Главная
АИ #14 (196)
Статьи журнала АИ #14 (196)
Политические связи Дагестана с Россией в первой трети XVIII века

Политические связи Дагестана с Россией в первой трети XVIII века

Рубрика

История, археология, религиоведение

Ключевые слова

Дагестан
западное побережье Каспия
Дербент
Ширван
Иран
Турция
Петр I
экспедиция
поход

Аннотация статьи

Статья посвящена русско-дагестанским связям в первой трети XVIII в. Она написана на основе разнообразных источников и обширной литературы. В ней на конкретных материалах говорится о захватнических планах России, Ирана и Турции в отношении Кавказа, в частности Дагестана. Поход Петра I 1722-1723 гг. в Дагестан завершился присоединением Приморский территории к России.

Текст статьи

В конце XVII – начале XVIII в. Дагестан оказался в орбите международных интересов России, Ирана и Турции, соперничавших между собой за овладение Кавказом.

Имея целью подчинить себе Северный Кавказ, Дагестан и Ширван, Турция предприняла ряд конкретных мер – отправила на Кавказ эмиссаров, которые должны были привлечь феодальных владетелей на сторону султана.

В 1711 г. Русско-турецкая война завершилась подписанием невыгодного для России Прутского мира. Тогда же от крымского хана были направлены «посланцы через горы…кумыцким владельцам» Султан-Муту эндиреевскому и шамхалу Адиль-Гирею [9, с. 61].

В начале XVIII в. Не отказался от территориальных притязаний и сефевидский Иран, переживший тяжелый экономический и политический кризис. Большая часть Закавказья все еще была подвластна шаху. Усилившийся в это время экономический и национальный гнет вызвал возмущение народных масс против шахского владычества. В 1711 г. Началось широкое антииранское движение в Армении, Азербайджане и Дагестане.

В своем исследовании Г. Э. Алкадари отмечал, что восставшие против владычества Ирана горцы Дагестана поставили перед собой цель изгнать с Кавказа ставленников шаха [1, с. 63]. В антииранском восстании широких масс Дагестана приняли участие и даже сумели возглавить движение феодалы и местное мусульманское духовенство. Само собой понятно, что они взялись за оружие по мотивам, далеким от интересов трудовых масс.

В первой четверти XVIII в. Повстанцы, возглавляемые Хаджи-Даудом и Сурхай-ханом казикумухским, нанесли ряд поражений сефевидским ставленникам в Азербайджане. Отправленный для обследования сложившейся на Северном Кавказе обстановки, кабардинец по происхождению, кн. А. Бекович-Черкасский в своем донесении Петру I в 1714 г. Подтверждал, что «османы пытаются в край тот волю свою привести». Поэтому он советовал Петру I не дозволить Порте покорить Северный Кавказ. Естественно, что утверждение Порты в Прикаспии предоставляло бы серьезную угрозу южным границам России.

Указом от 30 мая 1715 г. Петр I назначил полковника А. П. Волынского послом в Персию для заключения между Россией и Ираном торгового договора. Посольство полковника А. П. Волынского (1715–1718 гг.) в Персию сыграло важную роль в подготовке «Персидского» похода.

В 1718 г. Для разведки персидских владений, расположенных к северу от Низовой (северные уезды Ширвана и Дагестан), полковник А. П. Волынский послал из Шемахи дворянина А. Лопухина, который проезжал через Кубу, Дербент и Тарки и составил подробное описание пути своего следования, уделив особое внимание крепости Дербент [6, с. 61].

Было решено немедленно приступить к обследованию и описанию западного побережья Каспия. Для выполнения этой задачи Петр I послал на Каспий морскую экспедицию во главе с лейтенантом Ф. И. Соймоновым (1682–1780) и капитан-лейтенантом фон Карлом или Клаусом Верденом [7, с. 79].

Петр I проявлял особый интерес к прикаспийским провинциям – Дагестану, Ширвану, Гиляну, которые в 1715–1720 гг. являлись главными объектами военно-разведывательных мероприятий русского правительства в Прикаспии.

Полученные экспедициями данные экономического, военного и политического характера позволили правительству тщательно изучить территорию Западного побережья Каспия, по которому должны были продвигаться войска, а также позволили выяснить расстановку сил в регионе, отношение местных владетелей к приходу сюда российской армии.

На рубеже 20 – х годов XVIII в. большинство феодальных владетелей Дагестана, особенно те, чьи владения были близки к южным границам России, и те, которые поддерживали с нею торгово-экономические связи, склонялись на сторону России и неоднократно обращались в Москву с просьбой принять их под русское покровительство. В 20-х годах XVIII в. Подданство России подтвердили владетели Засулакской Кумыкии, шамхал тарковский, уцмий Кайтага и др. [8, с. 33-35].

Между тем резко ухудшилось положение в Иране. Создавшуюся благоприятную обстановку использовали Хаджи-Дауд и Сурхай -хан. 21 июля 1721 г. предводительствуем ими вооруженные отряды горцев осадили Шемаху, а 7 августа заняли ее. Во время взятия Шемахи пострадали и находящиеся здесь русские купцы [2, с. 81].

