Главная
Конференции
Актуальные тренды и перспективы социально-экономических, общественных и гуманитарных наук
Проблема государственной суверенности над воздушным пространством России в конте...

Проблема государственной суверенности над воздушным пространством России в контексте международного воздушного права

Автор(-ы):

Кривашенок Мирослав Петрович

28 июня 2023

Секция

Юридические науки

Ключевые слова

международные право
международное воздушное право
Воздушный кодекс РФ
суверенитет
воздушное пространство
космическое пространство
государственная граница

Аннотация статьи

Международное воздушное право признает суверенитет воздушного пространства государств, который является полным и исключительным. При этом, в настоящее время существуют конкретные проблемы в вопросе суверенности над воздушным пространством России, к которым можно отнести неопределенность разграничения воздушного и космического пространства в рамках действующего международного и российского права, а также трудности в регулировании правоотношений в воздушном пространстве над новыми субъектами Российской Федерации, которые могут нарушать суверенитет воздушного пространства РФ и безопасность государства в целом. Автором предложены пути решения обозначенных правовых проблем.

Текст статьи

В международном воздушном праве одним из центральных положений можно назвать регулирование действий субъектов, использующих воздушные суда при полетах над государственной территорией. В случаях, когда лица, осуществляющие перелеты на воздушных аппаратах, отклоняются от установленного маршрута и прокладывают свой «путь» через воздушное пространство над территорией иностранного государства, такие действия могут расцениваться как нарушение принципа безопасности международной гражданской авиации. Если иностранное воздушное судно без заранее приобретенного разрешения определенного государства пересекает воздушное пространство над территорией данного государства, можно говорить о нарушении государственной суверенности над воздушным пространством. Государственная граница РФ является линией и проходящей по ней вертикальной поверхностью, определяющей пределы государственной территории: суши, вод, недр и воздушного пространства [1] страны (ст. 1 Закона РФ от 01.04.1993 № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации»). То есть, суверенитет государства включает и суверенитет над воздушным пространством над госграницей страны.

Принцип государственной суверенности над воздушным пространством отражен в одном из ключевых международных актов в области международного воздушного права. Речь о статье 1 Чикагской конвенции международной гражданской авиации 1944 года. Согласно статье, договаривающиеся государства признают, что каждое государство обладает полным и исключительным суверенитетом над воздушным пространством над своей территорией [2]. Россия является страной-участницей указанной конвенции. Аналогичная по содержанию норма отражена и в статье 1 Воздушного кодекса РФ: «Российская Федерация обладает полным и исключительным суверенитетом в отношении воздушного пространства Российской Федерации. Под воздушным пространством Российской Федерации понимается воздушное пространство над территорией Российской Федерации, в том числе воздушное пространство над внутренними водами и территориальным морем [3]». Таким образом, можно говорить о том, что принцип государственного суверенитета является генеральным правовым принципом как на международном уровне, так и на уровне национального законодательства, данный вывод можно сделать и на основании того, что рассматриваемый принцип содержится в первых статьях Чикагской конвенции 1944 года и Воздушного кодекса РФ соответственно. Однако несмотря на закрепление такого положения законодательно, на практике возникают проблемы суверенности над воздушным пространством нашего государства.

Характеристика суверенности воздушного пространства подразумевает, что оно подчиняется и регулируется государственной власти той страны, над территорией которого оно находится. Суверенность важна для обеспечения безопасности государства, необходима для защиты прав и законных интересов страны от вторжений и различных посягательств со стороны иностранных субъектов. Каждая страна, обладая суверенитетом воздушного пространства, вправе регламентировать режим использования воздушного пространства в границах государственной территории, регламентируя внутригосударственные и международные авиасообщения. Государство вправе, в частности, запретить любым иностранным воздушным аппаратам доступ в свое воздушное пространство [4].

В рамках международного воздушного права при определении государственной суверенности над воздушным пространством существует проблема разграничения воздушного и космического пространства. Парижская конвенция о регулировании воздушных передвижений 1919 года и Чикагская конвенция 1944 года не закрепляют верхнюю границу воздушного пространства. Воздушный кодекс РФ также не устанавливает четкую верхнюю границу воздушного пространства. При этом, обратившись к Постановлению Правительства РФ от 11.03.2010 № 138, можно определить, что воздушное пространство разделяется на верхнюю и нижнюю границы, где пределом верхней воздушной границы обозначено число 8100 метров. В контексте международного права и международного воздушного права в частности, нет четкого обозначения «космического пространства», которое непосредственно «граничит» с воздушным. То есть, закрепления конкретной высоты, с которой начинается космос в международном праве нет. Можно указать, что на практике применятся линия Кармана, по которой космическое пространство условно начинается с высоты 100 км от уровня моря. Это можно назвать международным обычаем. Линия Кармана, в частности, используется Международной авиационной федерацией для разграничения авиационных и астронавтических рекордов. Однако такое разграничение не является нормой международного права. Ни космическое право, ни воздушное право не разграничивают эти два пространства [5].

