Главная
АИ #34 (164)
Статьи журнала АИ #34 (164)
Объективное банкротство кредитных организаций: момент наступления объективного б...

Объективное банкротство кредитных организаций: момент наступления объективного банкротства должника, привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности

Автор(-ы):

Дьяур Марина Евгеньевна

21 августа 2023

Секция

Юриспруденция

Ключевые слова

объективное банкротство
кредитные организации
контролирующие лица
субсидиарная ответственность
обеспечительные меры
состав имущества
презумпция вины
доказательное производство

Аннотация статьи

Данная статья посвящена исследованию отдельных аспектов объективного банкротства кредитных организаций, в частности момент наступления объективного банкротства должника и возможность привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Автор обращает внимание на необходимость установления оснований для применения обеспечительных мер в отношении контролирующих лиц и отказе в принятии таких мер на основе отсутствия информации о составе их имущества. Рассматривается также презумпция вины контролирующих лиц в банкротстве должника и их возможности опровергнуть это обвинение в рамках доказательного процесса.

Текст статьи

В текущих экономических и политических условиях, несмотря на санкционное давление, наша страна продолжает укреплять свое влияние на мировой арене. В этой связи, важнейшим национальным интересом является восстановление и утверждение лидирующих позиций в мировой банковской сфере. Банковская система играет ключевую роль в развитии российской экономики и участвует во всех процессах, происходящих в обществе и государстве, включая денежный оборот и операции с бюджетными средствами.

Как известно, действующее законодательство предусматривает возможность аннулирования лицензий регулятором у кредитной организации по трем основаниям: добровольная ликвидация, принудительная ликвидация, банкротство [1].

В банковском секторе отечественной экономики наблюдаются две тенденции. Первая – Банк России все больше усложняет требования к кредитным организациям, несоблюдение которых приводит к отзыву лицензии на банковские операции. Вторая - случаи банкротств увеличиваются из-за невыполнения обязательных отчислений в Агентство по страхованию вкладов (далее – АСВ) или из-за противоправных действий руководителей и органов управления банка.

Тенденция отзыва лицензий у банков со стороны регулятора является нисходящей, так, если в 2018 году Банк России отозвал лицензии у 57 банков, что составляло 11 % от общего количества кредитных организаций, зарегистрированных на территории нашей страны, в 2021 году отозвано 26 лицензий (14%), а в 2022 году – 3, что является минимальным значением за XXI век. При этом, в стадии ликвидации по состоянию на первое августа 2023 года находятся: банкротство – 299, добровольная ликвидация – 6, принудительная ликвидация – 15 [2]. В литературе такая тенденция оценивается позитивно, звучат тезисы об «оздоровлении банковской системы и выведении из нее недобросовестных субъектов» [3].

Термин «объективное банкротство» появился в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ [4] (далее – ВС) и связан с бухгалтерской стоимостью активов. Позднее он был уточнен в разъяснениях Пленума ВС [5]. Сейчас понимание этого термина основывается на реальной цене активов [6]. Дата объективного банкротства может быть определена судом на основе судебных экспертиз, анализа финансового состояния должника и его бухгалтерской документации [7].

В случае банкротства кредитной организации возникает вопрос о полном удовлетворении требований кредиторов, которые разместили свои средства в банке. Для защиты прав кредиторов возможно привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (далее – КДЛ). В этой связи особую важность приобретают обеспечительные меры в отношении их имущества. Заявление о таких мерах подается в рамках обособленного спора о банкротстве. В области гражданско-правовых отношений общим правилом является самостоятельная имущественная ответственность юридических лиц, однако субсидиарная ответственность контролирующих лиц является исключением из этого правила [8].

Институт субсидиарной ответственности в отношении банкротства кредитных организаций до конца не изучен. Подавляющее большинство проводимых исследований имеют своим предметом нормы материального права, меньше внимания уделено процедурным проблемам [9]. В то же время изменения, внесенные в законодательство о банкротстве, как и порядок привлечения к субсидиарной ответственности до настоящего времени исследованы не до конца. Обеспечительные меры при решении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности также требуют подробного научного осмысления.

