Главная
АИ #9 (191)
Статьи журнала АИ #9 (191)
Место Центральной Азии во внешнеполитической стратегии КНР

Место Центральной Азии во внешнеполитической стратегии КНР

Автор(-ы):

Соловьев Дмитрий Александрович

29 февраля 2024

Секция

Политология

Ключевые слова

Центральная Азия
Китай
внешнеполитическая стратегия
геополитика
экономическое сотрудничество
региональная безопасность

Аннотация статьи

Цель. Автор работы ставит перед собой цель проанализировать роль и значение Центральной Азии во внешнеполитической стратегии Китайской Народной Республики, выявить ключевые аспекты и факторы, определяющие интересы КНР в исследованном регионе.

Методы. В работе применялись различные методы. Такие как: экономический анализ, политический анализ. А также кейс-стади, к примеру анализ конкретных проектов и инициатив КНР в Центральной Азии, таких как «Один пояс, один путь», позволил выявить их цели, преимущества и недостатки.

Результаты. Исследование дало возможность комплексно охарактеризовать внешнеполитические стратегии КНР, направленные на сотрудничество с ближайшими соседями; выявить территориальные споры, в которые вовлечен Китай и определить результаты их разрешения; оценить влияние иных акторов международных отношений на сотрудничество КНР и стран Центральной Азии.

Научная новизна. Данная работа представляет обновленный и всесторонний анализ китайско-центральноазиатских отношений с акцентом на новые и перспективные направления сотрудничества и вызовы, с которыми сталкивается регион. Кроме того, статья представляет уникальный анализ роли Китая в регионе и оценку его влияния на геополитическую карту Средней Азии. В статье обращается внимание на то, что Центральная Азия является критически важной транспортной связью между Китаем и Западом, а также на ее геополитическое значение в контексте стратегической конкуренции между Китаем, США и Россией.

Практическое значение. Изучение отношений Китая и Центральной Азии может помочь в определении направлений дальнейшего развития сотрудничества между этими регионами и выработке стратегических планов внешней политики. Кроме того, данная статья может стать важным источником информации для исследователей, которые интересуются политическими и экономическими процессами в регионе Центральной Азии.

Текст статьи

Введение

На данный момент КНР является страной, расширяющей свое влияние по всему миру. Ежегодное наращивание экономических показателей, обоснованное целым рядом как экономических, так и политических реформ, начавшихся еще в конце 70-х годов прошлого столетия, а также культурная экспансия этой странны делает Китай одним из важнейших акторов на международной арене [1].

Основная часть

Особый интерес для исследования Китая в отечественной науке и политике стал появляться именно с началом всесторонних реформ, когда в КНР начала формироваться концепция «открытости», занявшая место предыдущей идеологии «невмешательства». Однако, XXI век явился новым этапом развития данной политики, основным фактором для этого, принципиально нового, этапа развития китайского государства стало вступление страны в ВТО в 2001 году. Данное событие широко обсуждается китайской прессой до сих пор и считается одним из главных достижений новой внешней политики. Именно это событие означало переход от односторонней открытости Китая к взаимной открытости с другими наиболее развитыми странами мира [2].

Еще одним событием, которое изменило способы ведения внешней политики Китая, является выдвижение концепции Ху Цзиньтао в 2003 году. До этого года КНР развивалась согласно принципу плавного наращивания экономических показателей, не старалась занимать лидирующие позиции для скрытия своих возможностей и потенциала. Однако, Ху Цзиньтао предложил китайскому народу не просто «выйти из тени», а начать как можно быстрее наращивать собственные позиции для активизации своей роли во всех мировых процессах. Неотъемлемой частью данного плана стало закрепление китайского влияния на соседних к нему рубежах. Для достижения данной цели требовалось углубить взаимодействие с соседними странами, а также повысить уровень региональной безопасности [3].

Углубило значимость периферийной политики для Китая, принятая в 2013 году, концепция «Один пояс и один путь». Согласно данному плану, Китай планировал соединить Азиатско-Тихоокеанский регион с Европейскими странами в единое экономическое и политическое пространство, при котором КНР занимала бы лидирующее положение [4].

