Секция

Философские науки

Ключевые слова

безопасность
государственная безопасность
безопасность нации
общественная безопасность
безопасность личности
доктрина государственной безопасности

Аннотация статьи

В статье рассматривается проблема государственной безопасности как ответственность государства в качестве «субъекта и объекта» не только собственной безопасности, но и безопасности общества, народа и человечества.

 

Текст статьи

Четвертым по константной «субъектно-объектной» значимости в универсуме после общества (страна), нации (народ) и мира (человечество) является государство, поэтому принято говорить о «государственной безопасности», которую ошибочно даже традиционно принято считать приоритетной, доминирующей по сравнению с безопасностью общества, народа и человечества.

Не будем забывать, что государства возникают и исчезают (печальная судьба СССР – тому наглядное подтверждение), а общество остается, что общества (страны) исчезают (вспомним уже не только Советский Союз, но и Российскую империю), а народ (нация) остается, что народы (нации) исчезают, а человечество на планете Земля остается.

Эту историческую закономерность демонстрирует вся многовековая история человеческого рода на Земле. Более того, уже Фридрих Энгельс в «Диалектике природы» прогностически, как диалектик, утверждал, что с исчезновением разумной человеческой жизни на Земле не исчезает возможность существования и возникновения разумной цивилизации на каких-либо других планетах всемирного пространства [1]. И эта проблема «внеземных цивилизаций» сегодня все более актуализируется в связи с космическими исследованиями.

В данном контексте можно правильно понять саму проблему государственной безопасности как ответственности государства в качества «субъекта и объекта» не только собственной безопасности, но и безопасности общества, народа и человечества. Чем более осознает эту универсальную ответственность то или иное государство, тем более значимой становится его всемирно-историческая роль и ценность.

В этом отношении становятся все более важными исследования международных (глобальных, общепланетарных, всемирных) институтов: ООН, «Врачи без границ», ГРИНПИС, международные судебные органы, олимпийское движение, экологические ассоциации, Римский клуб, присуждение международных премий в области науки и искусства и так далее.

Государственная безопасность субъектно предстает как забота всех государственных институтов о самих себе, об органах всех ветвей власти, то есть о себе как объекте. И это проявляется в сознательном усиленном развитии всех силовых структур (армии, милиции и полиции, внутренних войск и национальной гвардии, органов безопасности во всех ее ипостасях) и развитии законодательной базы обеспечения уже их безопасности и защиты.

Но нельзя забывать и того, что государство как субъект обеспечения безопасности мобилизует (привлекает, использует, активизирует, развивает) все иные объекты безопасности, делая их не только объектами, средствами, условиями, продуктами своей деятельности, но и субъектами обеспечения безопасности как самих себя, так и государства в целом. Мы имеем в виду все сферы общества, все группы населения, все страны планеты Земля и, быть может, даже космические естественные силы. Эта внешне-обращенная деятельность государства, государственных органов только усиливает их значимость в решении проблем безопасности общества, народа, человечества!

Примитивной формой обеспечения государственной безопасности является эгоистическая ориентация верховной власти на себя, на свою собственную ценность:

  • «L`Etat c`est moi «(«Государство – это я») – Людовик XIV;
  • «Apres nous le deiuge» («После нас хоть потоп») – французские аристократы.

Но эта ориентация, как учит нас история той же Франции, закончилась трагично и вопреки их желанию: монархов казнили или третировали, а аристократов уничтожали и изгоняли.

Иначе говоря, государственная власть не должна забывать, что она сменяема, что общество и народ имеют право (естественное, общественно-договорное) на смену верховной власти. Это исторически доказано, а Томас Гоббс концепцией договорного (а не божественного) происхождения государства в своем «Левиафане» доказывал право народа на протест и замену государей, если ими не соблюдаются условия договора о заботе о народе и защите народа.

Доказано это было Великой Французской революцией, приведшей на эшафот короля Людовика XVI, а затем и его супругу. Немногим ранее Александр Николаевич Радищев в своей оде «Вольность» интуитивно-эвристически по аналогичному умозрительному поводу выразился практически в том же духе:

Се право мщенное природы

На плаху возвело царя

Это естественное право народа и общества (заботящихся о своей безопасности) осуждается монархистами, консерваторами, священнослужителями, либералами, соглашателями-оппортунистами, выступающими против революций, восстаний, забастовок, активных социальных протестов народа и общества. В этом проявляется их антигуманная позиция и холопская психология.

