Уголовно-правовые нормы в противодействии наркопреступлениям

В статье рассматриваются уголовно-правовые нормы, применяющиеся в противодействии преступлениям в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Анализируются общие и специальные основания освобождения от уголовной ответственности за наркопреступления. Формулируются предложения, направленные на совершенствование правовой природы рассматриваемых норм и правоприменительной практики.

Аннотация статьи
наркомания
наркопреступность
уголовно-правовые нормы
больные наркоманией
освобождение от уголовной ответственности
практика применения
Ключевые слова

В соответствии со ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение общественно опасного деяния, содержащего все признаки законодательной модели (состава) преступления. Нельзя рассматривать как добровольную выдачу наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, невиновным или невменяемым лицом, а также лицами, находящимися под влиянием физического или психического принуждения.

При решении вопроса о добровольной выдаче наркотиков необходимо иметь в виду, что преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, – это формальные и длящиеся преступления. Совершение этих преступлений имеет место на протяжении определенного промежутка времени после наступления момента окончания.

Действия лица до выдачи наркотических средств или психотропных веществ заключаются в незаконных приобретении, хранении, перевозке, изготовлении, переработке и позволяют привлечь виновного к уголовной ответственности. Наличие в действиях виновного состава преступления позволяет провести разграничение добровольной выдачи наркотических средств и добровольного отказа от преступления в сфере незаконного оборота наркотиков.

Для добровольного отказа характерен окончательный отказ по собственной воле от продолжения и доведения до конца начатого преступления. Важным условием добровольной выдачи наркотиков является уверенность виновного в возможности продолжения преступления, при этом не имеет значения, существовала ли эта возможность в действительности.

Добровольность должна определяться не только на основании объективных факторов, но и исходя из субъективного критерия. Виновный должен осознавать фактическую возможность безнаказанности своих действий и беспрепятственного продолжения преступления, а также быть уверенным в том, что факт незаконного оборота с наркотическими средствами и психотропными веществами не известен правоохранительным органам [4, с. 63-65].

Кроме того, при решении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к ст. 228 и 228.3 УК РФ необходимо обращать внимание на полноту выдачи наркотиков. Для прекращения преступных действий лицо должно сдать все имеющиеся предметы (по видам, количеству, весу). Именно полнотой сдачи лицо может доказать свое позитивное поведение и указать на нецелесообразность назначения уголовного наказания.

Сдача лишь части предмета преступления не прекращает преступных действий с наркотиками, и лицо не подлежит освобождению от уголовной ответственности.

Актуальной проблемой является добровольная выдача наркотических средств при неоконченной преступной деятельности. В доктрине отстаивается позиция, в соответствии с которой специальное освобождение от уголовной ответственности за добровольную сдачу общеопасных предметов возможно только на стадии оконченного преступления. Если выдача наркотиков осуществляется на стадии неоконченного преступления, такие действия признаются добровольным отказом [5, с. 88].

Согласиться с этой позицией можно только в части выдачи наркотиков в процессе действий, связанных с приготовлением к преступлению. Вне сомнения, добровольная выдача отдельных компонентов, оборудования, вспомогательных веществ для изготовления наркотиков в крупных и особо размерах (чч. 2, 3 ст. 228 УК РФ) лицом, имевшим умысел на их использование в изготовлении наркотиков, можно признать добровольным отказом от совершения преступления. При этом такие действия не могут причинить вред здоровью населения, поскольку выданные предметы не соответствуют характеристикам и не обладают признаками наркотического средства (физический, медицинский, правовой признаки).

Однако необходимо давать иную оценку фактам выдачи наркотических средств на стадии покушения, например при выдаче негодных предметов лицом, заблуждающимся в отношении их пригодности. Поддерживая точку зрения о том, что добровольный отказ невозможен на стадии оконченного покушения [3, с. 19], считаем, что добровольная выдача наркотиков на стадии покушения не образует добровольного отказа, ее следует рассматривать как специальное основание освобождения от уголовной ответственности.

Во-первых, состав преступления ст. 228 УК РФ формальный, поэтому действия, направленные на совершение преступления, уже следует рассматривать как оконченное покушение.

Во-вторых, виновный сделал все от него зависящее, чтобы наступил результат, а значит, его последующая деятельность не устраняет общественной опасности и свидетельствует только о раскаянии виновного в содеянном.

В-третьих, результат в виде причинения вреда здоровью населения и конкретной личности не наступает в силу обстоятельств, не зависящих от воли виновного.

В продолжение указанного отметим, что компромисс, заключающийся в активном и позитивном постпреступном поведении, может содержаться и в иных уголовно-правовых нормах, в частности в ст. 75 УК РФ (освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием) и ст. 76.2 УК РФ (освобождение от уголовной ответственности с применением судебного штрафа). Данные нормы следует рассматривать как общие основания освобождения от уголовной ответственности.

