Сравнительное исследование системы общего и высшего образования на примере дружественных стран: России и Китая

В статье рассматриваются вопросы становления, развития и специфики взаимодействия систем образования России и Китая.

Аннотация статьи
структура общего и высшего образования
международное взаимодействие России и Китая
развитие систем образования
педагогика
Ключевые слова

В последние годы отмечается последовательное и планомерное развитие сотрудничества между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой, в том числе и в образовательной деятельности. Вместе с тем, отметим, что в сфере образования продуктивное взаимодействие между двумя дружественными странами закреплено еще 1995 году в связи с подписанием соглашения о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании и ученых степенях. Затем ряд других соглашений закрепили развитие культурного обмена, в частности, в рамках студенческой и преподавательской мобильности и открытия центров по изучению китайского языка в России, и русского языка в Китае.

Китай является перспективным направлением для российских школьников и студентов, предлагающий разнообразные образовательные программы, языковые курсы и т. д. Россия, в свою очередь, также привлекает китайских студентов доступностью образования, уникальностью культуры и близостью к европейским государствам [1, с. 107]. Следовательно, сравнение структур общего и высшего образования, а также определение перспектив сотрудничества является крайне актуальным.

 Следует отметить, что общее образование в России и Китае имеет гораздо больше отличий, чем высшее. Первое, что стоит отметить, это достаточно жесткий и дисциплинированный учебный темп в КНР, по сравнению с Россией. Китайская система образования с детства прививает конкуренцию, нацеленность на высокий результат, поэтому подразумевает очень большую учебную нагрузку.

Мы можем наблюдать, что чувство патриотизма прививается китайским детям уже на этапе дошкольного образования, что подтверждается процедурой ежедневного поднятия национального флага.

Вместе с тем, необходимо отметить, что в настоящее время в России также возрождается практика поднятия государственного флага в начале каждой учебной недели, правда пока в школах. Так, с 1 сентября 2022 года во всех школах России осуществляется церемония поднятия (спуска) Государственного флага Российской Федерации и исполнение Гимна страны.

В Китае, начиная с дошкольного образования, особое внимание уделяется физическому развитию детей. Также, одной из особенностей дошкольного образования в Китае является то, что дети могут оставаться на ночь в детском саду, в России данная практика пока не осуществляется.

В первую очередь, начальная школа КНР отличается от начальной школы России наличием уникальных практических занятий [2], которые дети посещают с 4 класса. В школе китайские ученики проводят почти весь день, в России уроки длятся лишь полдня, после уроков некоторые ученики имеют возможность посещать «продлёнку». Уже в начальной школе дети занимаются с репетиторами по нескольким предметам [3, с. 43].

В России период получения начального общего образования короче на два-три года, чем в Китае, а среднее общее образование – наоборот, на два-три года длиннее. Еще одно отличие заключается в доступности образования: в России законодательно закреплено получение бесплатного общего образования, в то время как в КНР только этап начального и неполного среднего образования, являющиеся обязательными этапами образования, оплачиваются государством. Получение высшей ступени среднего школьного образования предоставляется на платной основе.

Возможность разделения на профили в школе также имеет свои отличия. В настоящее время в китайской школе происходит обязательное разделение на гуманитарные и естественнонаучные профили обучения происходит в одиннадцатом классе. В России данная практика не является обязательной, однако в некоторых школах уже в восьмом классе присутствует частичное разделение на профили обучения (предпрофильная подготовка).

Кроме того, в России для детей с отклонениями в развитии предусмотрены специальные образовательные учреждения. В Китае же особые учащиеся обучатся в классах при общеобразовательных школах или в обычных школах. По мнению китайских исследователей, указанная практика является непродуктивной для таких детей, которые сталкиваются с огромными трудностями при освоении образовательной программы.

