Выражение смысловых оттенков при употреблении табу и эвфемизмов монгольского и китайского языков

Выражение смысловых оттенков при употреблении табу и эвфемизмов монгольского и китайского языков

Хотя эвфемистические и табуированные слова в монгольском и китайском языках в целом схожи, каждый из них содержит свои характерные черты, зависящие от культурных и мыслительных особенностей и образа жизни народов двух стран. Замечено, что в монгольском и китайском языках в значительной степени раскрывается специфика мышления двух народов, и каждый из них выражает свои стили и интонации, воздерживаясь от слов и делая идеи более позитивными или мягкими. Видно, что соответствующие табу и эвфемизмы, где слова подобраны правильно, не только сохраняют социокультурные особенности того времени, но и постоянно эволюционируют в истории развития языка, обогащая словарные фонды. Таким образом, широко распространено мнение, что монгольские и китайские народы часто отступают от того, чтобы называть названия предметов повседневной жизни, отношений и различных событий непосредственно своими именами и использовать скромные выражения или эвфемизмы, которые являются юмористическими и уважительными, гармонирующими с некоторыми рассуждениями об образе жизни и ментальных особенностях двух народов.

Аннотация статьи
табу
эвфемизм
эвфемизмы с уважительными интонациями
эвфемизмы с юмористическими интонациями
монгольский и китайский языки
Ключевые слова

Язык как важное средство социального общения непосредственно связан с различными явлениями общества, и он постоянно обслуживает людям.

Каждый народ придерживает определенные стилистические принципы, соответствующие конкретным нормам и требованиям языка, имеющим свои особенности, в том числе вопрос стилистики в любом языке значительно тесно связывается с культурой и языковым мышлением данного народа.

Также представление коммуниканта о любом явлении, его отношение к окружающей среде часто находят выражение в его языковом мышлении и реальном действии.

Таким образом, имея прямую связь с реальным объектом и явлением мира, проходя определенные стадии развития языковых умений и мыслительных навыков, у человека естественно возникает потребность высказать свое мнение о некоторых вещах вежливо, заменять какое-н слово другим, чтобы сторониться от неприличных выражений или избегать выражения своей мысли напрямую.

Такие слова и выражения называются в лингвистике табу и эвфемизмами.

Исследователь Ж.Төмөрцэрэн говорит: «С одной стороны, замена одного слова другим по причине цензурных запретов дала толчок обогащению словарного состава языка и его стилистической тонкости».

В настоящее время табу и эвфемизмы распространились во всех сферах социальных отношений, стали использоваться как основные лексические единицы конкретного языка и стилистические средства, употребляемые в повседневной речи.

Всякий раз, когда причины чего-нибудь обозначаются словом, подвергшимся табу, а не называющим ее напрямую, выражающим эвфемистической номинацией – метафоризацией, скрытым смыслом, эвфемизмы являются важным средством общения, создающим положительную атмосферу и благоприятную среду для конкретной коммуникативной ситуации, делающим речь приличным.

Кроме того, в отличие от других словесных комплексов они придают речи ироническую и сатирическую окраску.

Также для выбора правильного и оптимального варианта табу и эвфемизмов при их употреблении в речи приобретает важнейшее значение учёт их смысловых оттенков и оценочных значений.

В нашем повседневном общении часто бывают случаи, когда создается психологическая дискомфортность для собеседников и неблагоприятная обстановка в конкретной коммуникативной ситуации из-за использования запретных или неприличных слов напрямую.

Так например, чтобы выразить свою негативную оценку при описании о худом человеке, монголы используют в речи слова с иронической или пренебрежительной окраской: “эцэнхий” /слишком тонкий, туша впустую/, “ясан хэдрэг” /костяные шестерни/, “арьс яс болсон” /кожа да кости/, “турсага” /шкура/, “харандааны гол”/стержень карандаша/, “салхинд туугдсан мал” /ветряные животные/, “дэрс” /солома/, “чүдэнзний мод” /спичечки-стерженьки (палочки спичек)/,“ямааны гурав” /козье мясо третьего сорта/, “саваа” /палочка/, “хатсан борц” /сушка-вялка (вяленое мясо)/.

Также во многих случаях используют слова, придающие речи наиболее мягкую, вежливую окраску, при том и с небольшим шутливым оттенком значения: не полненький, незначительный по весу, тонкий, стройный.

А в китайском языке данный смысл передается словами с ироническим оттенком значения, имеющими негативную оценку: “猴子一样” /Обезьяна/, “包四骨” /Кости в коже/, “骨瘦如柴” /Спичечки-стерженьки (палочки спичек)/. Хотя они имеют скрытый смысл, носят небольшую ироническую оценку, но оказывает влияние создать положительную атмосферу и благоприятную обстановку в общении.