Согласно перечисленным выше событиям в китайской политической конъюнктуре, Китайская Народная Республика с начала нового столетия взяла курс на расширение своего влияния в мире, а также на углубление всесторонних отношения с лидирующими странами мира. Однако, на данном этапе перед Поднебесной стоит первоочередная задача по стабилизации периферийных взаимоотношений.

Углубление кооперации с близлежащими государствами в экономической, политической, социальной сферах способно гарантировать Китаю стабильную площадку, которая позволит реализовать, поставленные руководством страны цели по выходу государства на западный рынок. Основным направлением периферийной политики в рамках концепции «Один пояс и один путь» на данный момент является Центральная Азия, так как этот регион, ввиду своего географического расположения, является пограничным коридором, соединяющим Запад и Восток [5].

Кроме удачного географического расположения, Центрально-Азиатский регион высоко ценится Китаем за энергетический потенциал. Данный регион обладает свыше 20% общемирового запаса нефти и более 40% запасов природного газа. Кроме того, для Китая крайне важно расширение списка энергетических партнеров для предотвращения промышленного коллапса, которое, может быть, вызвало политическими разногласиями с одним из действующих поставщиков углеводородного сырья [6].

С момента отделения республик Центральной Азии от СССР до начала нового столетия Китай старался вести аккуратную политику в отношении новых стран. Причиной такого отношения стала угроза национальной безопасности Китая, обусловленная нестабильной внутриполитической ситуацией в новообразовавшихся странах. Лишь ко второй половине 90-х годов КНР начинает постепенно активизировать взаимодействие с данными республиками. Стоит отметить, что сотрудничество, в основном, касалось лишь экономического сектора и сферы региональной безопасности [7].

Вступление в XXI век ознаменовало в Китае начало ведения новой внешней политики. В первую очередь, акцент стал делаться на открытое взаимодействие с другими акторами международной дипломатии и формирование безопасного и стабильного региона вокруг КНР.

Одной из первых теорий создания сильного пространства нового поколения вокруг Китая и во всем мире стала «концепция новой безопасности», зародившаяся еще в 80-е годы прошлого века. Для руководства Китая стало очевидным, что привычная модель военных блоков и создания наднациональных миротворческих организаций неспособна справиться с надвигающимися угрозами современного мира. Основой данной концепции должен был стать открытый диалог между крупнейшими государствами в целях сохранения безопасности на взаимовыгодных условиях [8].

Таким образом, со времен ее формирования и по сегодняшний день, «концепция новой безопасности» является основополагающей стратегией ведения китайской внешней политики, и именно она определяет вектор всех остальных современных концепций КНР.

Прямым последователем данной теории является «концепция Всеобъемлющего стратегического партнерства», которая заявила о необходимости структурирования китайской внешней политики с поставки краткосрочных целей на развитие долговременных отношений и их всестороннюю поддержку [9].

Согласно данной стратегии на первый план выходит именно экономическое сотрудничество, которое на тот момент имело большое количество противоречий. Именно открытость китайского рынка и вовлечение, в первую очередь, периферийный стран в торговый обмен способна предотвратить надвигающиеся региональные угрозы.

В 2000 году была разработана и предложена стратегия «идти вовне», которая предполагала активные шаги к росту уровня китайской экономики и увеличение ее конкурентоспособности. Для достижения этой цели планировалось привлечение дополнительного капитала на нужды собственных ТНК, а также сбалансировать уровень импорта и экспорта по определенным позициям. Кроме того, важным фактором реализации данной схемы являлось увеличение темпов трудовой миграции. Для этого было принято решение о назначении выплат гражданам Китая, уезжающим развивать новые рынки за границу [11].

Принимая во внимание географическое положение Китая, невозможно отрицать, что КНР находится в сложной ситуации для ведения внешней политики. У данной страны имеется целый ряд спорных вопросов по приграничным территориям с соседними регионами, среди которых Афганистан, Индия и, конечно, Центральная Азия. Кроме того, существуют противоречия с такими странами, как: Россия и Япония. Так же, остается нерешенным статус Корейского полуострова. События, происходящие в Азии, так или иначе влияют на геополитическую обстановку Китая.

Кроме того, усложняет положение вмешательство Западных стран, в первую очередь США, в Азиатские территориальные споры, что значительно ограничивает пути разрешения региональных проблем.