В Китае после окончания первой ступени средней школы предусмотрена сдача Единого экзамена, как и в России, где учащиеся после 9-го класса также проходят аттестацию в виде Обязательного государственного экзамена по разным предметам (ОГЭ). Помимо этого, после окончания старшей школы китайские и российские школьники обязаны сдать государственные экзамены – «гаокао» в Китае, и ЕГЭ в России. Однако страны имеют разные процедуры проведения экзаменов. В России обязательными экзаменационными предметами являются русский язык и математика, остальные дисциплины выбираются учащимися самостоятельно. В Китае выпускники в обязательном порядке сдают китайский язык, литературу, математику, иностранный язык, и помимо этого должны выбрать еще три дополнительных предмета из представленных: физику, химию, политологию, историю, географию, информатику и биологию [4, с. 88].

И в КНР, и в России единый экзамен являются предметом острых дебатов. В случае Китая, «гаокао» единственный шанс попасть в университет даже на коммерческую основу, однако его очень высокий уровень сложности и наличие большого количества предметов для сдачи являются преградой для многих учащихся. Конкурс в университет может достигать несколько сотен человек на одно место, поэтому зачисление в вуз даже на платную основу считается настоящим достижением. Тем не менее, несмотря на сильную конкуренцию и явные недостатки «гаокао», правительство Китая и многие эксперты в сфере образования утверждают, что на данный момент другой альтернативы проверки знаний выпускников нет [5, с. 108].

Так, эксперты обращают внимание на то, что каждый университет имеет квоты приема абитуриентов для каждого города центрального подчинения, провинции и автономного района КНР. Подобное квотирование дает шанс абитуриентам из слаборазвитых приграничных районов страны с преимущественным проживанием национальных меньшинств (Тибетский автономный район, Синьцзянуйгурский автономный район и др.) и меньшим количеством баллов гаокао поступить в университет, чтобы затем вернуться в прежнее место жительства для пополнения рядов интеллектуальной элиты, призванной осуществить планы социально-экономического развития региона.

Несмотря на то, что условия проведения ЕГЭ в России не настолько затруднительны, как в Китае, данный экзамен все равно критикуется за противоречивые задания, отсутствие мыслительных и творческих навыков при решении тестовых заданий, встречающуюся необъективность оценивания, а также за несоответствие формату текущей аттестации на уроках, поэтому ученикам и учителям приходится тратить дополнительное время не на изучение учебной программы, а на освоение процедуры ЕГЭ [6, с. 41].

Реформа в сфере экзаменационного процесса активно обсуждается как в китайском, так и в российском информационном пространстве.

Структура высшего образования в двух странах практически не отличается: так же, как и в России, в Китае есть разделение на бакалавриат, магистратуру и аспирантуру.

До недавнего времени отличием китайского высшего образования от российского являлось то, что Китай не является участником Болонского процесса. С начала 2022 года Российская Федерация объявила о выходе из Болонского процесса. Вместе с тем, даже при Болонской системе образования у России сохранялась опция специалитета – наследие советской системы образования, включающей в себя полный курс теоретических знаний и практических навыков, необходимых для успешной работы в качестве специалиста. Срок обучения на программах специалитета составляет не менее пяти лет.

В обеих странах актуальной задачей является совершенствование качества образования. Для достижения этой задачи происходит регулярное обновление образовательных стандартов, модернизация системы мониторинга реализации образовательных программ всех уровней, организация регулярного повышения квалификации педагогов.

Немаловажной задачей, стоящей перед Россией и КНР, является повышение престижности своих учебных заведений на международной арене. В правовой плоскости это закреплено в рамках официальных документов стратегически важного для КНР проекта «Один пояс – один путь», как и в «Стратегии пространственного развития РФ на период до 2025 г.». Для этого страны создают комфортные условия, улучшают материально-техническую базу, чтобы привлечь иностранных студентов, так как высокий показатель иностранных студентов в университетах является положительным показателем для учебного заведения.

