Главная
АИ #26 (156)
Статьи журнала АИ #26 (156)
Криптовалюты и легализация преступных доходов: новые вызовы для правоохранительн...

Криптовалюты и легализация преступных доходов: новые вызовы для правоохранительных органов

Автор(-ы):

Мироненко Антон Геннадьевич

27 июня 2023

Секция

Юриспруденция

Ключевые слова

легализация преступных доходов
современные тенденции
будущие тенденции
исторические методы
текущие методы
влияние технологий
влияние глобализации
стратегии правоохранительных органов
борьба с финансовой преступностью

Аннотация статьи

В статье описаны сложности, с которыми сталкиваются правоохранительные органы в связи с возрастающим использованием криптовалют в незаконных финансовых операциях, включая отмывание денег. Автор рассматривает конкретные случаи, а также представляют общий анализ роли криптовалюты в современной преступной среде и подчеркивают сложности регулирования их использования.

Текст статьи

В современном мире одной из наиболее актуальных проблем является легализация доходов, полученных преступным путем, также известная как отмывание денег. Эта статья представляет обзор и анализ современных и возможных будущих тенденций в этой области.

Исторические и текущие методы легализации преступных доходов

В развитии методов легализации преступных доходов можно выделить несколько ключевых этапов, связанных с историческими переменами в экономике, технологиях и финансовой системе.

Исторические методы

В прошлом, когда экономика была менее сложной и глобализованной, методы легализации преступных доходов были относительно простыми. Одним из распространенных методов было использование наличных средств, которые легко проникли в легитимную экономику через розничные операции или игорный бизнес. Преступники использовали большие суммы наличных денег, которые можно было легко ввести в обращение через розничные операции или игорный бизнес. Одним из примеров такой схемы было открытие фальшивых счетов в банках или других финансовых учреждениях, куда вносились большие суммы наличных, а затем изымались как «чистые» деньги. Этот метод был широко использован во времена организованной преступности 1920-х и 1930-х годов в США.

«Промывание» денег через легальные предприятия также было распространенным подходом. Преступники могли открыть фасадный бизнес, который выглядел бы как легитимный, но на самом деле использовался для перемещения преступных доходов. Это часто делалось через переоценку товаров и услуг или фиктивные сделки. Основным преимуществом такого подхода является то, что он позволяет преступникам перемещать большие суммы денег без привлечения внимания, так как все операции выглядят как обычные коммерческие транзакции. Например, преступник мог купить товары для своего бизнеса за свои преступные деньги, а затем продать эти товары за «чистые» деньги. Другой распространенной схемой было проведение фиктивных сделок или переоценка стоимости товаров и услуг, чтобы «промыть» преступные доходы.

Текущие методы

Со временем, по мере усложнения экономики и финансовых систем, методы легализации преступных доходов также стали более изощренными.

Один из наиболее распространенных современных подходов к отмыванию денег – это использование офшорных счетов и юрисдикций. Офшорные юрисдикции часто предлагают низкую степень финансового регулирования и высокую степень секретности, что привлекает преступников. Преступники могут перемещать свои доходы через множество офшорных счетов, создавая сложные финансовые структуры, которые затрудняют отслеживание источника средств.

Другим современным подходом является использование сложных финансовых инструментов, таких как деривативы, для «промывки» преступных доходов. Преступники могут создавать фиктивные инвестиционные схемы или использовать деривативы для перемещения своих доходов, делая процесс отслеживания источника средств еще более сложным.

Более того, с развитием технологий появились и новые способы легализации преступных доходов остановимся подробнее на данных методах. В последнее десятилетие появление и быстрое развитие криптовалют и технологии блокчейна привело к новым вызовам в борьбе с отмыванием денег. Эти инструменты предоставляют уникальные возможности для анонимного перемещения средств, что делает их привлекательными для преступников.

В 2021 году доля транзакций, связанных с незаконной выручкой, в общем объеме криптовалютных операций составила ничтожные 0,15%. Этот показатель удивляет, учитывая, что общая стоимость незаконных транзакций за этот год достигла исторического максимума. Если в 2020 году к незаконным действиям можно было отнести 34% всех криптовалютных операций, то к 2021 году этот показатель увеличился до 0,62%. Но, несмотря на это, годовые динамики говорят о том, что криминальные операции всё больше вытесняются из сферы криптовалют. Заметным исключением стал 2019 год, когда наблюдался значительный всплеск криптовалютных преступлений, во многом вызванных распространением пирамидальной схемы PlusToken.

