Роль художественной культуры в развитии современных форм экстремального туризма

В статье раскрывается роль художественной культуры, которая функционально направлена на отражение и осмысление экстремальных путешествий в художественных образах, в том числе создание произведений дизайна и рекламы, нацеленных на продвижение услуг и товаров, имеющих отношение к экстремальному туризму.

Аннотация статьи
художественная культура
реклама в туризме
экстремальный туризм
дизайн в туризме
Ключевые слова

М.С. Каган считал, что художественная культура рождается в органичном слиянии материальной и духовной культуры, формируя третью самостоятельную форму культуры. При помощи художественных образов, созданных и оформленных в различных видах искусства, экстремальный туризм характеризуется и постигается людьми как явление культуры. Главной функцией художественной культуры является, посредством художественных образов, обеспечивать рефлексию культуры «…быть самосознанием культуры, т. е. рассказывать ей о том, что она собой представляет в своем отношении к миру» [1, c. 347]. К художественной культуре экстремального туризма необходимо отнести произведения искусства, в которых отражен опыт экстремальных путешествий, своеобразная самопрезентация и рефлексия экстрима. Мемуары экстремалов, травелоги, документальные фильмы, фотографии, рассказывающие об экстремальных путешествиях, кроме того, художественные произведения, самих экстремалов, воспевающих романтику экстремального туризма.

В частности, одним из ярких примеров рефлексии экстрима в искусстве являются некоторые произведения, относящиеся к советской бардовской песне, авторами которых являлись люди, имевшие опыт экстремальных путешествий: Ю. Визбор, Ю. Кукин, А. Городницкий, В. Высоцкий и др. В советской художественной культуре становятся востребованными образы людей близких к романтическим героям прошлого: активных личностей, находящихся в постоянном поиске и борьбе, отрицающих материальные ценности, презирающие стабильную мещанскую жизнь. Особенностью советского романтизма, по мнению П. Вайль и А. Генис, является ее общественная сущность и направленность, герои действуют не в целях личной славы или благополучия, а для общественного блага, не одинокая личность бросала вызов ретроградному обществу, а «…наоборот – романтик-коллектив боролся и побеждал одиночек-ретроградов» [2, c. 127].

Наиболее доступным способом воплощения данного романтического идеала личности 60-х гг., на наш взгляд, становится туризм, особенно экстремальные его формы: альпинизм, походы по тайге, сплавы по горным рекам и т. п.

Необходимо добавить, что темой романтики в первую очередь было охвачено официальное советское песенное искусство, примерами являются шлягеры 60-х годов на музыку А. Н. Пахмутовой «Песня о тревожной молодости», «Главное, ребята, сердцем не стареть», «Геологи», «Усталая подлодка» и др. Но если тематика песен бардов и официальных «песенников» в основном совпадала, то по содержанию песни бардов были более «искренни, неформально лиричны, и отчаянно прославляли свободу». Данное содержание бардовских песен соответствовало такой форме активного досуга как туризм, а многие авторы напрямую романтизировали экстремальные путешествия. Можно вспомнить песни В. С. Высоцкого и Ю. И. Визбора об альпинистах, в которых воспеваются «…люди, вступающие в единоборство со стихией и с собой, проявления их душевных качеств на границе человеческих возможностей» [3, c. 385]. Так, по мнению известного барда А. М. Городницкого, устраиваемый ежегодно с 1968 г. фестиваль самодеятельной песни, посвященный памяти студента Валерия Грушина, погибшего во время туристского похода при спасении детей, собирал до 200 тысяч зрителей со всей страны и больше напоминал туристический слет, участники жили в палатках, еду готовили на кострах, многие приплывали на своих плавательных средствах. Фестиваль при этом обязательно заканчивался достаточно экстремальным путешествием «Жигулевской кругосветкой» - десятидневным плаванием на лодках и байдарках, чтобы любители песни, как пишет автор «наяву приобщались к суровой романтике того, о чем пели: к необъятному простору воды, к суровым волжским штормам, не уступающим морским, к скупому палаточному уюту и товариществу впервые встретившихся людей…» [3, c. 412].

В последнее время набирает обороты специфические художественные формы самопрезентации экстрима – экстремальное селфи, съемки самого себя на фото или видео устройствах, в целях запечатлеть себя в необычной ситуации, например, во время практики экстрима, в основном, чтобы разместить в средствах массовой информации и социальных сетях. Экстремальное селфи добавило зрелищности и популярности экстремальным формам отдыха, так как люди получили возможность увидеть от первого лица, иногда в режиме реального времени, практики экстрима.