Так, многие эксперты отмечают, что условия обучения иностранных студентов в КНР значительно отличаются от китайских студентов в лучшую сторону. Например, ежегодно учебные заведения КНР предлагают огромное количество программ и грантов для иностранных студентов, полностью покрывающих расходы на обучение. Помимо этого, студенты из других стран живут в более комфортных условиях в общежитиях, в отличие от китайцев.

В то же время стоит отметить реализацию национальных проектов по повышению престижности высших учебных заведений согласно международно признанным рейтингам. Китай значительно лидирует в этом направлении, по сравнению с Россией. Стратегические «Проект 211», «Проект 985» и «Двойной топ» оправдали свои крупные инвестиции. Так, в 2021 г. Китай удвоил количество вузов, входящих в топ-100, с трех до шести. Университет Цинхуа стал первым азиатским вузом, который вошел в топ-20.

Россия, в свою очередь, не может продемонстрировать подобные результаты. Утвержденный в 2012 г. «Проект 5:100», призванный увеличить престиж пяти российских университетов и поднять их на уровень топ-100, закончился неуспешно, поэтому в 2020 г. было принято решение о его закрытии.

Таким образом, можно сделать вывод, что рассматриваемые страны имеют различия в системе общего школьного образования, в форме его предоставления (бюджетная/коммерческая), а также в самом образовательном процессе: в китайских учебных программах большой акцент сделан на идейно-нравственном и патриотическом воспитании, с детства включающей в себя жесткую дисциплину и нацеленность на получение наилучшего результата.

Сдача итогового единого экзамена, ЕГЭ в России, «гаокао» в Китае, вызывает большие споры и критику среди учащихся и экспертного сообщества. Тем не менее, несмотря на сильную конкуренцию и явные недостатки «гаокао», правительство Китайской Народной Республики и многие эксперты в сфере образования утверждают, что на данный момент другой альтернативы проверки знаний у китайских выпускников нет.

Структура высшего образования очень схожа: на сегодняшний день оба государства предоставляют возможность получить степень бакалавра, магистра и закончить аспирантуру. Несмотря на национальные особенности организации и регулирования систем образования в Китае и России, сотрудничество в сфере образования, а также культурный, образовательный и научный обмен опытом специалистов, реализация совместных образовательных программ, механизмов взаимного признания академических результатов позволяют находить пути и способы дальнейшего развития двух стран и является очень актуальной в условиях быстро меняющийся геополитической обстановки.

Проведенный анализ показывает, что в условиях продолжающейся военной и политической конфронтации, а также беспрецедентного санкционного экономического давления со стороны стран ЕС и США роль интеграционных процессов между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой будет продолжать усиливаться и играть все большую роль на мировой арене.

Считаем, что именно интеграционные процессы в образовательной деятельности между Россией и КНР можно использовать, в том числе, как инструмент «мягкой силы», а также играть ключевую стратегическую роль в решении задач в условиях новых мировых реалий.

Текст статьи
  1. Гурулева Т. Л. Национальное образование в Китае: современное состояние и меры государственного регулирования // Проблемы Дальнего Востока, 2017. № 1. 107 с.
  2. 习近平提战略构想:“一带一路”打开“筑梦空间”//人民币。[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://politics.people.com.cn/n/2014/0811/c1001-25439028.html, свободный. Заглавие с экрана. Яз. кит. (дата обращения: 26.05.22).
  3. Гревцева Г. Я. Сотрудничество России и Китая в сфере образования // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Образование. Педагогические науки, 2017. № 2. 43 с.
  4. Машкина О.А. Образование как фактор инновационного развития KHP //Экономика образования, 2011. № 3. 88 с.
  5. Боревская Н. Е. Тенденции развития образования в КНР до 2020 г. // Педагогика, 2011. № 7. 108 с.
  6. Джуринский А.Н. Высшее образование в современном мире: тренды и проблемы, 2017. 41 с.
Список литературы