Табуирование и эвфемизация в монгольском и китайском языках в основном не имеют особых различий, хотя в каждом своем языке они носят конкретную национально-культурную специфику и национальный стереотип мышления двух народов. Например, с давних времен в речи монголов как скотоводов-кочевников в замене слова “Чоно” /волк/ употребляются следующие эвфемизмы: хөвчийн хөх /синий лесной владелец/, саарал гайхал /серый дух/, хээрийн нохой /дикая собака/, бөөн цагаан /белый ком/, сунадаг саарал / серый долговязый/, хөдөөний нохой /степная собака/, а также употребляются эвфемизмы урт хайрхан /длинный хайрхан /, урт хорхой /длинный червь/ по причине запретов, связанных с боязнью “Змей”, так как она является животным, считающим монголами хозяином земли, владельцем природы, водным царем.

Для того, чтобы избегать обращения к своим родным – родителям и предкам по имени, сторониться от произнесения названий любимой страны, родного простора, великолепных высоких гор и хребтов, первозданной природы родины напрямую, а также в знак уважения, монголы часто заменяют их словами – почтениями или словами - величаниями, так называемыми в монгольском языке “авгайлга”.

Возьмем в примеры канонических имён со значением обращения, которые выступают в роли эвфемизмов, следующие слова – почтения и величания монгольского языка: “ажаа” /в значении “сестра”, в некоторых местах – в значении “отец”/, “мөөмөө” /в значении “крестная мать”/, “нээнээ” /как бабушка/, “буурал аав” /как дед /, “буурал ээж” / как бабушка /, “жаажаа” /как двоюродный брат/, “жуужаа” /как учитель/.

При почтительном обращении к горе обычно используется слово “хайрхан” в знак уважения и воздержания от девственной священной горы как будто поклоняется к ней, а также в качестве формы эвфемизмов в замене настоящго названия горы употребляется слово “богд” в значении слов “бог”, “будда”, “святой король” вместе со словами “хайрхан” /священная гора/, “уул” /гора/.

А также речения-величания “баян хангай” /щедрые края, горы и воды/, “баян алтай” /щедрая земля, богатая природа/, являются почтительно-уважительной формой обращения к небу, земле и вообще природе своей родины.

В целях избегания от произнесения своих родителей, родных, родственников, близких напрямую по имени, китайцы часто используют слова - величания в качестве почтения. /阿妈、阿爸、大哥、阿奶、二爷、 阿姐/

В монгольском языке за настоящим именем человека закрепляется второе имя-почтительно-уважительная форма: Пунцаг-Амбаа, Чогдон-Оожоо, Сэд-Дамаа, Дагдан-Ах, Чойжоо-Будгаа, Гиваа-Жаажаа, Шомбон-Гаагаа, Дарьжав-Адиа, Норов-Амбаа, Батчулуун-Балиа, Тагжжав-Жуужаа, Жигмэд-Амбаа, Бархүү Адиа, Даваа-Ажаа.

В результате исследования выяснено, что:

1. Наряду с тем, что табу и эвфемизмы в монгольском и китайском языках в определенной мере отражают социальное положение конкретного периода развития общества, особенности данного времени, историческое развитие языка, было также заметно, что они постоянно оказывают влияние на обогащение словарного состава языка.

В конкретное историческое время некоторые слова-эвфемизмы как «Ваше величество», «Ваше высочество» использовались при обращении к царям, знатным чинам, высокопоставленным дворянинам, имеющие королевские титулы или государственные звания и такого рода эвфемизмы занимали определенный пласт лексики монгольского и китайского языков, выполняя смысло-различительную функцию, употребляясь при выражении шутливой и иронической оценки отношения к высокомерным славным людям.

В некоторых случаях через изменения значения эвфемизмов, происходивших в процессе их развития, передаются изменения в обществе, социальных отношениях и подходах социального мышления к объективной действительности.

Например, было принято, что в китайском языке значение слова «Беременность» с древних времен передавалось эвфемизмом “有喜”, имеющее значение «быть радостным, стать счастливым» в знак выражения уважения. Однако отношение к употреблению данных эвфемизмов изменилось с того времени /в конце 1979 года/, когда началась в Китае политика планируемой рождаемости, стала преобладать тенденция поощрения малого количество рождаемости и в связи с этим смысловые оттенки эвфемизмов, выражающих значение слова «Беременность» стали значительно узкими и начали иметь более нейтральный характер “身有怀”, “怀孩子” “怀孕” - «Удвоиться» «Носить ребенка», «Стать беременной».