В XVIII – начале XIX в. Россия в социально-экономическом и политическом отношении значительно окрепла, вырос ее международный авторитет. Для растущей промышленности России нужно было сырье, которым обладал Кавказ.

Каспий издревле находился в сфере внешнеполитических интересов стран, окружающих водоем. Он издавна служил важным перекрестком торговым путей между Востоком и Западом. Бассейн располагался в зоне Великого Шелкового пути, через него шло торговое освоение Персии, Индии и Китая [2, с. 81].

В период правления Петра I была разработана обширная программа политических и экономических мероприятий по отношению к Каспию и ко всему Кавказу. Для завершения своих внешнеполитических задач Россия должна была также надежно утвердиться на юге, как она достигла этого на Балтике.

Самой важной акцией в восточной политике Петра Великого был Каспийский поход 1722 г. Его осуществление коснулось судеб народов Закавказья и оставило след, как в их истории, так и в истории России.

Перед началом похода, 15 июля 1722 г., был обнародован манифест, обращенный к населению Кавказа и Прикаспийских областей Ирана. Петр I принял решение начать военные действия летом 1722 г. с тем, чтобы предупредить вмешательство Турции и присоединить к России прикаспийские земли Кавказа [3, с. 132].

15 мая 1722 г. Петр I отправился в Астрахань. Так начался сухопутный и морской поход Петра, занявший полтора года (1722-1723). После двухдневного плавания Петр I c флотилией прибыл к устью Терека. Переправившись через реку Сулак, Петр I вступил в Дагестан.

В связи с высадкой армии Петра в Дагестане возросла активность Турции, предпринявшей меры, чтобы противостоять планам Петра на Кавказе. Турция стремилась настроить дагестанских владетелей против России и не допускать русские войска на территорию Дагестана. Эндиреевский правитель оказал сопротивление Петру I. За это Эндири был превращен в пепел. Владетели же Костековский, Аксаевский и шамхал Тарковский выразили свою верность России.

12 августа передовые части русского войска достигли г. Тарки, где шамхал встретил Петра хлебом-солью. Верст за пять от Тарков Петр раскинул лагерь. Услуги, оказанные шамхалом, и верная его служба были отмечены Петром I. 18 августа 1722 г. русская армия, возглавляемая самим Петром I, вступила на землю султана Махмуда Утамышского и Ахмед-хана Кайтагского.

Разгромив отряд Утамышского султана, Петр I продолжал путь на юг. Уцмий Кайтагский и правитель Буйнакский обратились к Петру I с изъявлением покорности. Пройдя через владения уцмия Кайтагского, 23 августа сухопутные войска Петра I подошли к Дербенту. Дербентский наиб Имам-кули-бек встретил императора за версту от крепости. Русская армия без боя вошла в Дербент. Население города восторженно встретило Петра I. 30 августа Петр достиг реки Рубас, где заложил крепость на 600 человек. Это был крайний пункт, до которого Петр I лично довел свои войска.

Спустя несколько дней все окрестности Дербента признали власть Петра. Он сообщил Сенату, что в «сих краях твердою ногою стали» [4, с. 35]. В Дербенте Петр I осмотрел главную крепостную стену Даг-Бары, город и его окрестности, посетил цитадель и дворец султана.

В письме, отправленному отсюда Сенату, Петр I с восторгом отмечал радушный прием, оказанный им в городе. За мирную сдачу города и объявление покорности Петр пожаловал дербентского наиба Имам-кули чином генерал-майора и установил ему денежное довольствие за счет казны [4, с. 35].

В Дербент к Петру стали обращаться феодальные владетели Дагестана и других регионов Кавказа. К Петру I в Дербент явились представители различных слоев населения Баку, Шемахи, Сальяна, Решта, Тифлиса, Еревана с просьбой о принятии в подданство России и присылке русских войск. Вахтанг VI отправился в Гянджу. В письме Петру I он сообщал, что прибыл туда для соединения своих отрядов с азербайджанскими и армянскими войсками.

Однако Петру I в том же году по ряду причин пришлось временно прервать свой поход, ограничившись оставлением гарнизона в Дербенте. Русская армия, сосредоточенная в Прикаспии, испытывала большие затруднения в снабжении продовольствием и фуражом.

Во время похода на юг возникла угроза возобновления войны со Швецией, что не могло не обеспокоить Россию. Эти обстоятельства вынудили Петра I решением военного совета, созванном в Дербенте 29 августа 1722 г., приостановить поход. 7 сентября Петр I выступил в Астрахани. По дороге был оставлен в Тарках гарнизон. По указанию Петра на Сулаке, была заложена крепость Святой Крест, и комендантом крепости и гарнизона был назначен подполковник Соймонов.

29 сентября Петр сел в Аграханском заливе на корабль и отплыл в Астрахань. 4 октября Петр прибыл в Астрахань [2, с. 93].

