научный журнал «Актуальные исследования» #10 (13), май '20

Категории «украл» и «нашел» в юридической науке: проблема выбора в уголовном судопроизводстве

В статье затрагиваются насущные проблемы, возникающие в уголовном судопроизводстве при квалификации хищений предметов, обладающих признаками находки, содержится краткий анализ судебной практики Республики Карелия, а также Верховного Суда Российской Федерации, которая является разнообразной и противоречивой. Выявлены определенные факторы и закономерности, имеющие значение и учитываемые при отграничении уголовно наказуемого деяния (кражи) от гражданско-правовых отношений (находки). Внесены некоторые предложения и возможные пути разрешения проблемных вопросов в рассматриваемой области для правильного толкования уголовного закона.

Аннотация статьи
кража
находка
гражданско-правовые отношения
уголовно-наказуемое деяние
обвинительный приговор
Ключевые слова

Кражи, то есть тайные хищения чужого имущества (статья 158 УК РФ), являются наиболее распространенными преступлениями, как в отдельно взятом регионе, так и в целом по стране, и составляют абсолютное большинство среди всех совершенных преступлений, как ранее, так и в настоящее время – примерно 38% от количества всех зарегистрированных преступлений за 2017 год (по официальным данным Федеральной службы государственной статистики РФ) [5].

В жизни, наверное, каждому из нас случалось найти на улице (или в любом другом общественном месте) какую-нибудь вещь – потерянную или забытую. Первым, и вполне естественным с точки зрения простого обывателя, побуждением у многих будет забрать эту вещь с мыслью о том, что она ничья. Именно так и поступают большинство людей, не задумываясь о последствиях таких действий. Однако, не все так просто, зачастую такие действия являются уголовно наказуемыми, и, как правило, квалифицируются по ст.158 Уголовного кодекса РФ [2] (далее УК РФ) как кража, то есть тайное хищение чужого имущества. И все отговорки – «я же не знал», не имеют никакого значения, ведь незнание закона не освобождает от уголовной ответственности.

Таким образом, хищения предметов, обладающих признаками находки, занимают особое место среди всех тайных хищений чужого имущества (краж). А в век повсеместной цифровизации, развития современных технологий, эти хищения приобретают доминирующее значение, их становится все больше и больше, их количество возрастает пропорционально увеличению количества у людей различных электронных гаджетов – сотовых телефонов, планшетов, электронных книг и т.д., которые можно «найти» где угодно – на улице, в поликлинике, в подъезде либо в любом другом общественном месте. Итак… украл или нет? Стал преступником в одночасье, или не стал? Попробуем разобраться.

Следует отметить, что рассматриваемые преступления относятся к отдельной категории хищений, коренным образом отличающихся от остальных умышленных преступлений, поскольку в большинстве случаев они носят случайный и скоротечный характер, отличаются спонтанностью и внезапно возникшим умыслом. В отличие от них, к совершению иных тайных хищений, как правило, лицо готовится заранее, у него есть время все обдумать, составить план действий и т.д., то есть лицо при совершении преступлений прекрасно осознает противоправность своих действий. При хищении «находок» такое время у виновного отсутствует, люди в этих случаях руководствуются сиюминутным порывом. Кроме того, при совершении таких хищений не происходит непосредственного изъятия вещи у ее собственника в физическом смысле этого слова, поскольку потерпевшие, оставляя вещь без присмотра или забывая ее в силу своей невнимательности, беспечности или иных причин, по сути, утрачивают физический контроль над ней. Человек, который эту вещь берет, не знает, кому именно она принадлежит, поэтому похищаемые вещи обладают некоторыми формальными признаками находки, указанными в ст. 227 Гражданского кодекса РФ.

Эти обстоятельства с учетом ограниченного времени у субъекта на принятие решения (подобрать потерянную вещь, оставить ее на месте, отнести в полицию), свидетельствуют о не всегда четком осознании лицом противоправности и общественной опасности своих действий.

Поэтому основной проблемой при рассмотрении таких дел, как правоохранительными органами, так и органами судебными, является правильное применение уголовного закона, связанное с отграничением хищения, то есть уголовно наказуемого деяния, от находки.

Согласно ст.227 Гражданского кодекса РФ, под находкой понимается какая-либо вещь, потерянная собственником или иным лицом, в пользовании которого она находилась. Нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу. Если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, приобретает права и несет обязанности лица, нашедшего вещь. Если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления. Процедура приобретения права собственности на находку урегулирована статьей 228 Гражданского кодекса РФ [1].