Криптовалюты, такие как Биткоин, предлагают определенную степень анонимности при проведении транзакций. Как отмечалось в исследовании 2018 года, опубликованном в Journal of Monetary Economics [1], многие преступники используют Биткоин для перемещения своих доходов из-за его псевдоанонимности и глобальной приемлемости.

Помимо Биткоина, другие криптовалюты, такие как Monero и Zcash, предлагают более высокую степень анонимности и стали популярными среди преступников. Согласно отчету RAND Corporation 2020 года [2], Monero является криптовалютой выбора на многих нелегальных онлайн-рынках из-за своих усиленных функций конфиденциальности.

Технология блокчейна, которая лежит в основе большинства криптовалют, также привносит сложности. Она обеспечивает неизменность и открытость данных транзакций, что в теории может помочь в отслеживании преступных доходов. Однако как отмечалось в исследовании 2019 года в Journal of Financial Crime [3], реальность значительно сложнее из-за использования «крипто-прачечных», технологии смешивания и других методов для увеличения анонимности транзакций.

Изучение уголовных процессов, обвинительных актов и решений суда указывает на то, что преступники обычно прибегают к криптовалюте при проведении контрабанды, незаконной торговли наркотиками и отмывании доходов от наркоторговли. Ведущий эксперт рабочей группы Госдумы РФ по оценке рисков, связанных с криптовалютой, доктор юридических наук Э. Л. Сидоренко, заметил в 2015 году, что лишь 5% общего объема криптовалюты были использованы для отмывания денег. Однако к 2018 году этот показатель вырос до 40% [4].

Сложности борьбы с текущими методами

В борьбе с использованием криптовалют в преступных целях законодатели и правоохранительные органы всего мира сталкиваются с рядом сложностей. Подобные проблемы включают в себя не только вопросы технического характера, но и целый ряд юридических трудностей.

Одним из ключевых аспектов является международное регулирование. Как отмечают Guadamuz и Marsden [5], криптовалюты не признаются и не регулируются унифицировано на международном уровне. Такое положение вещей затрудняет координацию действий между странами в борьбе с незаконными операциями. Связанную с этим проблему представляет определение юрисдикции. Благодаря глобальности и отсутствию привязки к определенной географии, криптовалютное пространство создает значительные препятствия для отслеживания и регулирования преступной деятельности [6]. Кроме того, не маловажным является вопрос определения и классификации криптовалют. Законодательства большинства стран до сих пор не содержат четкого определения и классификации криптовалют, что создает правовую неопределенность и затрудняет правоприменение [7]. Наконец, существует проблема признания электронных доказательств. Вопрос признания и оценки цифровых доказательств, особенно тех, которые связаны с блокчейн-технологиями, до сих пор является предметом обсуждения в международном праве. Некоторые юрисдикции могут не признавать такие доказательства, что осложняет процесс привлечения к ответственности (Sklaroff, 2017).

Эти проблемы и препятствия ставят под сомнение эффективность существующих механизмов борьбы с преступной деятельностью, связанной с криптовалютами, и требуют активных усилий со стороны законодателей и правоохранительных органов для их преодоления.

Современные методы легализации преступных доходов ставят перед органами правоохранения серьезные проблемы. Использование офшорных счетов и юрисдикций затрудняет отслеживание источника средств и приводит к тому, что правоохранительные органы должны работать в условиях различных юрисдикций и законодательств, что замедляет процесс расследования и приводит к сложностям во взаимодействии.

Кроме того, использование криптовалют и блокчейн технологий добавляет анонимности в процесс перемещения средств, делая их почти невозможными для отслеживания. Это приводит к необходимости разработки новых методов детекции и отслеживания криптовалютных операций, что требует значительных инвестиций и навыков в области кибербезопасности.

Рассмотрим примеры легализации денежных средств с помощью криптовалют и неоднозначность при вынесении приговоров. Октябрьский районный суд Липецка оправдал А.В. Федюнина, обвиняемого по статье 174.1 Уголовного кодекса РФ. По итогам судебного процесса стало ясно, что Федюнин участвовал в незаконных операциях с наркотиками совместно с лицами, идентификация которых не удалась, получая за свои действия вознаграждение в биткоинах.

Следующим шагом он переводил криптовалюту в рубли на различных биржах, после чего перечислял деньги на банковскую карту Тинькофф, принадлежащую его неведущей об этом жене. Таким образом, он вводил в финансовую систему страны средства, полученные незаконным путем, притворяясь, что это легитимный доход от курсовых разниц биткоина. Федюнин тратил полученные таким образом средства на личные потребности – оплату связи, ЖКХ, топливо для своего автомобиля, продукты питания и прочие товары для семьи.