Еще одной не малозначимой трудностью является сепаратизм, экстремизм и терроризм, который в нынешнем веке становится все более неразрешимой задачей политики всех стран мира в сфере безопасности.

По мнению большого количества экспертов в сфере международной безопасности, вышеперечисленные проблемы региональной безопасности на данный момент активно развиваются и в скором будущем будут представлять еще большую угрозу [1].

Значимость ведения внешней политики на периферии можно отследить благодаря отчетам по съездам КПК в начале XXI века. Данные съезды происходят регулярно раз в 5 лет для согласования обще китайской как внутренней, так и внешней политики.

На 16 съезде КПК в 2002 году активно обсуждалась задача поддержания мирного существования всего Азиатского региона, в котором Китай будет играть активную роль союзника, с помощью чего усиленно развивать торговые и политические взаимоотношения. Кроме того, делается акцент на сохранении мира во всем мире и поддержании стабильного международного пространства для реализации внутренней политики [12].

Съезд 2007 года укрепил данные тезисы и призвал к поддержанию стабильной ситуации во всем Азиатском регионе, а также обратился к соседним странам с призывом к развитию регионального сотрудничества [13].

18-й по счету съезд 2012 года продолжил данную концепцию периферийной внешней политики, обращая внимание на то, что лишь общими усилиями в регионе удастся достичь необходимого уровня развития как экономической, так и политической силы всего азиатского региона [14].

Последний на данный момент съезд 2017 года не привнес ничего нового в стратегию взаимодействия Китая со странами ближнего зарубежья, что подтверждает сильную убежденность КНР в необходимости проведения все более глубокой и системной политики, направленной на поддержание дружественных отношений во всем азиатском регионе [15].

Исходя из этого, можно сделать вывод, что данное направление в китайской внешней политике занимает одно из важнейших мест во всем дискурсе политики КНР в XXI веке.

Во внешнеполитическом курсе КНР есть три направления: Запад, Север и Юг. Эти три концепции соотносятся со следующими регионами и целями: Центральная Азия и выход на Европейский рынок; налаживание взаимодействия с Россией; развитие Южных регионов в пределах своей страны. Наиболее сложным и перспективным направлением здесь является именно западные границы государства.

Китай ставит перед собой, в первую очередь, развитие своего морского и сухопутного пространства, именно в этом направлении на данный момент и формируются основные концепции внешней политики в КНР [16].

Стоит назвать основные стратегии, разработанные на основе концепции «продвижения на Запад».

К таким концепциям можно отнести «Один пояс – один путь», которая была принята в 2013 году. Данная стратегия связана с расширением экономического влияния в Азии через международную организацию АСЕАН и в Европе. Согласно данной концепции, этот пояс должен проходить через Центральную Азию, которая должна стать китайским экономическим союзником для совместного торгового и политического взаимодействия со странами Европы. Данная концепция направлена на увеличение значимости исторически сложившегося пути обмена ресурсов, по которому Китай сможет вести успешную торговую политику. Стоит отметить, что данный инструмент ведения политики является мирным способом укрепления собственных экономических позиций Китая за счет налаживания добрососедских отношений [17].

Эта концепция стала возрождением идеи о Великом Шелковом пути, которая получила название в Российской политологии «Экономический пояс Шелкового пути». В данную модель внешней политики входит не только торговое взаимодействие всего Азиатского региона и дальнейшее продвижение на Запад, но также и политическое, выраженное в открытом диалоге между разными азиатскими народами; транспортное сотрудничество, которое обусловлено в строительстве общей магистрали от Тихого океана до Балтийского моря. Также в данном плане внешней политики очевидна валютная выгода Китая, так как планировалось с помощью этого метода увеличить значимость юаня и сделать его международной валютой [10].

Данная концепция связана не только с внешней политикой, но и внутренней, согласно которой Китай стремится расширять внутреннюю активность западных регионов КНР, постепенно развивать их и трансформировать в стабильную область, расширять взаимодействие западных участков с регионами соседних государств.

