Главная
АИ #21 (203)
Статьи журнала АИ #21 (203)
Становление понятия интеллектуальных прав в правовой науке

Становление понятия интеллектуальных прав в правовой науке

Автор(-ы):

Ананьев Анатолий Александрович

21 мая 2024

Секция

Юриспруденция

Ключевые слова

авторские права
интеллектуальные права
гражданское право
законодательство зарубежных стран
российское законодательство
объекты права
субъекты права

Аннотация статьи

В статье автор рассматривает становление в российской законодательстве понятия об интеллектуальных правах. В связи с тем, что институт интеллектуального права закреплен относительно недавно других институтов частного права и не развивался активно в 20 веке, в связи с государственной политикой Советского союза, то изучение новых технологий во взаимосвязи с интеллектуальным правом в имущественном обороте является актуальной дискуссией.

Текст статьи

Соотношение понятий интеллектуальное право и интеллектуальная собственность является первичным вопросов, с которым необходимо разобраться, чтобы приступить к дальнейшему анализу института интеллектуальных прав и их вовлеченности в имущественный оборот. В доктрине долгое время велись дискуссии о возможности применения термина «интеллектуальная собственность» [4, с. 78].

До применения термина «интеллектуальная собственность» законодательство использовало термины «литературная собственность» и «промышленная собственность».

Термин «интеллектуальная собственность» получил закрепление на международной арене (Парижской конвенции об охране промышленной собственности 1883 г., Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений 1886 г., Стокгольмской конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности 1968 г.). В России термин «интеллектуальная собственность» упоминается в статье 44 Конституции РФ.

Статья 1225 Гражданского кодекса РФ закрепляет, что к «интеллектуальной собственности» относятся результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.

«Интеллектуальная собственность» представляет собой закрытый перечень, закрепленный в законодательстве защищаемых на территории Российской Федерации результатов интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.

Анализ содержания интеллектуальных прав необходимо начать с разбора положения субъекта и кто может выступать субъектом в отношениях, связанных с интеллектуальной деятельностью.

Для сравнения субъектов интеллектуального права предлагаю начать с рассмотрения субъектов в работах дореволюционных юристов.

Как указывал Г. Ф. Шершеневич [6, с. 120], прежде всего субъектом является лицо, которое сотворило результат интеллектуальной деятельности. В связи с историческим развитием описанным выше законодателем посредством позитивных начал были закреплены и иных субъекты интеллектуального права – издатели, наследники. При этом развитием международных отношений с Францией в середине 19 века позволило относить иностранных граждан в качестве субъектов в дореволюционной России.

Я. А. Канторович [1, с. 313] указывает на то, что авторское право можно разделить по моменту возникновения на первоначальное и производное. Я. А. Канторович выделял следующие субъекты авторского права в дореволюционной России: юридические лица; соавторы и ряд иных представленных ниже.

Юридические лица могут приобретать как производные, так и создавать первоначальные авторские права (например, издание сборника научных трудов университетом).

Соавторство может выражаться либо в приобретение авторских прав на одно нераздельное произведение, либо на творчество каждого автора для соединенного общего произведения. Французская судебная практика признавала в качестве соавтором субъектов по различным критериям, например, лицо, которое организовывала декорации для пьесы, создавало все необходимые условия для поставки признавалось соавтором. При этом французские суды указывали, что стоит различать степень вовлеченности субъекта и тем самым не признавала декораторов в качестве соавторов пьес.

При этом как указывал Г. Ф. Шершеневич [6, с. 120] в дореволюционном законодательстве России наличествовала проблематика в определение прав соавторов на одно произведение, а именно формулируется кому принадлежат права произведение, которое написано в соавторстве: всем авторам в долях или каждому автору в написанной части.

В работах Г. Ф. Шершеневича [6, с. 120] прослеживается проблематика, которая была решена положениями 1911 года, когда право соавторов рассматривалось в качестве общей собственности.

Композитор и либреттист также являются субъектами авторского права по Я. А. Канторовичу [1, с. 313]. Указанные отношения отражают специфику субъектов авторского права дореволюционной России в вопросах создания музыкальных произведений.

А. Л. Маковский [3, с. 123-126] отмечает, что в 19–20 веке появилась идея рассматривать артиста-исполнителя в качестве субъекта авторского права и в указанный момент появились споры как рассматривать артиста-исполнителя либо как соавтора, либо как переработчика произведения.

Как указывал Д. Липцик [2, с. 317], интерпретация не создает нового произведения. Следовательно, автор-исполнитель не может рассматривать в качестве создателя оригинального произведения, указанная практика подтверждена действующим законодательством России.

Сотрудники, редакторы, издатели как субъекты интеллектуальных прав отличаются от института соавторства, в связи с фактором сотрудничества.

Конечно же, в дореволюционной России не был так точно проработан вопрос и регулирование служебных произведений и сформирована практика по служебным произведения, но в качестве начала работы можно отнести издательских договор, который больше выполнял функции, сравнивая с механизмом современного договора об отчуждение исключительного права, правопорядок Австрии в 1846 году рассматривает указанную проблему.

