Главная
АИ #29 (159)
Статьи журнала АИ #29 (159)
Актуальные вопросы правового регулирования смарт-контрактов в предпринимательско...

Актуальные вопросы правового регулирования смарт-контрактов в предпринимательской деятельности

Автор(-ы):

Туфлейкин Артём Владимирович

18 июля 2023

Научный руководитель

Глотов Сергей Александрович

Секция

Экономика и управление

Ключевые слова

смарт-контракт
блокчейн
цифровая валюта
цифровизация
цифровая экономика
предпринимательская деятельность

Аннотация статьи

Автор анализирует особенности смарт-контрактов в предпринимательской деятельности. Автор приходит к выводу, что смарт-контракты являются перспективным направлением для дальнейшего развития предпринимательского оборота, однако существует рад угроз, некоторые из которых обозначены в настоящей работе. Делается вывод, что трудности обусловлены также в отсутствии четкого урегулирования сферы заключения смарт-контрактов и их условий. Автор указывает также на отсутствие определенности в отношении правовой природы цифровых валют, используемых для расчетов по смарт-контрактам, а также в отношении деятельности цифровых бирж по обмену цифровой валюты. В работе указывается на отсутствие в действующем законодательстве правовых механизмов, ограничивающих вмешательство третьих лиц в исполнение по смарт-контракту.

Текст статьи

На сегодняшний день мы можем наблюдать стремительный процесс цифровизации во всех сферах общественной жизни, особенно в предпринимательской деятельности. Под цифровизацией в науке принято понимать процесс использования оцифрованной информации и применение цифровых технологий для реализации тех или иных задач. Так, если рассматривать цифровизацию со стороны экономики, то ее задачей будет построение цифровых бизнес-моделей и операций. Рассматривая сущность цифровизации со стороны социальной сферы, ее задачи будут реализовываться в трансформации общественных отношений в цифровой формат, в том числе, правовых отношений [6]. Данные в цифровом формате постепенно становятся основным фактором производства при цифровизации и формировании цифровой экономики. В частности, на это же указывают положения Указа Президента РФ «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы» [2]. В таких условиях в рамках регулирования гражданских и предпринимательских правоотношений преимущественные позиции занимают смарт-контракты.

Понятие смарт-контракта было введено в российское законодательство с принятием Федерального закона от 31.07.2020 № 259-ФЗ (далее – Закон «О цифровых финансовых активах») [1]. В ст. 2 Закона «О цифровых финансовых активах» смарт-контракт рассматривается как договор в электронной форме. При этом указывается, что исполнение по такому договору осуществляется при помощи цифровых транзакций в распределенном реестре цифровых транзакций. Договором регулируется порядок осуществления цифровых транзакций, их последовательность и обстоятельства, при которых такие транзакции осуществляются. Таким образом, смарт-контракты позволяют сторонам предпринимательских правоотношений совершать сделки при помощи использования цифровых технологий, и, более того, делегировать компьютерной программе функции по отслеживанию исполнения обязательств, сроках, принятию мер по обеспечению исполнения обязательств, и др.

Преимущества использования смарт-контракта в экономической деятельности очевидны. Смарт-контракты позволяют сократить издержки на посредничестве и организации заключения сделки, правовом сопровождении, упростить взаимодействие контрагентов. Таким образом, развитие цифровых отношений во многом несет положительные тенденции для развития предпринимательской деятельности. Однако как отмечают юристы, в некоторых случаях использование смарт-контракта дорогостояще и бессмысленно [5].

Прежде всего, смарт-контракты подходят для типовых сделок, как, например, аренда, поставка, купля-продажа. Для более сложных сделок такой контракт может повышать необоснованные риски. Заключая сделку, совершаемую под условием, при создании смарт-контракта предусматривается специальный алгоритм, ставящий смарт-контракт в зависимость от внешних источников. К примеру, привязывая условия контракта к курсу валюты, отслеживание программой актуального курса валюты будет зависеть от внешних источников, которые программа отслеживает. В таком случае возрастают риски вмешательства и оказания влияния на исполнение контракта со стороны третьих сторон.

Стоит отметить, что разработка смарт контракта несет значительные финансовые вложения, поскольку для написания смарт-контракта необходимо умение программирования. В то же время интересным является вопрос о форме смарт-контракта. Пожалуй, стоит согласиться с тем, что смарт-контракт необходимо относить к письменной форме сделки. Однако специфика такой сделки заключается в том, что стороны выражают свое согласие на совершение сделки посредством закрепления ее в программном коде, то есть, упрощенно говоря, на языке программирования. Таким образом, из анализа гражданского законодательства не следует запрета на использование языков программирования при заключении контракта.

Смарт-контракты создаются при использовании технологии блокчейн. С английского языка «блокчейн» (blockchain) переводится как «блочная цепь», что во многом характеризует сущность данной технологии, поскольку она основана на непрерывной и постоянно продлеваемой цепочке записей через распределенные базы данных.

