Компенсация морального вреда как способ защиты прав потребителей при причинении им вреда вследствие недостатков товаров (работ, услуг)

В работе рассмотрена практика компенсации морального вреда потребителям при причинении им вреда вследствие недостатков товаров (работ, услуг). Автором проанализированы критерии определения размера компенсации морального вреда, закрепленные в Гражданском кодексе Российской Федерации, а также точки зрения ученых по данному вопросу, сделаны предложения по решению выявленных проблем.

Аннотация статьи
потребитель
компенсация морального вреда
способ защиты
Ключевые слова

В подавляющее большинство исковых заявлений потребителей в случае причинения им вреда вследствие недостатков товаров (работ, услуг) включается требование о компенсации морального вреда. Из содержания ст. 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» следует, что к условиям компенсации морального вреда относятся факт причинения вреда потребителю и вина причинителя [6]. Согласно п. 45 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», «при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя» [7]. Следовательно, вина причинителя вреда потребителю предполагается.

По результатам анализа судебной практики можно сделать вывод, что зачастую суды значительно снижают размер компенсации морального вреда, указанный в исковом заявлении потребителя, при этом нередко несоразмерно характеру причиненного вреда без особых оснований. Так, Гр. А. обратилась с исковым заявлением к МУЗ «Люберецкая районная больница № 1» о компенсации морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинских услуг, в размере 1 млн. рублей. В иске А. указала, что во время прохождения стационарного лечения у ответчика медсестра неправильно удалила ей катетер, и его кусочек остался в организме. На УЗИ врач объяснил, что этот кусочек может переместиться в кровеносный сосуд и закрыть его, что представляет угрозу для жизни. По решению суда первой инстанции размер компенсации составил 40 000 рублей. В результате рассмотрения апелляционной жалобы А. на указанное решение судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда увеличила сумму компенсации до 200 000 рублей, обосновав это тем, что судом первой инстанции не учтены в полной мере последствия некачественного оказания медицинских услуг, а именно: необходимость для истицы находиться под постоянным наблюдением врачей, невозможность проведения истице операции по удалению катетера по медицинским показаниям, то есть неустранимость дефекта медицинской услуги [11].

Критериями определения размера компенсации морального вреда, согласно ст.ст. 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), являются «характер и степень причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степень вины нарушителя, требования разумности и справедливости и иные заслуживающие внимания обстоятельства» [4, 5]. Данные формулировки представляются недостаточно четкими, в связи с этим судебные решения по вопросу определения размера компенсации морального вреда носят субъективный характер. В частности, суды учитывают период нетрудоспособности, длительность устранения последствий бездействия медицинской организации [8]; продолжительность страданий в связи с разлукой с ребенком [10]; необходимость перенесения нескольких операций, установление инвалидности [9] и др. Нередко обоснование размера компенсации морального вреда ограничивается цитированием критериев, указанных в ГК РФ [12].

В научной литературе авторы высказывают свои предложения по данному вопросу. М.Н. Малеина предлагает закрепить в законодательстве «общие и частные критерии определения размера компенсации морального вреда. Общие критерии (форма и степень вины нарушителя, общественная оценка действия (бездействия), вызвавшего вред) были бы применимы ко всем ситуациям, частные – к конкретному нарушенному праву» [2]. К.И. Голубев и Р.В. Нарижний считают, что «перечень необходимо дополнить двумя критериями – степень вины и имущественное положение гражданина, причинившего вред» [1]. Е.А. Михно была предложена «система критериев определения размера морального вреда, разделенных по видам убытков, где критерии определения размера компенсационных убытков замыкаются на личности потерпевшего, его отношении к нарушителю его прав; штрафные же убытки должны присуждаться сверх компенсационных» [3].

По нашему мнению, в перечень указанных в ст.ст. 151, 1101 ГК РФ критериев определения размера морального вреда целесообразно включить материальное положение потерпевшего и причинителя вреда, их поведение, вид и степень тяжести повреждения здоровья, продолжительность нарушения прав. Однако сформировать закрытый перечень таких критериев не представляется возможным в силу индивидуальных особенностей каждого конкретного случая причинения морального вреда, которые нельзя не учитывать. Суды должны обладать определенной степенью самостоятельности при определении размера компенсации морального вреда, но для назначения справедливых и разумных размеров компенсации морального вреда и формирования более единообразной правоприменительной практики по делам данной категории на законодательном уровне следует закрепить определенные ориентиры. В связи с этим необходимо разработать методику определения размера компенсации морального вреда исходя из величины прожиточного минимума, установленного для конкретного субъекта федерации. Это позволит учитывать экономическую ситуацию в регионе. Для того чтобы иметь возможность варьировать данный размер в зависимости от обстоятельств конкретного случая причинения вреда, требуется сформировать систему коэффициентов по степени причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. Наибольшим должен быть коэффициент, применяемый в случае причинения смерти потерпевшему, наименьшим – при наличии только имущественного вреда. Значение коэффициента может быть выражено как конкретным числом, так и в виде определенного диапазона (минимально и максимально возможное значение).

Текст статьи
  1. Голубев, К.И. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности / К.И. Голубев, С.В. Нарижний. – 2-е изд. – СПб.: Изд-во Юридический центр Пресс, 2001. – 302 с.;
  2. Малеина, М.Н. Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление, защита): специальность 12.00.03: автореф. дис. … д-ра юрид. наук / Марина Николаевна Малеина; Московская государственная юридическая академия. –  Москва, 1997. – 40 с.;
  3. Михно, Е. А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах: специальность 12.00.03: дис. … канд. юрид. наук / Елена Александровна Михно; СПбГУ. – Санкт-Петербург, 1998. – 35 с.;
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ: текст с изм. и доп. на 16 дек. 2019 г. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  5. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Федеральный закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ: текст с изм. и доп. на 27 дек. 2019 г. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  6. О защите прав потребителей: Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1: текст с изм. и доп. на 18 июля 2018 г. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  7. О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  8. Апелляционное определение Омского областного суда от 21 мая 2017 г. № 33-3151/2017. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  9. Определение Пермского краевого суда от 23 июля 2017 г. № 33-638. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  10. Определение Пермского краевого суда от 8 сентября 2018 г. по делу № 33-795. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  11. Апелляционное определение Московского областного суда от 4 октября 2018 г. № 33-22344. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  12. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12 декабря 2018 г. № 33-25669; Апелляционное определение Омского областного суда от 16 мая 2018 г. № 33-3075. – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Список литературы
Ведется прием статей
Размещение электронной версии журнала
21 сентября
Загрузка в eLibrary
21 сентября
Рассылка печатных экземпляров
29 сентября