Обратим особое внимание на понятие «лицо, впервые совершившее преступление». Обратимся к судебной практике. В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» предложены несколько вариантов данного понятия: совершение одного или нескольких преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено; на момент совершения нового преступления обвинительный приговор не вступил в силу; при аннулировании уголовно-правовых последствий (истечение срока давности, погашение или снятие судимости; акт амнистии, помилование; вследствие действия обратной силы уголовного закона, освобождение лица от уголовной ответственности до совершения преступления).

Таким образом, анализируя позицию Верховного Суда Российской Федерации, считаем, что в случае совершения по совокупности наркопреступлений, предусмотренных ст. 228, 228.2, 228.3, 231, 233, ч. 1 ст. 234.1 УК РФ, и при наличии условий, предусмотренных в примечаниях или в ст. 75 УК РФ, правоприменитель вполне обоснованно имеет право освободить лицо от уголовной ответственности за совершение всех преступлений.

При совершении указанных преступлений по совокупности с иными наркопреступлениями – ст. 228.1, 229, 229.1, 230, 232, чч. 2, 3 ст. 234.1 УК РФ – возможно освободить от уголовной ответственности только за преступления, предусмотренные ст. 228, 228.2, 228.3, 231, 233, ч. 1 ст. 234.1 УК РФ. При этом не имеет особого значения, какие преступления были совершены первыми. При наличии деятельного раскаяния за иные наркопреступления действия следует рассматривать как обстоятельства, смягчающие наказания (п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

В случае совершения наркопреступлений по совокупности с иными преступлениями, освобождение от уголовной ответственности за которые возможно в случае позитивного постпреступного поведения (ст. 126, 204, 205, 208, 210, 222, 291 УК РФ), имеется возможность освобождение за все совершенные преступления.

В соответствии с содержанием нормы сформулированы условия освобождения от уголовного наказания с предоставлением отсрочки больным наркоманией. Цель установления данной нормы заключалась в противодействии «уличной наркомании», мелкорозничному сбыту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также «примитивным (квартирным, подвальным, чердачным, гаражным и т. д.) наркопритонам».

Несмотря на десятилетний промежуток времени и наличие соответствующих разъяснений на уровне постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (п.п. 35.1, 35.2), практика применения данной нормы практически отсутствует. Например, в соответствии с данными судебной статистики Судебного департамента URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79. при Верховном Суде Российской Федерации, в 2019 г. отсрочка отбывания наказания больным наркоманией была применена только в отношении 32 человек, к такому же количеству виновных лиц (32 человека) применялась рассматриваемая норма в 2020 г., за первое полугодие 2021 г. отсрочка была предоставлена только 8 виновным лицам. При этом во многих субъектах Российской Федерации данная практика вообще отсутствует.

Среди наиболее распространенных причин отказа виновных лиц от применения данного вида отсрочки от наказания следует указать: во-первых, либеральную карательную практику, связанную с минимальными сроками вынесенного наказания за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, большую долю условного осуждения в рамках вынесенного наказания, а также возможность отбывания уголовного наказания в колонии-поселении, воспитательной колонии или лечебном исправительном учреждении; во-вторых, минимальное количество преступлений, за совершение которых возможно применить отсрочку отбывания наказания; в-третьих, существенный максимальный срок реализации отсрочки отбывания наказания больным наркоманией, который установлен до 5 лет.

Минимальные сроки лишения свободы либо условное осуждение за совершение наркопреступлений и одновременное увеличение срока реализации отсрочки полностью нивелируют мотивацию виновных лиц к прохождению лечения, медицинской и социальной реабилитации; в-четвертых, необходимость официального признания и процессуального закрепления виновного лица в качестве больного наркоманией, которому в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» по результатам медицинского освидетельствования поставлен диагноз «наркомания».

В качестве предложения по активизации практики применения уголовно-правовой нормы об отсрочке отбывания наказания больным наркоманией считаем целесообразным внести изменения в ст. 82.1 УК РФ: увеличить количество преступлений, за совершение которых возможно применить отсрочку, при этом признать возможным применить отсрочку не только за преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, но и за общеуголовные преступления.

Текст статьи
  1. Антонов А.Г. Проблемы применения норм о деятельном раскаянии: практическое пособие. – Красноярск, 2022.
  2. Дадакаев Э.Д. Институт деятельного раскаяния и его реализация при освобождении от уголовной ответственности: автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.22. – М., 2022.
  3. Ивано, В.Д. Добровольный отказ от совершения преступления. – М., 2022.
  4. Малько, С.М. Некарательные уголовно-правовые меры противодействия наркопреступности // Актуальные проблемы профилактики наркомании и противодействия правонарушениям в сфере легального и незаконного оборота наркотиков: национальный и международный уровни: материалы ХVII международной научно-практической конференции (17–18 апреля 2021 г.). Часть 2. – Красноярск, 2021.
  5. Тихий В.П. Уголовно-правовая охрана общественной безопасности. – Харьков, 2021.
  6. Яни П.С. Законодательное определение потерпевшего от преступления // Российская юстиция. – 2021. – № 4.
Список литературы