Технология блокчейн создает основу для обращения криптовалюты, поэтому существование криптовалюты без данной технологии немыслимо. В свою очередь, в сущности, криптовалюта является электронным платежным средством (электронной валютой), однако определение ее правовой природы имеет спорный характер.

С технической точки зрения криптовалюта представляет собой математический код. Она не обеспечена материальным выражением в виде, например, денежных банкнот. Специфика данной валюты выражается и в том, что для ее образования необходимо внесение каких-либо средств на счет. Ни законодательство, ни судебная практика на сегодняшний день не дают однозначного ответа на вопрос о правовой природе криптовалюты [5]. В законе «О финансовых активах» лишь указывается на то, что цифровая валюта не является денежной единицы, но являются средством платежа, и представляет собой совокупность электронных данных в информационной системе. С точки зрения гражданского законодательства суды нередко рассматривают криптовалюту в качестве имущества [3].

Популярность криптовалюты возросла во всем мире, и на современном этапе она становится реальным платежным средством. На сегодняшний день существуют различные способы перевода криптовалюты в эквивалент установленных государством валют. При этом некоторые из контрагентов напрямую принимает оплату криптовалютой. Такая широкая популярность связана во многом с тем, что идентификация отправителей криптовалюты и отслеживание транзакций затруднительно, однако такие попытки предпринимаются государствами. Криптовалюта является неподконтрольной государству, а перевод криптовалюты не контролируется банком. Это одновременно выражает и преимущества, и сложности, которое вызывает использование криптовалюты.

Прежде всего, рассматривая положительные стороны применения криптовалюты в качестве оплаты по смарт-контрактам, стоит отметить, что отсутствие привязки валюты к какому-либо государству открывает новые возможности для совершения трансграничных сделок. Это также упрощает порядок технической стороны исполнения обязательств при нахождении контрагентов в разных государствах. Применение криптовалюты в качестве оплаты по смарт-контракту стимулирует развитие цифровых рынков, позволяет упростить транзакционные операции. Кроме того, с учетом санкционного давления и отключения России от SWIFT, что затруднило валютные отношения, такой механизм становится еще более актуальным.

В свою очередь, применение криптовалюты в качестве расчетного средства по смарт-контракту с точки зрения налогового законодательства вызывает немало вопросов. Не подконтрольность и анонимность транзакций открывает возможности ухода от налогов для организаций, а также для сокрытия доходов. Налоговые органы не имеют возможности оценить доходы работников. Попытка разрешения данного вопроса на законодательном уровне была осуществлена с принятием Федерального закона «О цифровых финансовых активах». Однако как уже отмечалось, пробелы существуют до сих пор. Не менее острым вопросом является нестабильность цифровых валют, что во многом связано с законодательной неурегулированностью цифровых бирж по продаже цифровых валют.

Таким образом, резюмируя вышесказанное, можно сделать вывод, что смарт-контракты являются перспективным направлением для дальнейшего развития предпринимательского оборота, однако существует рад угроз, некоторые из которых были нами обозначены. Более того, трудности обусловлены неполном урегулировании данной сферы, включая отсутствие определенности в определении правовой природы цифровых валют, деятельности цифровых бирж по обмену цифровой валюты, отсутствие правовых механизмов, ограничивающих вмешательство третьих лиц в исполнение по смарт-контракту.

Список литературы

  1. Федеральный закон от 31 июля 2020 г. № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // РГ. 2020. № 173.
  2. Указ Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы» // СЗ РФ. 2017. № 20 ст. 2901.
  3. Определение АС Московского округа от 07.09.2018 по делу № А40-229232/17-71-324 Ф. URL: https://kad.arbitr.ru/Card/3e155cd1-6bce-478a-bb76-1146d2e61a4a (дата обращения: 01.06.2023).
  4. Левчук С.В. Актуальные проблемы использования смарт-контрактов в предпринимательской деятельности. Экономика. Право. Общество. 2022, 7(1). С. 15-20.
  5. Михайлова А. Смарт-контракты: как они работают и зачем нужны. URL: https://pravo.ru/story/205151/ (дата обращения: 06.06.2023).
  6. Irniger A. Difference between Digitization, Digitalization and Digital Transformation // Core systems. 2017. С. 29.

Поделиться

413

Туфлейкин А. В. Актуальные вопросы правового регулирования смарт-контрактов в предпринимательской деятельности // Актуальные исследования. 2023. №29 (159). Ч.II.С. 35-37. URL: https://apni.ru/article/6754-aktualnie-voprosi-pravovogo-regulirovaniya

Похожие статьи

Актуальные исследования

#26 (208)

Прием материалов

22 июня - 28 июня

осталось 4 дня

Размещение PDF-версии журнала

3 июля

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

12 июля