Энергетический потенциал ВИЭ Азиатского региона: создание Азиатского суперкольца

В статье рассмотрены некоторые вопросы развития возобновляемой энергетики в Азии, преимущественно на примере Китая, как лидера региона. Проанализированы мировые тренды в области энергетической безопасности и мировой интеграции. Рассмотрен потенциал проекта Азиатского Энергетического кольца и роль России в нем.

Аннотация статьи
ВИЭ
энергетическая безопасность
«зеленые» инвестиции
азиатское кольцо
Ключевые слова

Доля возобновляемых источников энергии в 2022 году составила почти 30%, при этом Россия, несмотря на огромный потенциал в вопросах производства возобновляемой энергии, сейчас находится значительно ниже мирового уровня (17,7%), в то же время, входящая в БРИКС Бразилия стоит в мировых лидерах (почти 90%). Тем не менее в Бразилии уровень ВИЭ исторически был высоким, в отличие от Китая, который за десять лет удвоил долю ВИЭ и сумел при средних темпах экономического роста 5,7% сократить рост потребления до среднего значения в 2,8% (2016-2022) [1]. Это говорит о том, что несмотря на замедление экономического роста Китай готов инвестировать в энергетические проекты.

Можно сказать, что Китай уже является мировым лидером в «зеленых» инновациях: на него приходится 80% мирового производства солнечных панелей. В 2015 вышел «Green Bond Endorsed Projects Catalogue» (был обновлен в 2021), создавший систему зеленых облигаций, для поддержки проектов, направленных на достижение углеродной нейтральности [2].

Кроме того, Китай активно применяет свои достижения в области искусственного интеллекта и нейросетей, используя их в Интеллектуальных Энергетических сетях, которые позволяют эффективно управлять производством, передачей и потреблением электроэнергии.

Уже сейчас в энергетику внедрены:

  • умные счетчики, которые обеспечивают точный учет потребления энергии и позволяют управлять ее потреблением;
  • системы управления спросом, которые позволяют оптимизировать потребление энергии путем изменения нагрузки в зависимости от времени суток или погодных условий;
  • решения на основе искусственного интеллекта и машинного обучения, которые помогают оптимизировать распределение энергии и прогнозировать спрос на нее.

Сейчас собственное производство энергии в Китае не способно покрыть все нужды экономики, поэтому он вынужден импортировать электроэнергию, в том числе из России. Тем не менее правительство Китая стремится к достижению полной энергетической независимости, к 2040 Китай должен вдвое снизить потребление нефти, а к 2060 свети его к нулю. В этих же целях Китай сейчас активно развивает ядерную энергетику и вводит в эксплуатацию 6-8 реакторов в год. К 2035 атомная энергетика составит 10% от общего производства энергии в Китае [2].

В то же время Китай является двигателем мировых трендов по энергетической интеграции: в 2015 году Китай и США подписали соглашение о сотрудничестве в этой области, а в 2021 году Китай стал членом Международного агентства по возобновляемым источникам энергии.

Несмотря на то, что обеспечение собственной энергетической безопасности и мировая энергетическая интеграция – это, на первый взгляд, противоречивые тренды, Китай показал, что возможно эффективно действовать в обоих направлениях.

Гораздо менее успешно действуют в области ВИЭ Япония и Южная Корея (доли возобновляемой энергии в них составляют соответственно 21,6% и 8,1%).

94% всего корейского импорта приходится на энергоресурсы, преимущественно нефть. В 2019 был принят «Третий энергетический план», согласно которому доля электроэнергии, поступающей из возобновляемых источников, должна достичь 35% к 2040 [4].

Япония также активно инвестирует в возобновляемую энергию: капиталовложения в ВЭИ в три раза превысили вложения в увеличение мощностей, работающих на нефти и природном газе [5].

Япония ввела систему зеленых тарифов, согласно которой производителя обязаны выкупать киловатт/часы у производителей ВИЭ, в том числе ГЭС малой мощности, которые составляют основу гидроэнергетики Японии.

Монголия также заинтересована в самообеспечении своей экономики электроэнергией. В 2013 Монголия запустила программу «100 тысяч солнечных юрт» по обеспечению населения ВИЭ [6].

У Азиатского региона в сотрудничестве с Россией есть огромный энергетический потенциал, в вопросах развития ВИЭ. Как в расширении существующих электросетей, так и в создании новых. Южная Корея и Монголия заинтересованы в меньшей зависимости от импорта энергоресурсов, преимущественно нефти и газа, а Китай и Япония в более эффективном использовании ресурсов и расширения своей энергосети, в том числе с потенциалом экспорта электроэнергии.

Еще в 2000 году было объявлено о создании Азиатского Энергетического суперкольца, которое связало бы энергетические сети Китая, Японии, Южной Кореи, Монголии и России (рис.).

Рис.

Такая интеграция позволит не только повысить энергетическую безопасность за счет перераспределения рисков, но и создаст основы для обмена технологиями и ускоренного развития ВИЭ. Системы энергетики всех стран будут модернизированы и стандартизированы для более эффективной работы, что кроме прочего создаст уникальный прецедент доверительного сотрудничества в Азиатском регионе, соответствующего стратегии устойчивого развития.

Текст статьи
  1. Enerdata Analitics // Global Energy & CO2 Data
  2. National Development and Reform Commission // Green Bond Endorsed Projects Catalogue
  3. Петушкова Влада Валерьевна. Атомная энергетика КНР в свете глобальных экологических проблем // ЭСПР. 2021. №1 (45).
  4. Роженцева Мария Ивановна. Энергетическое будущее Кореи за альтернативными источниками энергии // Корееведение в России: направление и развитие. 2022. №3.
  5. Подоба Зоя Сергеевна. Энергетическая стратегия и переход к зелёной энергетике в Японии // Японские исследования. 2021. №1.
  6. Бадмаев Алдар Геннадьевич, Батомункуев Валентин Сергеевич. Особенности развития возобновляемой энергетики в Республике Бурятия и Монголии // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Науки о Земле. 2022.
Список литературы