Также и употребляются слова с негативной оценкой. Например, “怀上野孩儿” /Носить ребенка дорожного человека, “大肚子了” /Живот увеличился/, “吃饭多了” /Живот полен/, “挺着大肚子了”

В наше время в значении данного слова монголы также употребляют слова и выражения с шутливым оттенком: бөмбөг залгих / Глотала мяч /, голл алдах /Ошибся гол – место назначения/, цүдийсэн /Живот увеличился/, хуанли алдсан /вела календарь неправильно /, гэндсэн / Была обманута/.

И так результаты нашего исследования дают нам возможность придерживать мнение исследователя Ж.Төмөрцэрэн «Табуирование и эвфемизация являются средством языка конкретного народа, которое играет важную роль в отображении особенностей исторического развития этнографии».

2. Наблюдается, что через употребление табу и эвфемизмов в речи ярко проявляются особенности национального менталитета монгольского и китайского народов, каждый народ по-своему выражает различные смысловые оттенки и стилистические окраски конкретных табу и эвфемизмов, в процессе табуирования и эвфемизации в разных языках по-разному кодируется один и тот же смысл.

Табу и эвфемизмы монгольского и китайского языков, возникающие по причине запретов или сторониться номинировать некоторые вещи связано с навыками повседневной жизни, отношениями к чему-нибудь, какому-нибудь событию, употребляющиеся по потребности передать значение почтения, смысловые оттенки иронии, чаще всего относятся к лексике разговорной речи.

Например, монголы избегая звать свою жену или своего мужа по имени используют эвфемизмы: манай гэрийн хүн /наш хозяйн дома/, манай хар хүн /мой мужчина/, манай тогооны хүн / хозяйка нашей кухни /, манай галын хүн / наша хозяйка огня/, манай хөгшин /мой спутник/.

Китайцы также используют эвфемизмы, имеющие положительную оценку в отношении к мужу или жене: “内助” /близкая помощница/, “贤内助” / мудрая помощница /, “内子” / близкий человек – про жену/, “外子” /человек, ответственный за внешнее дело – про мужа/.

Также не мало количества эвфемизмов в двух языках имеют роль замены слов “жена” и “муж” и используются в целях выражения шутливой или иронической оценки. Например, манай босс /наш босс/, манай гэрийн эзэн /наш барин/, манай хатан /наша королева/, манай гэрийн эзэн /наш.

В монгольском и китайском языках в целях эвфемизации вместо того сказать “помочиться”, “покакать” используются эвфемизмы бие засах / совершить туалет, идти в уборные, привести свой внешний вид в порядок/, хүндрэх /испражняться/, хөнгөрөх /испускать мочу/, жорлонд орох /идти в туалет/, морь харах /выйти для наблюдения за лошадью/, хувцас засах /совершить туалет, привести одежду в порядок/, гараад ирэх /выйти на улицу имея ввиду – идти в туалет./

Если монголы говорят в значении “идти в туалет” речения “пошла в 0”, то тогда китайцы исдользуют речения去一号 со значением “пошла в 1”.

Когда речь идёт о полном человеке монголы говорят так: “10 сараа гүйцээсэн-полный десятимесячный ребенок”, “нүд дүүрэн – глаза наполняющий”, “тэвэр дүүрэн – полный объятий”, буянтай – наделенный богатой судьбы, заслуженный богатой судьбы, мяраатай – пухлый, полненкий.

В некоторых случаях бывает неприличным напрямую сказать слова, выражающие естественные биологические явления или физиологические феномены в организме.

В качестве примера этого возьмём слово «Беременность». В связи с этим биологическим явлением женщины испытывают некоторые неприятные чувства из-за того, что в некоторых случаях под его воздействием происходят многие изменения в организме женщин, противоречат их красоте. Так что с давних времен монголы использовали различные эвфемизмы /ээж болох гэж байгаа – скоро станет матерью, хүүхэдтэй болсон – имеет ребенка, хөл хүндтэй болсон – ноги /в значении тело/ стали тяжелыми, бие давхар болсон – тело стало двойным носящая в утробе плод, бие тулгар болсон – носит ребенка, время рождения ребенка почти настало, период развития в организме плода почти завершен/, когда говорили о беременной женщине китайцы также с древних времен использовали эвфемизмы /”有喜” – счастье принесла /, так как они считали, что дети приносят семье счастья.

«Смерть» – это естественное биологическое явление, которое обязательно случится у людей и животных.

Однако смерть держит людей в страхе и боязни, вызывает опасения. Поэтому говорят о ней в различных формах эвфемизмами. Это тоже своеобразно отражается в двух языках.