В то же время суд указал, что поведение Федюнина соответствует статье 228.1 УК РФ, регулирующей вопросы незаконного оборота наркотиков, поскольку его целью было получение денежных средств для личного использования.

В отличие от этого, Ейский городской суд Краснодарского края признал виновным Ю.К. Дьячкова в совершении преступлений по ч. 3 ст. 174.1 и ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст.228.1 УК РФ. Судебное разбирательство установило, что Дьячков получил биткоины от неизвестных лиц в обмен на преступные действия, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Затем Дьячков обменивал криптовалюту на рубли и переводил их на свою карту в Сбербанке, стремясь придать незаконно полученным средствам легальный вид.

Анализируя эти два случая, можно прийти к выводу, что выполнение финансовых операций с криптовалютой, полученной в результате преступной деятельности, не всегда указывает на их «отмывание». В случае с Федюниным суд справедливо предположил, что его выбор способа получения денег (через различные платежные системы и банковские карты) не связан с легализацией незаконно полученных средств, а скорее с их скрытием и получением средств для личных целей.

Преступления, связанные с использованием криптовалюты, относятся к преступлениям в сфере экономической деятельности, и их характерным признаком является цель вовлечения незаконно полученных денежных средств или имущества в легальный экономический оборот. Согласно точке зрения М. И. Немовой [9], такие цели отражаются в дополнительных транзакциях, включающих переводы средств на электронные кошельки, разделение сумм, переводы на счета третьих лиц и тому подобное.

Для эффективной борьбы с преступлениями, связанными с криптовалютой, в России необходимо законодательное закрепление обязательного сопровождения полной информацией о клиенте всех электронных и цифровых переводов. В этом контексте Правительство Российской Федерации должно учесть важность раскрытия личности при совершении транзакции для ведения реестра. В настоящее время уже началась разработка законов в данной сфере, что указывает на необходимость принятия соответствующих мер.

Не все операции по обмену и переводу криптовалюты через биржи и обменники должны рассматриваться как финансовые операции или другие сделки для квалификации действий преступника по уголовным статьям 174 и 174.1 Уголовного кодекса РФ. Следует учитывать, что необходимо найти баланс между положительными аспектами роста легального использования криптовалюты и осознанием серьезности проблемы незаконной деятельности. Преступное использование криптовалюты создает значительные препятствия для ее дальнейшего развития и повышает вероятность введения ограничений в ее использовании со стороны правительств.

Список литературы

  1. Foley, S., Karlsen, J. R., & Putniņš, T. J. (2019). Sex, drugs, and bitcoin: How much illegal activity is financed through cryptocurrencies? Review of Financial Studies, 32(5), 1798-1853.
  2.  RAND Corporation. (2020). National security implications of virtual currency. https://www.rand.org/pubs/research_reports/RR1231.html
  3.  Fanusie, Y., & Robinson, T. (2018). Bitcoin laundering: An analysis of illicit flows into digital currency services. Center on Sanctions & Illicit Finance.
  4. Сидоренко, Э. Л. Наркотики и криптовалюта: новые криминологические тренды / Э.Л. Сидоренко // Наркоконтроль. 2018. № 2. С. 8–13.
  5. Guadamuz, A., & Marsden, C. T. (2015). Blockchains and Bitcoin: Regulatory responses to cryptocurrencies. First Monday.
  6. Bloss, W. (2016). Escaping the ‘double bind’: Post-human security in the 21st century. Security Journal.
  7. Houben, R., & Snyers, A. (2018). Cryptocurrencies and blockchain: Legal context and implications for financial crime, money laundering and tax evasion. European Parliament Research Service.
  8. Sklaroff, J. M. (2017). Smart Contracts and the Cost of Inflexibility. University of Pennsylvania Law Review.
  9. Немова, М. И. Ответственность за отмывание (легализацию) денежных средств // Вестник Московского университета МВД России. 2015. № 2 (40). С. 63-68.

Поделиться

454

Мироненко А. Г. Криптовалюты и легализация преступных доходов: новые вызовы для правоохранительных органов // Актуальные исследования. 2023. №26 (156). Ч.II.С. 35-38. URL: https://apni.ru/article/6639-kriptovalyuti-i-legalizatsiya-prestupnikh

Похожие статьи

Другие статьи из раздела «Юриспруденция»

Все статьи выпуска
Актуальные исследования

#22 (204)

Прием материалов

25 мая - 31 мая

осталось 3 дня

Размещение PDF-версии журнала

5 июня

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

14 июня