Закон 1911 года в статье 14 установил авторское право за субъектами, которые занимаются изданием произведений (например, издания, газеты). Автор же в указанных обстоятельствах получает имущественное удовлетворение из-за заключенного издательского договора.

Заказчик выступает субъектом авторского права, в указанном случае рассматривается вопрос выполнение автором работы по сотворению творческого результата по заранее обговорённому заказу, например, сотрудник газеты занимается написанием еженедельных статей. Я. А. Канторович [1, с. 313] указывает, что первоначальное авторское право возникает у автора, но в силу договора в момент создания переходит к заказчику и заказчик приобретает производное право.

Анонимы и псевдонимы выступают субъектом авторского права. При этом Г. Ф. Шершеневич [6, с. 120] считает, что в случае автор выпускает произведение анонимно или под псевдонимом, то нельзя говорить о субъекте авторского права. Также профессор указывает, что в указанных обстоятельствах субъектом права авторства будет выступать издатель пока не будет объявлен действительный автор.

Профессор Табашников [4, с. 78] также рассматривал вопрос анонимного субъекта произведения и указал, что в указанных обстоятельствах стоит говорить о презумпции авторства издателя.

Я. А. Канторович указывает, что новый закон (1911 года) восполнил пробел анонимов и псевдонимов, а именно закрепил статью 17, в которой установил охрану таких произведений, авторское право стало сохраняться за автором, а не издателем произведения. Конечно, право на защиту произведения может быть реализовано после того, как аноним или псевдоним обратятся за защитой [1, с. 313].

Иностранные подданные также могут выступать субъектом авторских правоотношений и важно обращаться внимание на коллизионные привязки в законодательстве. Как было отмечено ранее закон 1911 года расширил регулирование авторских отношений и закрепил право авторства за всеми авторами на территории России вне зависимости от подданства. Как и описывалось в первой главе на указанное регулирование во многом повлияли, заключенные с Германией и Францией договоры.

При этом стоит учитывать, что дореволюционное законодательство не всех стран обеспечивало абсолютную защиту прав автора. В Соединенных Штатах распространял авторское право только в случае либо проживания при первичном издании на территории Соединенных Штатов, либо по принципу взаимности признания с иностранными государствами.

С принятием 4 части Гражданского кодекса РФ были установлены следующие субъекты интеллектуальных прав.

Автором результата интеллектуальной деятельности признается физическое лицо, который творческим трудом, интеллектуальной деятельностью создает результат, при этом юридические лица не могут быть авторами результата интеллектуальной деятельности. С точки зрения юридического факта, результат интеллектуальной деятельности является юридическим поступком.

А. Л. Маковский [3, с. 123-126] отмечает, что Гражданский кодекс РФ закрепляет специальных субъектов интеллектуальных прав в зависимости от результата интеллектуальной деятельности: автор произведения; исполнитель; изготовитель фонограммы и так далее.

Субъектом, которому может принадлежать, исключительное право может выступать Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование, что в сравнительно-правовом аспекте с дореволюционным правовым регулированием расширяет полномочия субъектов, наделенных публичными функциями выступать в роли субъектов, которым принадлежит исключительное право и явно является результатом влияния капиталистического уклада и возрастающей роли государства в советский период времени.

Таким образом, наблюдались споры относительно признания или непризнания тех, или иных объектов авторского права, которые начали появляться в гражданском обороте.

Список литературы

  1. Канторович, Я.А. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. – Петроград: Брокгауз-Ефрон, 1916. С. 313.
  2. Липцик, Д. Авторское право и смежные права. Пер. с фр. – М.: Ладомир, 2002. С. 317.
  3. Маковский, А.Л. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. – М: Статут, 2008. С. 123-126.
  4. Суханов, Е.А. Актуальные вопросы российского частного права // Сборник статей, посвященный 80-летию со дня рождения профессора В.А. Дозорцева. Составители Е.А. Павлова, О.Ю. Шилохвост. – М.: Статут, 2008. С. 78.
  5. Табашников И.Г. Литературная, музыкальная и художественная собственность с точки зрения науки гражданского права и по постановлениям законодательств. – СПб.: Типография М.И. Попова, 1878. С. 2-15.
  6. Шершеневич Г.Ф. Избранное. Т. 3 включая Авторское право на литературные произведения / Вступ. слово, сост.: П.В. Крашенинников. – М.: Статут, 2017. С. 120.

Поделиться

198

Ананьев А. А. Становление понятия интеллектуальных прав в правовой науке // Актуальные исследования. 2024. №21 (203). Ч.III.С. 9-11. URL: https://apni.ru/article/9372-stanovlenie-ponyatiya-intellektualnyh-prav-v-pravovoj-nauke

Похожие статьи

Другие статьи из раздела «Юриспруденция»

Все статьи выпуска
Актуальные исследования

#25 (207)

Прием материалов

15 июня - 21 июня

осталось 4 дня

Размещение PDF-версии журнала

26 июня

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

5 июля