Например, в монгольском языке данное понятие передается такими эвфемизмами, которые имеют положительную оценку, как нас барах – оборвалась жизнь, вечный покой, тэнгэрийн оронд очих – перейти в небо, бурхан болох – богу душу отдать, амьсгал хураах – испустить дух, таалал төгсөх – скончаться, нүд аних – глаза закрыть, өөд болох – предстать перед Всевышним, бие барах – скончаться, не подавать признаков жизни, орчлонгоос тэвчих – уйти от жизни, эндсэн – случилось несчастье, погибнуть, умирать, хорвоогоос халих – душа вознеслась в рай, нас эцэслэх – кончить свой век, талийгаач болох – почить в бозе, тэнгэр болсон – идти в царствие небесное, зөв эс болов – такое не должно было случиться, нас нөгцсөн – вымирать, хадан гэртээ очих – дуба дал, мать сыра земля, бүрлээч болох – стать послушным, мөнх бусыг үзэх – кануть в Лету.

Кроме того негативную оценку с шутливым или ироническим оттенком значения передают следующие слова и выражения монгольского языка: далд орох – перекинулся, цааш харах – уйти в тот свет, мажийх -лишиться жизни, шороонд булагдах-перевернуться в гробу, нэгмөсөн болох – преставилась, чад болох – испустить дух, протянуть ноги.

А в китайском языке используются такие слова, которые имеют положительную оценку, как 大去,过去了,不在了,去世了,逝世,老了,寿终正寝,扔了,夭折,去见马克思,去见上帝,上四天, но в разных ситуациях разные формы эвфемизмов употребляются.

Также в знак почтения, если старый человек умер китайцы говорят так: “老了”, “寿终正寝” /в Буддовости/, а если малолетний ребенок умер используют слова: “扔了”, ”夭折” / потеряться, жить в смертном/.

В китайском языке наблюдаются случаи, что в замене слова “Смерть” используют эвфемизмы с ироничким оттенком значения: “去见马克思” /встретиться с Марксом/, “去见上帝” /встретиться с Владельцем неба /, “上四天” / встретиться с Четвергом/.

Кстати говоря, причиной этого является то, что кандзи “上四天” /встретиться с Четвергом / содержит в себе произношение и символическое значение кандзи /死/, имеющее смысл «смерть».

Исходя из этого видно, что в любом языке эвфемизмы, смысловые оттенки которых правильно подобраны и стилистические окраски которых соответствуют речевой ситуации, не только отражают социальное положение конкретного периода развития общества, особенности данного времени, но и в ходе их исторического развития подвергаются постоянному семантическому изменению и смысловые оттенки, мотивированные из их основных значений, постоянно обогащают словарный состав данного языка.

Также значения и смысловые оттенки эвфемизмов и табу монгольского и китайского языков передают шутливые и иронические окраски всвязи с образом жизни, обычаями и особенностями менталитета двух народов, имеющими национально-культурную специфику.

Текст статьи
  1. Бямбадорж Б. Монгол хэлний найруулга зүй. УБ., 2012. Хуу148-149.
  2. Бямбадорж Б. Монгол хэлний найруулга зүй. УБ., 2016.
  3. Эрдэм шинжилгээний бичиг УБ.,1987. Хуу 213-218.
  4. Төмөрцэрэн Ж. Монгол хэлний үгийн сан судлал УБ.,197 Хуу 41-44.
  5. Өлзийхутаг Ц. Монгол хэлний үгийн сан судлал УБ.,1979.
  6. Өлзийхутаг Ц. Монгол хэлний үгийн сан судлал УБ.,1984.
  7. Орчин цагийн хятад хэлний онолын мэдлэгийн сурах бичиг Хуу-104.
  8. Цэгмидийн Сүхбаатар Монгол хэлний найруулга зүй. Хуу-320.
  9. 姜德梧。”高级汉语教程”-I дэвтэр. Хуу 37-38.
  10. 现代汉语(下册)高等教育出版社。Хуу 254-255.
  11. Төмөрцэрэн Ж. Монгол хэлний үгийн сангийн судлал. УБ., 1974.
  12. Өлзийхутаг Ц. Монгол хэлний үгийн сангийн судлал. УБ., 1973.
  13. Өлзийхутаг Ц. Монгол хэлний үгийн сангийн судлал. УБ., 1976.
  14. Өлзийхутаг Ц. Монгол хэлний үгийн сангийн судлал. УБ., 1979.
  15. Болдбаатар Д. Монгол хятад толь бичиг УБ.,2006.
  16. Болдбаатар Д. Хятад монгол толь бичиг УБ.,20
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 01 декабря по 15 декабря
Осталось 13 дней до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии
19 декабря
Загрузка в elibrary
19 декабря
Рассылка печатных экземпляров
23 декабря