Нормативными источниками вопросов субсидиарной ответственности в РФ являются Закон о банкротстве, АПК РФ и ГК РФ. Такая разрозненность по источникам норм о субсидиарной ответственности, создает правовые коллизии и вызывает вопросы как теоретического, так и практического характера. Применение общих правовых норм без учета специфики банковской деятельности ухудшает качество правосудия по делам о субсидиарной ответственности. Отсутствие разъяснений высшей судебной инстанции по порядку принятия обеспечительных мер в подобных делах также создает проблемы. На момент подготовки публикации одним из немногих актов судебного толкования по данному вопросу является определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, которое отменило принятые ранее решения и направило дело на новое рассмотрение в связи с тем, что не усмотрела достаточных оснований для отказа в принятии обеспечительных мер в том факте, что в заявлении конкурсного управляющего не были конкретизированы сведения об имуществе представителей руководства кредитной организации [13].

К сожалению, следует констатировать тот факт, что до сих пор бремя убытков кредитной организации в связи с отзывом у последней лицензии регулятором, распределяется между ее вкладчиками. Имущественные интересы последних защищаются на государственном уровне. Профильной организацией по данному направлению является АСВ, которая использует для выплат страховой фонд, который постепенно истощается. В случае обнаружения фиктивного или преднамеренного банкротства, конкурсный управляющий обращается в арбитражный суд с заявлением о привлечении лиц, контролирующих банк, к субсидиарной ответственности. Арбитражный суд рассматривает этот спор в рамках общего дела о банкротстве и принимает решение об удовлетворении или отказе в требованиях заявителя.

При рассмотрении возможности привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности при объективном банкротстве, ВС говорит о нескольких важных правовых позициях:

  1. Суд оценивает влияние действий КДЛ на должника и проверяет их причинно-следственную связь с банкротством [14].
  2. В практике учитывается важность экономически обоснованного плана развития кредитной организации [15].
  3. Судам также следует учитывать доводы об искусственном характере возникновения имущественного кризиса у должника [16].

Объективное банкротство, согласно Постановлению Пленума № 53, имеет следующие особенности: неспособность удовлетворять требования кредиторов, которая становится стабильной и сохраняется; активы должника должны быть оценены по реальной стоимости.

Дата объективного банкротства не должна быть приравнена к дате, когда обязательства превышают активы на короткий срок, так как это может быть вызвано временными сложностями или сезонностью [17]. Необходимо учитывать добросовестность и разумность руководителя должника. В каждом случае стабильности оценивается индивидуально. При этом акцент делается на реальной стоимости активов, а не на цене, указанной в бухгалтерских документах, так как она может отличаться от реальной.

Арбитражная практика свидетельствует о затруднительной ситуации, связанной с исполнением судебных актов о привлечении к субсидиарной ответственности. Это происходит из-за того, что КДЛ скрывают свои деньги и другую собственность, на которую можно обратить взыскание, от органов правосудия и принудительного исполнения. Ситуацию усугубляет продолжительность сроков рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности в судах. В результате, судебное разбирательство становится фикцией, потому что недобросовестный ответчик может скрыть свою собственность и избежать взыскания, а истец не имеет реальных средств для защиты его прав. Эффективность судебной защиты достигается только путем возврата вложенных средств кредиторам. Для этого суды используют обеспечительные меры, которые позволяют исполнить судебное решение в будущем. Однако суд может отказать в применении таких мер, если заявитель не предоставил достаточных доказательств. Суд должен удостовериться, что неприменение этих мер затруднит или сделает невозможным исполнение решения. Это может быть связано с отсутствием имущества у ответчика или его активными действиями для уменьшения его имущества.

