К проблеме изучения личности подозреваемого (обвиняемого) и других участников стадии предварительного расследования

В статье рассмотрена тактическая операция «Изучение личности обвиняемого», а также проблемные моменты в части проведения данной тактической операции.

Аннотация статьи
подозреваемый
обвиняемый
предварительное расследование
доказательство
криминалистическая тактика
Ключевые слова

Целью тактической операции «сбор информации» является обеспечение сбора информации, относящейся к одному явлению или объекту, однако находящейся в разных местах. Так же немаловажным считается построение общей системы знаний об изучаемом явлении, объекте.

При проведении тактической операции по изучению личности обвиняемого обязательным является составление определённого алгоритма, по которому будет производиться сбор информации. Это позволит более чётко и структурировано получить информацию из различных источников. Если данный алгоритм отсутствует, процесс может сильно замедлиться, возрастает вероятность упустить отдельные факты.

Процесс изучения личности обвиняемого может начаться ещё до возбуждения уголовного дела. Некоторые сведения о лице, совершившем преступление, поступают уже в ходе осмотра места происшествия. В ходе осмотра можно выявить некоторые свойства личности обвиняемого, которые отобразились материально.

Это представляется возможным, потому что преступление, совершённое осознанно, не может не оставить в своих результатах определённый след, отражающий личность преступника. Здесь важным является увидеть эту взаимосвязь. Следует также отметить классификацию материальных следов преступления, выступающих в качестве источника сведений о свойствах личности. Так, существует классификация, позволяющая различать данные следы как: трасологические следы; следы биологического происхождения; микрообъекты; следы в виде наличия или отсутствия предметов [2].

По полученной информации следователь примерно представляет общий портрет личности обвиняемого, что позволяет производить дальнейшие действия в нужном направлении. Однако данные сведения являются размытыми и носят условный характер.

Что именно создает портрет обвиняемого, чётко не оговорено, но в процессе составления данного портрета используется как материальная, так и нематериальная информация. К ней относятся схема места преступления с точки зрения расположения жертвы и наличия или отсутствия значимых предметов; данные о том, что было сделано с жертвой и последовательность событий; поведение обвиняемого до и после совершения преступления. На основании этих данных делаются выводы о возможном смысле и мотивации тех или иных действий. Например, связывание жертвы может означать потребность в контроле, а нанесение ножевых ранений перед половым актом – потребность в возбуждении от боли или крови. Характеристики жертвы, место совершения преступления, использование транспортного средства, связь с предыдущими преступлениями также могут указывать на социально-демографические особенности обвиняемого, такие как раса, возраст или род занятий.

Некоторые исследователи выделяют два основных направления изучения личности обвиняемого: анализ личностных характеристик обвиняемого и географический анализ. Чаще всего в криминалистике используется первое направление.

К географическому анализу можно обратиться с просьбой определить местонахождение дома преступника, к изучению личности обвиняемого – с просьбой составить профиль неизвестного преступника на основе его поведения на месте преступления. В дополнение к этому выделяют четыре основных подхода к процессу изучения личности обвиняемого, а именно:

Географический подход – рассмотрение закономерности в местонахождении и времени совершения преступлений, для того, что сделать выводы о связях между преступлениями и предположения о том, где проживает и работает обвиняемый.

Следственно-психологический подход – ответвление от географического анализа, которое использует устоявшиеся психологические теории и методы анализа для прогнозирования характеристик обвиняемого на основе его поведения.

Типологический подход предполагает изучение характеристик мест преступлений для отнесения обвиняемых к различным категориям, причём каждая категория лиц, совершивших преступление, имеет свои типичные характеристики.

Например, Бехтерев В. М. предложил классифицировать преступников по психологическим признакам: 1) преступники по страсти – порывистые, импульсивные; 2) преступники с недостатками чувственной, нравственной сферы, которые совершают преступление умышленно, хладнокровно; 3) преступники с нарушениями интеллекта; 4) преступники, имеющие слабую силу воли, ленивые, склонные к употреблению алкогольных напитков [3].

Лазурский А. Ф. в своей классификации учитывал, во-первых, природные психологические возможности, а во-вторых, особенности социального приспособления личности к реальной действительности. Кроме того, каждый из этих типов автор распределял еще на три уровня: низкий, средний и высокий; а каждый из уровней включал в себя смешанные или искаженные типы. На каждом уровне определяются, так называемые, чистые типы, смешанные и искаженные [4].

Необходимость изучения личности обвиняемого обуславливается тем, что обвиняемый – это центральная фигура в уголовном процессе. Закон предусматривает перечень прав, направленных на защиту данного лица [1].

Во-первых, это оперативность получения информации. Чем быстрее нужная информация будет собрана, тем быстрее будет идти процесс расследования в целом.

Во-вторых, максимально полное и объективное использование знаний других наук. При проведении тактической операции по изучению личности обвиняемого предметом изучения становится человек. Здесь является необходимым привлечение методов психологии.

В-третьих, при проведении тактической операции по сбору информации должна быть обеспечена тайна сбора сведений. Это обусловлено тем, что зачастую данная операция производится для сбора информации, которая впоследствии будет необходима для проведения иных групп тактических операций. По этой причине нужно придерживаться тайны процесса сбора информации и непосредственно содержания информации.

В-четвёртых, необходимо обеспечивать проверку собранной информации с целью установления её надёжности и достоверности.

В-пятых, необходимо привлекать как можно больше различных тактических средств для сбора информации. Это позволит создать условия для взаимопроверки сведений, собранных при помощи различных источников.

В-шестых, обязательное кооперирование всех собранных фактов и сведений о данных фактах в единую систему информации об объекте или явлении.

На практике результаты проведения тактической операции по сбору информации не оформляются отдельным процессуальным документом. Зачастую это представляется в форме нескольких процессуальных актов, в которых следователь закрепляет протоколы осмотров, процессы изъятия и приобщения к делу вещественных доказательств и документов. Также к делу приобщаются документы, составленные различными должностными лицами, которые были привлечены следователем для сбора информации и её обобщения.

Исходя из вышеизложенного возникает необходимость в создании единого процессуального документа, который бы отражал всю полноту проведённой тактической операции, а также предоставлял в наглядной форме все документы, собранные в процессе операции. Данный документ может быть представлен в форме схемы или графика, что позволит за более короткое время проанализировать ход проведения тактической операции и её результаты.

Текст статьи
  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921.
  2. Князьков А.С. Тактико-криминалистические цели и задачи получения и использования информации о личности обвиняемого при производстве следственных действий // Известия АлтГУ. 2012. №2-1.
  3. Бехтерев В. М. Объективно-психологический метод в применении к изучению преступности / В. М. Бехтерев. – СПб.: тип. Т-ва В. Андерсона и Г. Лойцянского, 1912. – 61 с.
  4. Лазурский А. Ф. Очерк науки о характерах / А. Ф. Лазурский. – М.: Наука, 1995. – 271 с.
Список литературы