление об оспаривании записи об отце (матери) ребенка в книге записей рождений подано лицом, не относящимся к перечню лиц, указанных в п.1 ст.52 СК РФ (например, одним из наследников лица, записанного в качества отца (матери) ребенка, либо родственником ребенка, не назначенным в установленном законом порядке его опекуном или попечителем), судья отказывает в принятии искового заявления на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК РФ, а если производство по делу возбуждено – суд прекращает производство по делу в соответствии с абзацем 2 ст.220 ГПК РФ.

Из вышеуказанного следует, что Верховный Суд Российской Федерации добавляет нового субъекта, не предусмотренного положениями ч.1 ст.52 СК РФ, наделяя лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста, но приобретших в соответствии с п.2 ст.21, п.1 ст.27 ГК РФ дееспособность в результате эмансипации или вступления в брак, правом оспаривания отцовства и материнства, вводя их в перечень лиц, обладающих таким правом в силу закона. Суд в данном случае взял на себя функции законотворчества, принадлежащие высшему законодательному органу, чем повлиял на разрешение в рамках семейно-правовых споров судами вопросов, касающихся оспаривания записи родителей в книге записей рождений.

В качестве иного примера расширения Верховным Судом Российской Федерации границ норм, закрепленных в Семейном кодексе Российской Федерации, можно привести положения о взыскании алиментов. В соответствии с п.2 ст.83 СК РФ размер твердой денежной суммы, подлежащей взысканию, определяется судом исходя из максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспечения с учетом материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимание обстоятельств. Из разъяснений, данных в п.27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов» [2], в силу п.2 ст.83 СК РФ размер алиментов, следует, что с учетом положений ст.ст.1-3 Федерального закона от 24 октября 1997 года N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации», а также равной обязанности родителей по содержанию своих несовершеннолетних детей установление судом алиментов, подлежащих взысканию с одного из родителей ребенка, в размере менее половины соответствующей величины прожиточного минимума для детей может иметь место в случае, когда материальное и (или) семейное положение плательщика алиментов либо иные заслуживающие внимания обстоятельства объективно не позволяют произвести с него взыскание алиментов в размере половины соответствующей величины прожиточного минимума для детей.

Указанное постановление Пленума вводит новые положения об установлении судами размера подлежащих взысканию алиментов, не предусмотренных положениями Семейного кодекса Российской Федерации. Верховный Суд Российской Федерации, разъяснения применения закона по делам о взыскании алиментов, дополнил п.2 ст.83 СК РФ.

Таким образом, полагаю возможным проследить тенденцию, формирующуюся в правовой системе российского государства, в соответствии с которой в современных условиях значительно повышается роль судебной практики в механизме правового регулирования семейных отношений. Верховный Суд Российской Федерации, толкуя в своих решениях нормы права Семейного кодекса Российской Федерации, устраняет пробелы, допущенные законодателем, расширяет границы норм права, закрепленные в вышеназванном Кодексе, возлагая на себя правотворческую функцию.

Список литературы

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 16 (ред. от 26.12.2017) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей» // https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_216881/
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов» // https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_286361/
  3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 19.12.2022) // Собрание законодательства РФ. –1996 - № 1. - ст.16.

Поделиться

906

Симонов В. С. Судебная практика как источник семейного права // Актуальные исследования. 2023. №14 (144). Ч.I.С. 67-69. URL: https://apni.ru/article/5941-sudebnaya-praktika-kak-istochnik-semejnogo-pr

Похожие статьи

Другие статьи из раздела «Юриспруденция»

Все статьи выпуска
Актуальные исследования

#21 (203)

Прием материалов

18 мая - 24 мая

осталось 4 дня

Размещение PDF-версии журнала

29 мая

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

7 июня