Разъяснения ВС РФ, относительно требований к заявителям о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности, создали непреодолимые преграды, поскольку не всегда представляется возможным представить убедительные доказательства, подтверждающие противоправные действия собственников банка или управляющих органов, направленные на сокрытие их имущества. Однако, есть возможность изменить ситуацию, как показывает судебное рассмотрение дела о банкротстве «ИпоТекБанк» [18].

При рассмотрении дел о привлечении к ответственности КДЛ суд должен учитывать склонность таких лиц к сокрытию имущества. Утверждения конкурсного управляющего по поводу сокрытия имущества должны быть учтены при принятии решения о применении обеспечительных мер. Важно отметить, что оперативное принятие таких мер не нарушает права субсидиарного должника, так как закон предусматривает возможность замены или отмены обеспечительных мер по ходатайству ответчика. Ограничения, наложенные судом, не могут причинить имущественного ущерба привлеченным к ответственности лицам.

При принятии обеспечительных мер в делах о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ, следует учитывать презумпцию вины таких лиц и факторы, не позволяющие произвести полное погашение требований. Обеспечительные меры защищают интересы кредитной организации и ее кредиторов. Доказательство отсутствия вины лежит на ответчиках, которые могут использовать процессуальные средства доказывания. Банкротство кредитных организаций обычно вызвано их неспособностью выполнить требования финансового регулятора. Часто оно становится следствием противоправных действий или бездействия собственников и управленцев. Материальные нормы регулируют вопросы банкротства кредитных организаций, однако процессуальные аспекты требуют уточнения. Для защиты интересов вкладчиков предлагается изменить содержание Постановления Пленума №53, отразив в тексте его п. 36 следующие положения:

Судам необходимо учитывать для применения обеспечительных мер требуется подтверждение разумных подозрений наличия их оснований, предусмотренных законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах.

Отказ в принятии обеспечительных мер не может быть обоснован лишь отсутствием информации о составе имущества контролирующего должника. По смыслу закона, суд обладает полномочиями для принятия решения об обеспечительных мерах, самостоятельно определив общую стоимость имущества, подлежащего аресту. Перечень имущества и его стоимость может быть уточнен в исполнительном производстве в установленном законом порядке должностным лицом органов принудительного исполнения.

При принятии обеспечительных мер в случае привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц, судам необходимо учитывать презумпцию вины ответчика и невозможности полного погашения требований кредиторов, установленных законодательством РФ о банкротстве.

В результате проведенного анализа нормативных основ и практики применения норм о моменте наступления объективного банкротства, а также об особенностях привлечения к субсидиарной ответственности КДЛ, можно сделать следующие выводы. Во-первых, момент наступления объективного банкротства должника зависит от различных факторов, таких как финансовое положение организации, уровень задолженности, недостаток ликвидности и другие. Во-вторых, субсидиарная ответственность КДЛ является важным инструментом для защиты интересов кредиторов и обеспечения справедливости в процессе банкротства. Оно позволяет повысить ответственность руководителей и участников кредитной организации за неэффективное управление и неправомерные действия, которые могли привести к банкротству. Все это указывает на необходимость усовершенствования нормативно-правового регулирования и практической реализации процесса объективного банкротства кредитных организаций с целью обеспечения стабильности и надежности банковской системы.