Высшей формой обеспечения государственной безопасности является такая деятельность государства, которая обеспечением безопасности обществу и народу обеспечивает и свою собственную безопасность! Эта ориентация, по видимости, выражается в пресловутой «демократизации» государственной жизни, когда и все европейские монархии стали конституционными, ограниченными, бутафорскими (английская, испанская, бельгийская, шведская, датская).

Промежуточной формой обеспечения государственной безопасности является ориентация власти на формирование государственной жизни (Александр II) и борьбу с бунтами, смутой, переворотами, путчами, куда незаслуженно и ошибочно относят и революции.

История подсказывает, что государству для обеспечения собственной безопасности приходилось продумывать и реализовывать программы деятельности против трех типов опасности своим институтам:

  1. Против опасности со стороны анархического протеста народа и общества, заключавшегося в постоянной угрозе смуты, бунтов, путчей, переворотов.
  2. Против леворадикальной опасности со стороны революционных классовых сил народа и общества, заключавшейся в организованных восстаниях и революциях.
  3. Против праворадикальной опасности со стороны контрреволюционных сил, подогреваемых внешними врагами и выражающихся в таких формах «управляемого хаоса» как «цветные революции», массово представленные на планете в конце XX – начале XXI века (Румыния, Польша, Чехословакия, Прибалтика, Грузия, Молдавия, Киргизия, Египет, Сирия, Тунис, Украина, Венесуэла).

Эти три опасности определяют соответствующие действия государственных органов, силовых структур по созданию системы государственной безопасности превентивного (предупреждающего) характера. В то же время государство должно помнить, что его устойчивость, сила и безопасность обеспечиваются продуманной гуманистической и демократической политикой организации добрых, уважительных, доверительных связей государства (власти) с народом (населением) и обществом (сферами социума). Все это должно быть заложено в доктрину государственной безопасности и одобрено народом и обществом. Здесь важно представить в доктрине не минимальные и не максимальные, а оптимальные затраты, действия по обеспечению необходимой и достаточной обороноспособности.

При анализе государственной безопасности полезно помнить и о возможности миграционного обеспечения безопасности всех властных институтов государства, когда безопасность институтов власти обеспечивается их перемещением в другое, безопасное пространство вплоть до базирования на территории других стран, государств (феномен «правительства в изгнании»).

Власть может функционировать и вне традиционных своих объектов – Родины (страна, общество) и народа (население, нация).

Даже привычное финансирование государственной власти налогами с населения и общества (народа и Родины) может быть заменено внешними долгами, финансовой помощью других государств, международных банков и частных лиц. Иное дело – общественная безопасность и национальная безопасность, безопасность общества (страны) и нации (народа), которые институционально не могут быть перемещены с исторической территории в другое место.

Это еще раз подчеркивает первостепенную значимость общественной и национальной безопасности по сравнению с безопасностью государственной. Осознание этого государственной властью только усиливает ее внимание (как институционально-ответственной) к проблемам общественной и национальной безопасности, а это, в свою очередь, гарантирует доверительное отношение народа и общества к государству.

Аналогичным образом можно говорить о приоритетности и внепространственной безграничности (экстерриториальности) обеспечения безопасности мира (планета Земля) и безопасности космоса. Как известно, эти проблемы перед человечеством впервые и сознательно ставило первое государство трудящихся на планете – Советское государство уже с 1917 года, призывая всех к мирному сосуществованию и освоению Космического пространства: В.И. Ленин, К.Э. Циолковский, Ф.А. Цандер, С.П. Королев…

В перспективе человечество, прозревшее ноосферным мировоззрением пойдет по этому пути, переходя от государственной (1), общественной (2) и национальной (3) безопасности к мировой (4) и космической (5) безопасности. Такова диалектическая закономерность безопасности.

Список литературы

  1. Маркс, К и Энгельс, Ф. Соч., 2-е изд / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М.: ГИПЛ, 1961. – Т. 20. – С. 363.

Поделиться

835

Владимиров А. А. Государственная безопасность // Актуальные проблемы современной науки: экспериментальный и теоретический поиск : сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 12 октября 2023г. Белгород : ООО Агентство перспективных научных исследований (АПНИ), 2023. С. 31-34. URL: https://apni.ru/article/7160-gosudarstvennaya-bezopasnost

Похожие статьи

Актуальные исследования

#30 (212)

Прием материалов

20 июля - 26 июля

осталось 2 дня

Размещение PDF-версии журнала

31 июля

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

13 августа