Особенности функционирования электронной валюты на международном и национальном уровнях

Особенности функционирования электронной валюты на международном и национальном уровнях

В статье раскрываются отличительные черты электронной валюты в рамках функционирования современных валютных систем. Развитие информационных технологий находит поддержку в национальном законодательстве, однако использование цифровой валюты в качестве платежного средства подвергается критике. Авторами отмечается наличие множества противоречивых факторов процесса развития и внедрения криптовалюты в национальные валютные системы.

Аннотация статьи
цифровая экономика
криптовалюта
платежное средство
финансовый инструмент
критерии валюты
Ключевые слова

Усиление роли информационных технологий в функционировании общества характерно для данного этапа развития человечества, причем данная тенденция распространяется на все сферы, в том числе финансовую. Процесс цифровизации является одной из предпосылок и необходимым условием для развития института электронных денег. Все чаще возникают и широко применяются новые платежные системы, отличные от государственных, и осуществляющие операции по своим правилам. Таким образом, цифровая экономика приобретает большое значение в области финансов, обсуждается в рамках теории финансового права и даже на уровне законодательства. Чернов В.А. в числе предпосылок усиления и интереса к цифровой валюте называет следующие: рост недоверия к государству и мировым валютам, увеличение государственного долга США, нестабильность некоторых свободно конвертируемых валют и, собственно, сама возможность использования электронных денег как дополняющих или целиком заменяющих национальную валюту.

Криптовалюта – наиболее известный вид цифровой валюты, неразрывно связанной с понятием «биткойна». Отличительными чертами данной платежной системы являются анонимность всех участников, усиленные меры защиты от мошенничества и независимость. Разработчики позиционируют криптовалюту как способную полностью заменить существующие мировые валюты меру стоимости, основываясь на её универсальности, доступности, безопасности. При этом стоимость самой криптовалюты привязана к единице измерения количества информации. Но ведь главная характеристика любой валюты – соответствие её количества в обращении количеству активов.

Критика названных преимуществ обозначенной криптовалюты в основном сводится к вопросу о гарантиях их реализации для всех участников, в том числе правовых, ведь покупатели криптовалюты вкладывают не электронные денежные средства, а обычные, в свободно конвертируемой валюте, которую еще рано списывать со счетов. Особенно противоречивой характеристикой является отсутствие контроля со стороны государства, так как это вызывает вопросы об ответственности тех, у кого покупатель приобретает такую валюту.

Национальное законодательство поддерживает развитие цифровой экономики с целью обеспечения экономического роста, благосостояния граждан, достижения взаимодействия между бизнесом, наукой, государством и обществом. На 2017–2030 годы Указом Президента РФ утверждена Стратегия развития информационного общества в РФ. К числу национальных интересов в области национальной экономики, в соответствии со Стратегией, относится обеспечение с использованием российской национальной платежной системы и элементов информационной инфраструктуры Российской Федерации безопасности проведения в сети «Интернет» финансовых операций, прозрачности трансграничных платежей (идентификация плательщика, получателя, назначение платежа), в том числе за счет применения сертифицированных средств защиты информации [2]. Как видно, государственный контроль и официальные юридические гарантии обязательно подразумеваются законодательством в информационно-цифровом пространстве.

Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации» устанавливает запрет на введение на территории РФ других денежных единиц, кроме официальной – рубля, а также на выпуск денежных суррогатов [1]. Центробанк отмечает, что по виртуальным валютам отсутствует обеспечение и юридически обязанные по ним субъекты, а операции по ним носят спекулятивный характер. Банк России предостерегает, что в связи с анонимным характером деятельности по выпуску виртуальных валют граждане и юридические лица могут быть вовлечены в противоправную деятельность: легализацию доходов, полученных преступным путем, финансирование терроризма [3]. Росфинмониторинг предупреждает о возможности возбуждения уголовных дел по данным составам при совершении сделок с криптовалютой.

Однако ряд авторов утверждают, что это слишком поспешные выводы. В частности, Г. А. Есаков указывает, что нормы об уголовной ответственности вряд ли применимы по ряду причин. Во-первых, саму криптовалюту признать денежным суррогатом сложно. Во-вторых, анонимность, действующая в данной сфере, не позволяет указать конкретного субъекта, которого следует привлечь к ответственности [4, с. 50].

Кодекс об административных правонарушениях содержит статью 15.24.1, устанавливающую ответственность за незаконные выдачу либо обращение документов, удостоверяющих денежные и иные обязательства. Субъектами правонарушений по данной статье являются лишь должностные и юридические лица, к числу которых не относятся ни продавцы, ни покупатели, ни создатели криптовалюты.

Вышесказанное позволяет заключить, что привлечь к тому или иному виду ответственности за совершение каких-либо действий с виртуальной валютой по действующему российскому законодательству не представляется возможным.

Некоторые специалисты высказываются по вопросу развития электронных денег положительно: виртуальная экономика рассматривается как составная часть инновационной экономики, а криптовалюта – как ее финансовый инструмент. Уже сейчас работа данного инструмента зачастую признается успешной, что позволяет прогнозировать повышение эффективности его использования в будущем. Отмечается, что цифровая валюта обладает возможностью неограниченно перемещаться по миру: транзакции с использованием криптовалюты нельзя ни проконтролировать, ни запретить, и перевод средств может осуществляться в любое время, любым лицом и с любой целью. Ни посторонние лица, ни организации, ни государство не обладает информацией, которая имеется только у владельцев криптовалюты. Чернов В.А. утверждает, что цифровая валюта вполне может обрести то доверие, которое потеряно к свободно конвертируемым валютам.