Так, на национальном уровне воздушное пространство заканчивается на высоте 81 км, а согласно международному обычаю на высоте 100 км. Встает вопрос о том, как в рамках международных правоотношений с участием России регулировать деятельность субъектов в границах высоты 81-100 км? Более того, линия Кармана высчитывается от уровня высоты моря, а в российском праве используется «эшелон полёта», и нет указания на то, что он высчитывается с уровня высоты моря, следовательно, сложно установить и согласовать верхнюю границу воздушного пространства РФ. Полагаю, что проанализированные и выявленные пробелы способны приводить к актам нарушения принципа государственной суверенности над воздушным пространством России. Возможное решение проблемы – принятие отдельного акта международного характера с урегулированным вопросом о разграничении воздушного и космического пространства с четкими обозначениями высоты и определения нижней точки отчета данной высоты. Не исключено, что линия Кармана может быть закреплена в международном воздушном праве, а не носить формальный статус, являясь международным обычаем. Другой выход из ситуации – приведение норм российского права под положения и обычаи международного права.

Актуальным в последнее время является и вопрос защиты суверенитета воздушного пространства РФ над новыми субъектами: Донецкая Народная Республика (ДНР), Луганская Народная Республика (ЛНР), Запорожская и Херсонская области, а также Республика Крым и город федерального значения Севастополь. Отечественное право признает данные территории как территории Российской Федерации, следовательно, они расположены в пределах государственных границ и воздушное пространство над ними обладает суверенитетом. Однако мировое сообщество не признает данные территории российскими. Так, в случае, если Россия установит режим полетов над данными территориями, например, установит запрет полетов иностранных воздушных аппаратов, и в ситуации нарушения данного запрета иностранными субъектами, к ним не будут применяться международные правовые нормы, так как с позиции иностранных государств суверенитет воздушного пространства распространяется только на признанные госграницы государства. То есть, с позиции права Российской Федерации над указанными территориями распространяется власть России в силу воздушного суверенитета, однако защита данного суверенитета на международном уровне отсутствует. В данном случае возможно заключение двусторонних и/или многосторонних соглашений с иностранными государствами, которые признают государственную территорию РФ такой, какой признает сама Россия в целях обеспечения безопасности страны и обеспечения суверенитета в воздушном пространстве.

Подводя итог приведенному выше анализу проблем государственной суверенности над воздушным пространством России в контексте международного воздушного права, можно резюмировать следующее. Суверенитет над воздушным пространством является составной частью государственного суверенитета РФ. В указанных выше границах (высота над землей 80-100 км) происходят так называемые суборбитальные полеты, рассогласование верхней границы воздушного пространства в российском праве и обычаях в международных воздушно-космических правоотношениях способно привести к нарушению воздушного суверенитета РФ. В таком случае предлагается установить конкретные числовые значения границы между воздушным и космическим пространством, а также определить точку, с которой начинается отчет данной высоты. Альтернативным решением можно назвать приведение норм отечественного законодательства положениям и обычаям международного права, в том числе международного воздушного права. Необходимость разработки международно-правового регулирования суборбитальных полетов обусловлена тем, что научно-технический прогресс не стоит на месте и уже частота суборбитальных летательных аппаратов начинает возрастать. Это напрямую повлияет на безопасность суверенитетов государств [6], в числе которых и Российская Федерация. Другой вопрос касается непризнания госграниц РФ иностранными государствами с учетом новых регионов, отсутствие признания границ международным правом позволяет нарушать суверенитет Российской Федерации воздушного пространства над своей территорией. Обеспечить безопасность суверенитета страны и воздушного пространства над территорией, в частности, возможно путем заключения двусторонних и/или многосторонних соглашений с иностранными государствами, которые признают государственную территорию РФ в соответствии с правом РФ.

Список литературы

  1. Закон РФ от 01.04.1993 № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс». URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_3140/ (дата обращения: 17.06.2023).
  2. «Конвенция о международной гражданской авиации» (заключена в г. Чикаго 07.12.1944) // СПС «КонсультантПлюс». URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_133602/ (дата обращения: 17.06.2023).
  3. «Воздушный кодекс Российской Федерации» от 19.03.1997 № 60-ФЗ // СЗ РФ. №12. 1997. Ст. 1383; №52. 2022. Ст. 9377.
  4. Цедрик В.А., Барышников Ю.В., Калашников С.С. Проблематика правовой природы государственный территории Российской Федерации // Аграрное и земельное право, № 12 (216). – 2022. – С. 244-248.
  5. Нгатейо А.Ш.П. Проблемы правого регулирования вопросов частных пилотируемых космических полетов: на примере космического туризма // Международный журнал гуманитарных и естественных наук № 3-3 (78). – 2023. – С. 36-39.
  6. Киченина В.С., Ставцова А.О. Проблема делимитации воздушного и космического пространства в её взаимосвязи с юридической квалификацией суборбитальных полетов // Юридическая наука, № 1. – 2021. – С. 90-93.

Поделиться

497

Кривашенок М. П. Проблема государственной суверенности над воздушным пространством России в контексте международного воздушного права // Актуальные тренды и перспективы социально-экономических, общественных и гуманитарных наук : сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 28 июн. 2023г. Белгород : ООО Агентство перспективных научных исследований (АПНИ), 2023. С. 15-18. URL: https://apni.ru/article/6645-problema-gosudarstvennoj-suverennosti

Похожие статьи

Другие статьи из раздела «Юридические науки»

Все статьи выпуска
Актуальные исследования

#25 (207)

Прием материалов

15 июня - 21 июня

осталось 5 дней

Размещение PDF-версии журнала

26 июня

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

5 июля