К сожалению, экстремальным селфи увлекаются не только любители экстремального отдыха, но и те, кто стремится запечатлеть себя на необычном, красивом или недоступном фоне, часто спонтанно и без особой подготовки. По этой причине увлечение экстремальным селфи часто становится источником безответственной или просто хулиганской деятельности, причиной большого количества смертей и травм, особенно среди молодежи, более 85% жертв любителей экстремального селфи - молодые люди от 10 до 30 лет [4].

Тесно связанной с художественной культурой и экстремальным туризмом, их синкретическим предметным воплощением согласно логике М.С. Кагана является реклама. Так как экстремальный туризм является видом культурных индустрий он нуждается в рекламе для продвижения своих форм в виде коммерческого продукта. Основной функцией рекламы является предоставление информация об услугах и товарах, в частности, раскрывающих экономические, технические, временные, географические и иные особенности осуществления и организации экстремальных туров как совокупности услуг. Также информацию о товарах, которые образуют и обеспечивают материально-техническую область экстремального туризма: экипировка, снаряжение, техника, приборы и т. д. Кроме того, осуществляется продвижение организаций, предоставляющих как услуги, так и товары экстремального туризма.

Реклама по мнению Н. А. Анашкиной является инвариантом искусства эпохи постмодерна и использует инструментарий искусства, хотя реклама ограничена в рамках своей целесообразности, но при этом существует в пространстве художественной культуры [5, c. 134].

В рекламе экстремального туризма активно заимствуются ценности, смыслы, сюжетная канва, персонажи произведений искусства, описывающих экстремальные путешествия, для рекламы услуг и товаров экстремального туризма. Это в целом способствует не только продвижению экстремального туризма на туристском рынке, но и формированию позитивного образа экстремальной деятельности.

Отдельным распространенным подходом продвижения экстрима в рекламе является скрытая реклама или product placement. Целью скрытой рекламы является внедрение в продукты художественной культуры информации или ценностно-смысловых установок в целях продвижения какого-либо товара, услуги, компании. В основном, в скрытой рекламе используют тему экстрима для продвижения товаров и услуг, абсолютно не связанных с темой экстремальных путешествий, уже эксплуатируется ценностно-смысловая притягательность экстремальной деятельности для определенной части населения, эмоционально-возбуждающая интенсивность воздействия на человека в целом.

Еще одной сферой деятельности, которую можно отнести к художественной культуре экстремального туризма, является дизайн. Согласно М. С. Кагану в ХХ в. высокий уровень научно-технического развития и экономическая конкуренция породило техническую эстетику – дизайн, суть которой стремление внести эстетические критерии в производство товаров [1, c. 532]. Производство товаров с соблюдением эстетических критериев, дополняет привлекательность предметам снаряжения и механизмам, применяемым в туристской деятельности, изначально выдвигаемые функциональные требования к ним, к которым относились такие как надежность, эргономичность, компактность и т. п. стали дополнятся эстетическими критериями. Эстетичность снаряжения, техники для активного отдыха добавляет психологическую притягательность туризму, экстремальному в том числе. В обществе потребления, агрессивная реклама и эстетическая привлекательность предмета, на наш взгляд, создает возможность смещения акцентов при занятиях экстремальным туризмом, человек приобретает предметы снаряжения экстремального туризма не для того, чтобы обезопасить себя во время тура, а для того, чтобы обладать им, и может только потом применить привлекательный и престижный с точки зрения потребителя предмет в деле. Данный факт давно воплощается в массовой культуре сквозь призму комического, когда человек приобретает множество предметов, гарантирующих выживание в экстремальных ситуациях, а затем современный Тартарен из Тараскона переходит к занятиям активными видами отдыха.

Таким образом, художественная культура экстремального туризма функционально направлена на воплощение ценностно-смысловой стороны экстремального туризма в художественных образах, также художественная культура экстрима осуществляет внутреннее осмысление экстремального туризма в искусстве экстремалов. Кроме того, реклама экстремальных туристических практик использует инструментарий искусства для того, чтобы продвигать услуги и продукты экстремального туризма.

Текст статьи
  1. Каган М. С. Философия культуры. Избранные труды в VII томах. Том III. Труды по проблемам теории культуры – Санкт-Петербург: Петрополис, 2007.
  2. Вайль П., Генис А. Мир советского человека. М., 1998.
  3. Городницкий А. М. След в океане: Документальное повествование // Петрозаводск: Карелия. – 1993.
  4. Расторгуева Т.Р. Опасность экстремального селфи // Актуальные проблемы науки: взгляд студентов. Материалы Всероссийской с международным участием студенческой научной конференции. В 2-х частях. Том Часть 1. Санкт-Петербург, 2022.
  5. Анашкина Н.А. Рекламный образ. – М. - «Юнити», 2012.
Список литературы