Однако, не малозначимой проблемой реализации данного плана остается нестабильность соседних государств, возникающие на их территориях угрозы способны подорвать планы Китая на экспансию своих экономических интересов. Ряд китайских аналитиков выделяют несколько способов преодоления трудностей руководством Китая:

  1. Необходимо создать систему рейтингов рисков и систему страхования инвестиций для стран, расположенных вдоль «Пояса и пути». Так как, по их мнению, иностранные инвестиции неизбежно столкнутся с рисками принимающей страны, такими как война, политические беспорядки, экспроприация и национализация.
  2. Проводить активную внешнюю политику и устанавливать хорошие двусторонние отношения. Активно налаживать партнерские отношения с принимающими странами, формировать дружественные города и подписывать документы о сотрудничестве, способствующие защите инвестиций и торговли.
  3. Энергично развивать возобновляемые источники энергии и ядерную энергетику, а также снижать зависимость от импорта ископаемых видов энергии.
  4. Укреплять взаимосвязи со странами «Пояса и пути». В полной мере использовать роль «Азиатского инвестиционного банка» и «Фонда Шелкового пути» в строительстве портов и инфраструктуры для стран, расположенных вдоль «Морского шелкового пути», для развития морской экономики страны; строить железные дороги для стран, входящих в «Экономический пояс Шелкового пути» [18].

На данный момент на западных рубежах Китая отсутствуют территориальные споры, их удалось разрешить за период конца и начала двух последних веков. Однако, развитие данного направления тормозит именно внутриполитическая напряженность соседних государств, а также вмешательство других крупных акторов мировой политики, а именно, США и России.

Сложившиеся ситуации на западных рубежах создают большую угрозу для дальнейшей китайской экономической и политической экспансии. Для решения данной проблемы руководством Китая было принято решение применения мягкой силы, которое отразилось в отчетах о заседаниях КПК, упомянутых ранее.

Данная концепция позволяет Китаю не вступать в открытое противостояние за зоны влияния с другими крупными акторами. «Мирное омоложение Китая и теория многополярного мира не бросают вызов интересам существующих мировых держав и тем более не пытаются свергнуть существующий социальный строй» [19].

В данной теории КНР старается учитывать интересы других государств на Ближнем Востоке и Центральной Азии. Как указывают китайские источники, руководство КНР понимает, что без поддержки, в частности России, Китай не сможет достичь поставленных задач согласно концепции «движения на Запад». Для этого Китай принимает активное участие в двусторонних отношениях с Россией и участвует в работе международных организаций.

Вывод

Таким образом, за последние 30 лет Китай сильно изменил собственную внешнюю политику, о чем свидетельствуют разработанные на данном этапе концепции, направленные на открытый диалог с зарубежьем, а также на ближайшие годы наметил курс собственной экономической и политической экспансии, которая должна начаться с построения добрососедских отношений в азиатском регионе. Основным направлением этой политики стала Центральная Азия, интерес к которой обусловлен богатыми энергетическими ресурсами, необходимые Китаю, а также географическим положением региона, который становится необходимым транспортным узлом для реализации стратегии «один пояс – один путь».