В результате Каспийского похода 1722 г. к России были присоединены: Аграханский полуостров, развилка рек Сулака и Аграхани, крепость Святого Креста и весь приморский Дагестан, включая Дербент.

Россия не отказывалась от своих планов в отношении Грузии, Азербайджана и Армении. Это наглядно видно из письма, в котором Петр I заверял сторонников русской ориентации в Закавказье, что он, «зачав сия дело, покинуть, не изволит».

Султанская Турция после ухода Петра I открыто заявила о своем намерении установить протекторат над Дагестаном. Султанские войска, продвигаясь к Каспийскому морю, вплотную подошли к границам Дагестана. Крымские ханы и турецкие султаны стали открыто претендовать на Ширван, Дагестан и Кабарду.

В связи с усилившейся угрозой захвата Турцией западного побережья Каспия, Петр предпринял дипломатические шаги и наметил кампанию на 1723 г. и план на последующие годы. В частности, были предприняты меры к усилению Каспийской флотилии и Астрахани – военно-морской базы на Каспийском море. Весной на Кавказ вторглись турецкие войска и постепенно стали продвигаться к пределам Дагестана [7, с. 69].

В сентябре 1723 г. по предложению шахского Ирана, напуганного вторжением турецких войск на Кавказ, между Россией и Персией в Петербурге был подписан договор. По условиям этого договора шах признавал за Россией прикаспийские области Кавказа. Дагестанское побережье Каспия и Баку перешли во владение России. Таким образом, Каспийский поход Петра I завершился присоединением к России прикаспийских областей, в том числе и Дагестана [7, с. 67].

Итоги этого договора привели к резкому обострению отношений России и Турции. Борьба за прикаспийские области всё обострялась.

В июле 1724 г. в Стамбуле (Константинополе) между Россией и Турцией был подписан договор [5, с. 415]. По этому договору за Россией закреплялись прикаспийские провинции Дагестана и Азербайджана. Остальная же территория Дагестана, Азербайджана, а также Грузия и Армения отошли к Турции.

Турецкие султаны и после установления в 1727 г. границы России и Турции не перестали вести антирусскую пропаганду. Но эти усилия успеха не имели [8, с. 286].

Присоединение прикаспийских областей к России имело большое значение для укрепления ее внешнеполитического положения и экономической мощи. Строительство в 1722–1724 гг. крепости Святого Креста, установление протектората над Кабардой, занятие и укрепление Дербента, Баку и Решта представляли собою важные вехи в упрочнении влияния России на Кавказе и в бассейне Каспийского моря.

Каспийский поход Петра I, по сравнению с предшествующими походами российских войск на юг, был намного масштабнее и результативнее и фактически, знаменовал собой начало широкого наступления России на Кавказ [3, с. 28].

Вскоре после смерти Петра I его преемники ослабили интерес к присоединенным областям Кавказа. К тому же Россия была занята подготовкой войны с Крымом и Турцией. В связи с создавшейся тяжелой обстановкой русское правительство оказалось вынужденным временно отозвать свои войска из прикаспийских областей. После 13-летнего владения прикаспийскими областями России в силу внутренних и внешних осложнений по условиям Гянджинского (1735 г.) договора уступила их Ирану [5, с. 415].

Это не означает, что поход Петра I был безрезультативным предприятием. Военно-политические последствия похода, как для России, так и для народов Кавказа бесспорны и очевидны. Он обеспечивал безопасность юго-восточных окраин России, содействовал оживлению освободительного движения народов Закавказья, прочно оградил Дагестан от поглощения Турцией, способствовал экономическому и культурному развитию народов, населяющих приморские территории.

Список литературы

  1. Алкадари Г.-Э. Асари-Дагестан. Махачкала, 1929.
  2. Гасанов М.Р. Из истории русско-дагестанских взаимоотношений. Махачкала, 2010.
  3. Гасанов М.Р. История Дагестана с древности до конца XVIII века. Махачкала, 1997.
  4. Гасанов М.Р. Каспийский поход Петра I. 1722-1723 гг. Махачкала, 2015.
  5. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. – М., 1988.
  6. Лопухин А.И. Журнал путешествия через Дагестан. 1718 г. / ИГЭД. М.: Изд-во вост. лит-ры, 1958.
  7. Лысцов В.П. Персидский поход Петра I. 1722-1723. – М.,1951.
  8. Русско-дагестанские отношения в XVII – нач. XIX вв. Сборник документов. М.: Наука, 1988.
  9. Смирнов М.А. Политика России на Кавказе в XVI-XIX в. М.: 1958.

Поделиться

525

Гасанов М. Р., Гаджиева А. Г. Политические связи Дагестана с Россией в первой трети XVIII века // Актуальные исследования. 2024. №14 (196). Ч.I.С. 64-67. URL: https://apni.ru/article/8959-politicheskie-svyazi-dagestana-s-rossiej

Похожие статьи

Актуальные исследования

#30 (212)

Прием материалов

20 июля - 26 июля

осталось 6 дней

Размещение PDF-версии журнала

31 июля

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

13 августа