Между тем, уголовной ответственности за несоблюдение вышеназванных гражданско-правовых норм законом в Российской Федерации не предусмотрено, в отличие от действовавшего ранее Уголовного кодекса РСФСР, предусматривающего уголовную ответственность за присвоение находки (статья 148.4. Присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого имущества).

Для правильного решения вопроса об отграничении кражи от присвоения находки следует помнить, что в соответствии с п.1 примечания к ст. 158 УК РФ под хищением понимается совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. То есть, в силу закона, необходимым элементом хищения является наличие у виновного корыстного мотива.

С этой целью попробуем проанализировать судебную практику Республики Карелия.

Так, например, приговором мирового судьи судебного участка №1 г. Петрозаводска от 8 апреля 2016 года по ч.1 ст.158 УК РФ осужден А. за то, что он, являясь водителем такси, обнаружил в салоне автомобиля сотовый телефон, который присвоил себе и стал им пользоваться. Вину свою А. не признавал, пояснил, что телефон был разряжен, после зарядки телефон стал требовать пин-код, он установил свою сим-карту и стал пользоваться телефоном. Какой-либо информации в телефоне не сохранилось. Ввиду небольшого промежутка времени он не смог передать телефон диспетчеру такси либо заявить о находке в органы полиции, о возможности совершить иные действия для розыска владельца телефона не догадался. При этом из материалов дела усматривается, что через определенное время к А. по факту пропажи телефона обратился участковый уполномоченный полиции, однако А. пояснил, что никакого телефона не находил, несмотря на то, что уже пользовался этим телефоном. Суд пришел к выводу о наличии в действиях А. состава преступления и постановил обвинительный приговор.

Приговором Суоярвского районного суда Республики Карелия от 14 октября 2016 года по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ осужден К. за то, что он, находясь в помещении магазина, тайно похитил со стола для покупателей, расположенного за кассами у выхода, кошелек с деньгами, забытый потерпевшим. К. пояснил, что кражу кошелька не совершал, в данном случае имеет место находка. При это установлено, что потерпевший вернулся в магазин и стал искать кошелек, при этом он обращался и к К., который сказал, что не видел кошелька. Суд, несмотря на позицию подсудимого, признал К. виновным в совершении инкриминированного ему преступления [3].

Приговором Сегежского городского суда Республики Карелия от 5 июля 2016 года по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ осуждена Г. за тайное хищение мобильного телефона, который она нашла на деревянном коробе у окна в холле поликлиники. Данным телефоном Г. впоследствии стала пользоваться вплоть до его изъятия сотрудниками полиции. Вину свою Г. также не признавала, поясняла, что телефон нашла, хозяина его рядом не было, а то, что она утаила находку, не образует состава преступления. Из материалов дела следовало, что потерпевший вернулся в поликлинику, стал искать телефон, в том числе звонил на него – трубку никто не брал. Затем, через некоторое время, телефон уже был выключен. Суд, несмотря на занятую позицию, признал Г. виновной в совершении хищения [4]. Данное решение было оставлено без изменения, как в апелляционном, так и в кассационном порядке вышестоящими судами (Верховным судом Республики Карелия, Верховным Судом РФ)

Таким образом, анализ дел вышеуказанной категории показывает, что для правильного применения уголовного закона определяющее значение имеет место совершения преступления. Как правило, если деяние совершено в каком-либо помещении (торговый центр, магазин, кафе, банк и т.д.), у входа в такое помещение, либо в салоне автомобиля (такси), автобуса или другого транспорта, то такие действия должны расцениваться как хищение, поскольку виновный не может не осознавать, что собственник вещи в любой момент может вернуться за своим имуществом, обратиться к администрации данного помещения либо в службу такси или перевозчика (что происходит практически во всех случаях, так как собственник помнит, где последний раз видел свое имущество или пользовался им, и предполагает, где оно может находиться), соответственно у виновного отсутствуют безусловные основания полагать, что имущество утеряно, то есть окончательно выбыло из владения собственника и является находкой, и такая правовая позиция видится совершенно правильной.

Между тем, отдельного внимания заслуживают такие «хищения», местом совершения которых является улица, поскольку в этих случаях противоправность действий лица, независимо от предмета «хищения» (будь то сотовый телефон или, например, деньги) представляется весьма сомнительной, так как «похищаемые» предметы, по сути, обладают всеми признаками находки и у лица имеются достаточные основания полагать, что эти предметы утеряны их владельцами. В качестве примеров можно привести следующие уголовные дела.

