Колониальная политика на территории Северного Кавказа (историография)

В статье проводится анализ существующих точек зрения по вопросу о процессе колонизации Северного Кавказа.

Аннотация статьи
Северный Кавказ
историография
колониальная политика
колонизация
Российская империя
Ключевые слова

Историческая хроника колониальной политики Русской империи на территории Северного Кавказа в XVIII–XIX вв. вплоть до этих времен остается одной из более двойственных страниц. Невзирая на многообразие методов российского правительства согласно интеграции народов Северного Кавказа в орбиту собственного воздействия, конфликт государственных ᴎ национальных интересов Российской империи, а также национального самосознания горцев привели к трагическим результатам – Кавказской войне.

Выделяется ряд разных точек зрения на процесс колонизации на территории Кавказа. Одна из них является официальной точкой зрения Российской Федерации, отображенная в отечественной дореволюционной историографии и в публицистике XIX – начала XX вв. Утверждалось, что геополитическая необходимость и историческая участь обрекли Российскую Федерацию на конкретные решения общественно-политической задачи получения Кавказа.

Другая точка зрения относится к западной историографии, а также публицистике. В частности, Англия, находясь обеспокоенной расположением дел в данном стратегически существенном регионе, принимала Россию не иначе как противника. Горцы оценивались как борцы за демократическую независимость, их соперничество было наименовано как «антиколониальной».

В следствии принятия «классово-партийного» подхода смещается на второй план научно-историческая сущность процесса колонизации Северного Кавказа. Ход его вхождения в структуру Российской империи трактуется посредством призмы Кавказской битвы как итог национально-освободительной войны горного народа. Однако с начала 40-х гг. произошли видимые перемены в партийно-идеологических раскладах к рассмотрению ᴎ обсуждению колониально-интеграционных действий. На первый план снова вышли рассмотрение ᴎ понимание предпосылок и итогов Кавказской битвы.

Начавшаяся с 1985 г. либерализация русского сообщества и дальнейший распад Советского союза в 1991 г. высвободили историческую ᴎ многознаменательную науку из идеологических догматов. В этот же период времени анализ исторического прошлого в следствии отмены цензуры и получения безграничных независимостей делает комфортным способом манипулирования со стороны разных общественно-политических сил.

В настоящий период не прекращает существовать разрозненность в суждениях по вопросу колонизации Северного Кавказа, а также его вхождения в структуру Российской империи. Современных ученых данной проблемы можно относительно поделить на два лагеря. М.М. Блиев, В.В. Дегоев, Н.С. Киняпина защищают точку зрения исторической ᴎ многознаменательной предопределенности и современного нрава присоединения Кавказа к Российской империи. Я.З. Ахмадов, Х.Х. Рамазанов, В.Г. Гаджиев никак не представляют прогрессивности в ходе колонизации Северного Кавказа, совершают упор на колониальной агрессивной политике России.

«В войне счастья нет… – такими словами Шамиля приступает к написанию собственной монографии «Россия и горцы большого Кавказа – на пути к цивилизации» М.М. Блиев [1]. Автор делает попытку осмысления взаимоотношений Северного Кавказа с Российской империей в XVIII–XIX вв. основываясь на сведениях исторических источников и архивных документов.

Сформулированная М.М. Блиевым теория битвы как вершины набеговой концепции горного народа, была в первый раз издана в одном из основных многознаменательных ᴎ исторических журналов государства в 1983 г. В дальнейшем именно она приобрела собственное дальнейшее формирование в коллективной монографии двух больших кавказоведов – М.М. Блиева и В.В. Дегоева «Кавказская война», побудившая обширный резонанс среди историков. Мюридизм, согласно взгляду разработчиков монографии, считался идейным базисом для антирусской экспансии [5].

Убеждения В.В. Дегоева также обнаружили свое отображение в серии его нынешних публикаций, в первую очередь в трудах «Большая игра на Кавказе: история и современность» и «Имам Шамиль: пророк, властитель, воин». «Казалось бы, постсоветская реальность, ликвидировав идейные препятствия, предоставила историкам независимость самореализации. Однако эти беспрецедентные способности повергли к необыкновенной поляризации представлений, стимулированных диковинными масштабами проникновения политической деятельности, идеологии и чувств в дела науки. Существуют проблемы острой идеологической войны, в которой прошлые соперники – марксисты, а также буржуазные «фальсификаторы» – потеснены новейшими, столь же суровыми – «русскими патриотами» и «нерусскими националистами», – с такого рода идеей и формулировкой трудно не выразить согласие [2]. В монографии «Имам Шамиль: пророк, властитель, воин» В.В. Дегоев устанавливает Кавказскую битву не только как безрассудную борьбу враждебных армий, но как целую историческую ᴎ многознаменательную эпоху трудного соприкосновения двух цивилизаций. «Это – активная, пульсирующая основа, выполненная гармонии и беспорядка, рождавшая и горного народа под стать себе. Наиболее известный ᴎ выдающийся из их числа – Шамиль» [3].

Монография Н.С. Киняпиной в соавторстве с М.М. Блиевым и В.В. Дегоевым «Кавказ и Средняя Азия во внешней политике России во второй половине XVIII – 80-е годы XIX в.» приурочена к историческим событиям ᴎ явлениям общественно-политических и дипломатичных взаимосвязей Российской Федерации с народами Кавказа [4]. Представители данного учреждения кавказоведов связаны едиными мнениями ᴎ взглядами на процесс вхождения территории Северного Кавказа в состав России. В трактовке данного движения существуют как сильные, так и слабые стороны. К сильной стороне возможно причислить стремления взвешенного, академического, а также иногда отважного осмысления этой трудности в связи вместе с социально-политической, финансовой, а также этнологической конъюнктурой исследуемого района и периода. К слабой – остатки воздействия идейной парадигмы советского времени и недооценку результатов вооруженного противодействия, а также инцидентов, сопутствующих процесс колонизационной политики Северного Кавказа, и их важность в исторических событиях северокавказских народов и Российской Федерации.

Второе течение исторической идеи в сфере кавказоведения принадлежит команде экспертов, рассматривающих колониальную политическую деятельность Российской Федерации на Северном Кавказе равно как агрессивную. Соперничество горного народа против Российской империи трактуется как антифеодальная, эмансипационная, народная и антиколониальная. Х.Х. Рамазанов в научном исследовании «Колониальная политика на Северо-Восточном Кавказе» акцентирует свое внимание на отрицательных сторонах политического устройства Российской Федерации.

Разногласие вышеупомянутых ученых-исследователей в очередной раз доказывает неразрешенность трудности колонизации на территории Северного Кавказа. Хотелось бы рассчитывать, то, что новейшее поколение исследователей, выросшее и благовоспитанное в нежнейших академических реалиях, объективно отнесется к вопросу вхождения Северного Кавказа в состав России и сформирует безграничные ᴎ основательные работы согласно данной проблеме.

Текст статьи
  1. Блиев М.М. Россия и горцы большого Кавказа – на пути к цивилизации. – М., 2004, С. 3.
  2. Дегоев В.В. Большая игра на Кавказе: история и современность. – М., 2001, С. 9.
  3. Дегоев В.В. Имам Шамиль: пророк, властитель, воин. – М, 2001, С. 307.
  4. Киняпина Н.С., Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказ и Средняя Азия во внешней политике России (вторая половина XVIII – 80-е годы XIX в.). – М., 1984.
  5. Муханов В.М. К вопросу о постсоветской историографии Кавказской войны. Современный Кавказ: геополитический выбор: сборник научных статей. – Москва-Пятигорск: ПГЛУ, 2009, С. 30.
Список литературы