Список литературы

  1. Прекращение деятельности кредитных организаций: информ.-аналит. материал за 2018 г. - URL: https://www.cbr.ru/Content/Document/File/72231/ pub_2018.pdf (дата обращения 14.07.2019).
  2. Банк России. Ликвидация кредитных организаций [Электронный ресурс] // Доступ: https://www.cbr.ru/banking_sector/likvidbase/ (Дата обращения: 10.08.2023).
  3. Исаева Е. А. Развитие инновационных методов предотвращения банкротства кредитных организаций в России / Е. А. Исаева, Ю. А. Шарамок // Науковедение. - 2016. - Т. 8, № 5. - С. 27.
  4. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20.07.2017 № 309-ЭС17-1801 по делу № А50-5458/2015. Документ опубликован не был [Электронный ресурс] // Доступ: СПС «Консультант Плюс Проф» (Дата обращения: 10.08.2023).
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" [Электронный ресурс] // Доступ: СПС «Консультант Плюс Проф» (Дата обращения: 10.08.2023). Далее Постановление Пленума № 53.
  6. Постановление АС Западно-Сибирского округа от 14 октября 2021 года по делу № А45-38318/2019, АС Московского округа от 14 декабря 2021 года по делу № А41-1022/2016, АС Северо-Западного округа от 20 октября 2021 года по делу № А56-40551/2017 [Электронный ресурс] // Доступ: sudact.ru (Дата обращения: 10.08.2023).
  7. Постановление АС Дальневосточного округа от 11 января 2021 года по делу № А04-6843/2015 [Электронный ресурс] // Доступ: sudact.ru (Дата обращения: 10.08.2023).
  8. Волкова М. А. Процессуальные особенности претензионного порядка урегулирования споров: теория и практика / М. А. Волкова, К. А. Краснова // Адвокатская практика. - 2018. - № 3. - С. 35-41.
  9. Гутников О. В. Субсидиарная ответственность в законодательстве о юридических лицах: вопросы правового регулирования и юридическая природа / О. В. Гутников // Право. - 2018. - № 1. - С. 45-77.
  10. Шибанова Т. Б. Субсидиарная ответственность контролирующего лица как дополнительный фактор риска в деятельности сельскохозяйственных организаций / Т. Б. Шибанова, А. С. Васильева // Известия Международной академии аграрного образования. - 2018. - № 39. - С. 175-177.
  11. Яровой Д. О. Субсидиарная ответственность как инструмент совершенствования корпоративного управления / Д. О. Яровой // Управленческие науки в современном мире. - 2018. - Т. 1, № 1. - С. 513-517.
  12. Burova I. L. Actual Problems of Application of the Legislation of the Russian Federation on Vicarious Liability of Persons Controlling a Credit Organization / 1. L. Burova, P. V. Zhesterov // Economic and Social Development. - Moscow: Russian Social State University, 2018. - P. 685-690.
  13. Определение Верховного Суда РФ от 28.11.2018 № 305-ЭС17-4004(2) по делу № А40-80460/2015. Документ опубликован не был. [Электронный ресурс] // Доступ: СПС «Консультант Плюс Проф» (Дата обращения: 10.08.2023).
  14. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС, 25.09.2020, дело № А14-7544/2014 [Электронный ресурс] // Доступ: СПС «Консультант Плюс Проф» (Дата обращения: 10.08.2023).
  15. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2021) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.11.2021) // "Бюллетень Верховного Суда РФ", № 1, январь, 2022 (п. 1 - 55).
  16. Определение ВС от 26 февраля 2021 года по делу № А14-7544/2014). [Электронный ресурс] // Доступ: СПС «Консультант Плюс Проф» (Дата обращения: 10.08.2023).
  17. Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 18 ноября 2021 года по делу № А19-25993/2018 [Электронный ресурс] // Доступ: СПС «Консультант Плюс Проф» (Дата обращения: 10.08.2023).
  18. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2018 г. №305-307-4004(2) по делу № А40-80460/2015 [Электронный ресурс] // Доступ: СПС «Консультант Плюс Проф» (Дата обращения: 10.08.2023).

Поделиться

166

Дьяур М. Е. Объективное банкротство кредитных организаций: момент наступления объективного банкротства должника, привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности // Актуальные исследования. 2023. №34 (164). С. 19-23. URL: https://apni.ru/article/6903-obektivnoe-bankrotstvo-kreditnikh-organizatsi

Похожие статьи

Другие статьи из раздела «Юриспруденция»

Все статьи выпуска
Актуальные исследования

#22 (204)

Прием материалов

25 мая - 31 мая

осталось 6 дней

Размещение PDF-версии журнала

5 июня

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

14 июня