Список литературы

  1. Воскресенский А.Д. Новые тихоокеанские стратегии: возможность или реальность? Влияние "китайского фактора" на обстановку в Евразии и Азиатско-Тихоокеанском регионе // Сравнительная политика. 2018. № 3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/novye-tihookeanskie-strategii-vozmozhnost-ili-realnost-vliyanie-kitayskogo-faktora-na-obstanovku-v-evrazii-i-aziatsko-tihookeanskom (дата обращения: 17.03.2023).
  2. Внешняя открытость и внешняя торговля // China.org.cn. URL: http://russian.china.org.cn/russian/254551.htm (дата обращения: 17.03.2023).
  3. Кузьмин К.Е. Янгель Т.Я. Место Центральной Азии в политике КНР в 1992-2019 гг.: анализ политического и экономического взаимодействия // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Политология. Религиоведение. 2020. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mesto-tsentralnoy-azii-v-politike-knr-v-1992-2019-gg-analiz-politicheskogo-i-ekonomicheskogo-vzaimodeystviya (дата обращения: 17.02023).
  4. Пименова А.О. «Один пояс – Один путь» как глобальный экономический проект Китая // Концепт. 2020. № 5. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/odin-poyas-odin-put-kak-globalnyy-ekonomicheskiy-proekt-kitaya (дата обращения: 18.03.2023).
  5. Алиева А.О. Вызовы и проблемы реализации «экономического пояса шёлкового пути» в центральной азии. // Россия и мусульманский мир. 2021. № 3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vyzovy-i-problemy-realizatsii-ekonomicheskogo-poyasa-shyolkovogo-puti-v-tsentralnoy-azii (дата обращения: 18.03.2023).
  6. Джээнбекова С.С. Геополитическое значение центральной азии // Большая Евразия: развитие, безопасность, сотрудничество. 2020. № 3-2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/geopoliticheskoe-znachenie-tsentralnoy-azii (дата обращения: 18.03.2023).
  7. Парамонов В., Строков А., Столповский О. Внешняя политика Китая в центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ. 2010. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vneshnyaya-politika-kitaya-v-tsentralnoy-azii (дата обращения: 18.03.2023).
  8. Гуанкай С. Всеобъемлющая концепция национальной безопасности Китая. 2009 г. URL: http://svop.ru/files/meetings/m011813372437051.pdf (дата обращения: 103.2023).
  9. Грачиков, Е.Н. Стратегия партнерских отношений КНР: практика и ее концептуализация (1993–2018) // Мировая экономика и международные отношения. 201 Т. 63. № 3. С. 90. URL: https://www.imemo.ru/index.php?page_id=1248&file=https://www.imemo.ru/files/File/magazines/meimo/03_2019/11_GRACHIKOV.pdf (дата обращения: 18.03.2023).
  10. Ларин А. Китайская стратегия «продвижения на Запад» и «новый Шелковый путь» // Проблемы Дальнего Востока. 2014. № 5. С. 8. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=23102927& (дата обращения: 18.03.2023).
  11. «Мост» на китайский берег. // ChinaPRO. 21.06.2010 URL: http://www.chinapro.ru/rubrics/2/4378// (дата обращения: 18.03.2023).
  12. Цзян Цзэминь о международной обстановке и внешнеполитической деятельности. // Жэньминь Жибао. 08.11.2002 URL: http://russian.china.org.cn/russian/48910.htm (дата обращения: 20.03.2023).
  13. Доклад Ху Цзиньтао на 17-м съезде КПК // China Internet Information Center. URL: http://russian.china.org.cn/china/archive/shiqida/2007-10/25/content_9120930_22.htm (дата обращения: 20.03.2023).
  14. Полный текст доклада, с которым выступил Ху Цзиньтао на 18-м съезде КПК // Жэньминь Жибао. 19.11.2012 URL: http://russian.people.com.cn/31521/8023974.html (дата обращения: 20.03.2023).
  15. Полный текст доклада, с которым выступил Си Цзиньпин на 19-м съезде КПК // Russian.China.org.cn. 04. 11. 2017 URL: http://russian.china.org.cn/exclusive/txt/2017-11/04/content_41845752_19.htm (дата обращения: 20.03.2023).
  16. 叶自成. 从大历史观看地缘政治 // 现代国际关系. 2007年第 6期.
  17. 张文木. 张文木:从整体上把握中国海洋安全–“海上丝绸之路”西太平洋航线的安全保障、关键环节与力量配置. 24.01.2016. URL: https://www.guancha.cn/ZhangWenMu/2016_01_24_349038.shtml (дата обращения: 20.03.2023).
  18. 韩民春,江聪聪. 政治风险、文化距离和双边关系对中国对外直接投资的影响. 26.04.2017 URL: https://www.fx361.com/page/2017/0426/1635240.shtml (дата обращения: 20.03.2023).
  19. 纪明葵. 中国“西进”用平衡战略指路. 22.04.2014. URL: http://opinion.china.com.cn/opinion_95_96895.html (дата обращения: 20.03.2023).

Поделиться

330

Соловьев Д. А. Место Центральной Азии во внешнеполитической стратегии КНР // Актуальные исследования. 2024. №9 (191). Ч.II.С. 83-88. URL: https://apni.ru/article/8607-mesto-tsentralnoj-azii-vo-vneshnepolitichesko

Похожие статьи

Актуальные исследования

#25 (207)

Прием материалов

15 июня - 21 июня

осталось 3 дня

Размещение PDF-версии журнала

26 июня

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

5 июля