Так, органами предварительного следствия к уголовной ответственности по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ привлечен М. который 17 января 2016 года в дневное время, находясь между домами №18 и №31 по ул. Б. в г. Петрозаводске в снегу нашел мобильный телефон, который действительно был утерян потерпевшим. В момент обнаружения мобильный телефон был выключен, при включении оказалось, что телефон заблокирован графическим ключом, после трех попыток разблокировать телефон, он заблокировался окончательно. М. решил оставить телефон себе, снял сим-карты, которые выкинул. Впоследствии в сети интернет он нашел инструкцию, как разблокировать телефон, однако после разблокировки информации, позволяющей идентифицировать владельца, не сохранилось. Поэтому М. стал пользоваться телефоном вплоть до его изъятия сотрудниками полиции. Уголовное дело в отношении М. было направлено в Петрозаводский городской суд, где было прекращено на основании ст.25 УПК РФ за примирением сторон.

Аналогичная ситуация по уголовному делу в отношении Р., который 17 августа 2016 года около 7 часов утра на ул. Шотмана в районе пл. Гагарина в г. Петрозаводске, на асфальте тротуара, нашел сотовый телефон, который был утерян потерпевшей. Через некоторое время Р. выбросил сим-карту, находящуюся в телефоне, а сам телефон продал. Действия Р. органами дознания квалифицированы по ч.1 ст.158 УК РФ, уголовное дело с обвинительным постановлением направлено мировому судье судебного участка №4 г. Петрозаводска, где в ходе предварительного слушания прекращено на основании ст.28 УПК РФ в связи с деятельным раскаянием.

В юридической литературе некоторые юристы по делам указанной категории связывают преступность деяния, в том числе, с характерными особенностями похищаемого имущества, то есть наличие состава преступления ставится в зависимость от индивидуальных признаков предмета, позволяющих идентифицировать владельца, например, в случае обнаружения сотового телефона можно установить его владельца позвонив на последний номер в журнале вызовов, или по номеру сим-карты, обратившись к оператору связи и т.д., что также находит свое отражение и в судебной практике. Между тем, такое мнение представляется не совсем обоснованным, особенно применительно к деяниям, местом совершения которых является улица (в данном случае речь не идет о хищениях автомобилей, колясок, велосипедов и т.д., поскольку очевидно, что такие предметы (имущество) не могут быть утеряны). Ведь, например, обнаружение лицом на улице (вдали от каких-либо учреждений, организаций, в ночное время и т.д.) сотового телефона с последующим его присвоением, по сути своей ничем не отличается от обнаружения этим же лицом, например, купюры номиналом 5000 рублей (не обладающей индивидуальными признаками, позволяющими идентифицировать владельца, серия и номер купюры, как правило, не запоминаются владельцами), поскольку и в одном и во втором случае лицо выполняет одни и те же действия – объективную сторону. Так что же получается, в том случае, если лицо обнаружило сотовый телефон, то его действия будут преступными, а если обнаружена купюра в 5000 рублей, то это находка? Конечно же такая позиция представляется неправильной, не должны одни и те же действия квалифицироваться (оцениваться) по-разному, с применением закона разных отраслей права. Кроме того, не все лица обладают определенными техническими навыками и знаниями, позволяющими идентифицировать владельца сотового телефона, например, человек в возрасте не знает, что сим-карта является именной, не сможет разобраться в настройках телефона, как им пользоваться и т.д. Для пожилого человека сотовый телефон ничем не отличается от стационарного телефонного аппарата, который находится (или находился когда-то) у него дома.

Итак, вопрос о том, является ли хищением присвоение вещи, обладающей признаками находки, остается открытым и по настоящее время, правоприменительная практика в этой части, как правоохранительных органов, так и органов судебных является противоречивой, разнообразной, поэтому в той ситуации, когда человек нашел чью-то вещь, все-таки стоит руководствоваться нормами Гражданского кодекса РФ и предпринять меры к сдаче находки компетентным лицам или органам. А еще лучше руководствоваться простой народной истиной «Чужого брать нельзя»!

Текст статьи
  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 16.12.2019) // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3301.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 12.04.2020) // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954.
  3. Приговор Суоярвского районного суда Республики Карелия от 14 октября 2016 года - [Электронный ресурс]. - Режим доступа. - https://suoyarvsky--kar.sudrf.ru/
  4. Приговор Сегежского городского суда Республики Карелия от 5 июля 2016 года - [Электронный ресурс]. - Режим доступа. - https://segezhsky--kar.sudrf.ru/
  5. Федеральная служба государственной статистики РФ - [Электронный ресурс]. - Режим доступа. - https://www.gks.ru/
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 18 сентября по 24 сентября
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
28 сентября
Загрузка в eLibrary
28 сентября
Рассылка печатных экземпляров
06 октября