Действительно, цифровая валюта в перспективе способна выполнять все функции, присущие обычным деньгам. К примеру, уже сейчас криптовалюта является платежным средством. Функция сохранения стоимости (средства сбережения) связана с обеспеченностью денег золотом или серебром. Криптовалюта создается путем майнинга; данный процесс требует специального программного обеспечения, а для большего объема обрабатываемой информации необходимы мощные технические средства. Инвестиции в такое оборудование входят в себестоимость единицы измерения количества информации; с ней, в свою очередь, связана мера стоимости самой цифровой валюты. Относительно биткойнов следует отметить, что их создание и вовсе ограничено математической формулой (к 2034 году будет добыто 99% биткойнов); это означает, что их цена будет расти. Также криптовалюта потенциально может выполнять и функцию мировых денег, ведь, как сказано выше, транзакции осуществляются мгновенно, а издержек за перевод средств не существует [5, с. 86].

Таким образом, криптовалюта в целом отвечает всем критериям обычной валюты. Ее всеобщее признание в качестве платежного средства – лишь вопрос времени. На сегодняшний день в зарубежных странах этот процесс происходит достаточно быстро: в Великобритании биткойн уже считают валютой, а в Австралии и большинстве других стран операции с биткойнами облагаются НДС из-за особенностей законодательства об эмиссии денег. В США биткойн прочно вошел в повседневную жизнь граждан, он рассматривается как актив [6, с. 93]. Государство установило контроль за законностью операций с виртуальными деньгами. В Канаде также широко распространен биткойн, и законодатель классифицирует его как товар; установлены налоги, которые дифферинциируются в зависимости от вложений в криптовалюту. В Японии активно осуществляется внедрение криптовалюты в цифровую экономику на основании нормативно-правовой базы, которая совершенствуется и уточняется.

Кроме вышеназванных стран биткойн легализован в Эстонии, Дании, Южной Корее, Швеции, Нидерландах, Финляндии. Большинство других стран, обладающих развитыми информационными технологиями, рассматривают признание криптовалюты в качестве платежного средства, однако еще не сформировали соответствующую нормативно-правовую базу.

В Российской Федерации, с учетом действующего законодательства, позиций Правительства и Центробанка, этот процесс происходит дольше и сложнее, ведь государственная поддержка негосударственной валюты в целом представляется нереалистичной. Доказательством тому является проект закона «О цифровых финансовых активах», подготовленный Минфином. Он был рассмотрен в 2019 году в двух чтениях, подвергся широкому обсуждению и критике, т.к. предполагалось, что он будет регулировать отношения в рамках цифровой экономики. В изначальной редакции законопроект содержал определения криптовалюты, майнинга, смарт-контракта, цифрового кошелька и др. Проект включал нормы о легализации сбора и обработки обезличенной информации. Однако впоследствии он был подвержен изменениям, и обозначенные выше аспекты были исключены. Редакция, подготовленная ко второму чтению, фактически уже регулировала несколько иные отношения – непосредственно по выпуску, учету и обращению цифровых финансовых активов. Наибольшее внимание было уделено особенностям обращения цифровых финансовых активов, удостоверяющих возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, а также участия в капитале хозяйственного общества. На данный момент принятие законопроекта «О цифровых финансовых активах» отложено в связи с недостатками в его формулировках, неоднозначности норм об ответственности и механизмах взаимодействия контрагентов.

Общеизвестно, что деньги – это не статичный институт, он меняется в зависимости от развития технологий, потребностей общества и государства; меняется форма денег, их особенности, функции, законодательное регулирование. На наш взгляд, современный мир уже готов к изменениям и в этой области.

Текст статьи
  1. О Центральном банке Российской Федерации (Банке России): [федер. закон : принят Гос. Думой 27 июня 2002 г. : по состоянию на 23 января 2020 г.] // Собрание законодательства Рос. Федерации. – 2002. – № 28. – Ст. 2790.
  2. Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы» // Собрание законодательства Рос. Федерации. – 2017. – № 20. – Ст. 2901.
  3. Информация Банка России от 27.01.2014 "Об использовании при совершении сделок "виртуальных валют", в частности, Биткойн" // Вестник Банка России – 2014. – № 11.
  4. Есаков Г. А. Денежные суррогаты и ответственность за хищение // Уголовное право. – 2015. – № 9. – С. 48-53.
  5. Максуров А. А. Возможности использования криптовалюты в качестве денег в Российской Федерации // Гражданин и право. – 2019. – № 6. – С. 84-89.
  6. Чернов В. А. Цифровая валюта: финансовый и правовой аспекты на международном и национальном рынках // Финансовый Менеджмент. – 2019. – № 2. – С. 91-99.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 01 декабря по 15 декабря
Осталось 12 дней до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии
19 декабря
Загрузка в elibrary
19 декабря
Рассылка печатных экземпляров
23 декабря