Главная
Конференции
Перспективы интеграции науки и образования в современном мире
Анализ зарубежного опыта правового регулирования гражданских и имущественных циф...

Анализ зарубежного опыта правового регулирования гражданских и имущественных цифровых прав

Автор(-ы):

Потапов Савелий Владимирович

1 июля 2024

Научный руководитель

Артёмова Светлана Тагировна

Секция

Юридические науки

Ключевые слова

цифровые права
гражданское право
правовое регулирование
имущественные цифровые права
зарубежный опыт

Аннотация статьи

В статье проводится анализ и сравнение отечественного и зарубежного опыта правового регулирования гражданских и имущественных цифровых прав.

Текст статьи

Развитие баз данных и интеграция цифровых технологий во все сферы жизни не только формируют тенденции прогресса, но и создают новые социальные отношения, становясь частью цифровой реальности. В этой эпохе роль права особенно значима: оно не только способствует цифровизации различных областей, но и само становится важным элементом новой реальности.

В техническом смысле понятия цифровизацией принято считать трансмиссию данных (единиц информации), которые закодированы в дискретные сигнальные импульсы. Другими словами, это преобразование информации в её цифровую форму [1]. В более широком смысле, который затрагивает тема данного исследования, цифровизация – это этап, затрагивающий различные стороны общественного развития, информатизации общества, суть которого состоит в повышении использования цифровых данных, упрощения аспектов деятельности, основываясь на трансформации технологий в цифровую среду [2, с. 131-135].

Сущность цифровизации как этапа развития общества в наши дни можно определить двумя всеобщими тенденциями (количественным и качественным):

  1. Оцифровка информации вследствие значительного роста её объема, что увеличивает скорость ее обработки (количественный показатель);
  2. Расширение сфер применения информационных технологий (качественный показатель).

Безусловно, основным толчком общества к цифровизации большинства сфер жизни, включая право, является стремительное развитие информационно-коммуникационных технологий (Далее – ИКТ). Вследствие указанные изменения также повлияли и на правовую сферу, что повлекло за собой возникновение новых структурных элементов системы права и законодательства [3].

Цифровая экономика, представляющая современный тип хозяйственной деятельности, в которой ключевую роль играют данные и методы их управления, способствует развитию цифрового права и информационных технологий. В этом контексте данные и способы их обработки выступают основными ресурсами в областях производства, распределения, обмена и потребления.

В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 28 июля 2017 г. № 1632-р «Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации», цифровая экономика состоит из трех взаимосвязанных уровней, оказывающих значительное влияние на общество. Первый уровень включает в себя рынки и отрасли, где взаимодействуют хозяйствующие субъекты, такие как потребители товаров, работ и услуг, как и их поставщики. Второй уровень охватывает формирующие компетенции для развития отраслей и рынков платформы и технологии. Третий уровень представляет собой среду, которая создаёт необходимые условия для развития информационных платформ и технологий, обеспечивает эффективное функционирования субъектов отраслей и рынков.

Развитие цифровой экономики в ближайшие годы в первую очередь будет направлено на создание благоприятных условий для её роста. Это включает в себя реформирование образовательного процесса, подготовку узконаправленных специалистов, усовершенствование нормативного регулирования, формирование исследовательских компетенций и технологических заделов. Основное внимание будет уделено развитию ключевых инфраструктурных компонентов, таких как информационная инфраструктура и информационная безопасность [4, с. 169-170].

Современная правовая система России начала своё становление в 1990-е годы XX века. В то время регулирование общественных отношений не требовало быстрого реагирования и принятия новых законов, к тому же структура законодательства и механизмы были установлены задолго до появления цифровых технологий, которые начали изменять нашу жизнь. Из-за этого возникла сложная и медленная система взаимодействия между органами власти, которая сохраняется до сих пор. Одной из основных проблем является перегруженность законодательных и исполнительных органов множеством инцидентов, что часто приводит к избыточной дублированию их функций [5, с. 10-14].

Согласно оценке ученых-исследователей, в настоящее время нами наблюдается ежегодное увеличение количества принимаемых нормативно-правовых актов, большинство из которых не создаются с нуля, а предназначены для корректировки уже существующих норм, которые изначально не всегда отвечают современным требованиям и направлениям развития.

В рамках исследования был изучен вопрос о постоянстве законодательства. Анализировалось, насколько часто правовые акты Российской Федерации подвергались изменениям путем принятия федеральных законов. Полученные данные свидетельствуют о том, что практически все кодексы Российской Федерации претерпевают изменения не реже одного раза в течение года. Также стоит отметить, что за последние шесть лет процесс внесения поправок только усугубляется, что сказывается на устойчивости системы законодательства [6, с. 7].

Многие специалисты в области юриспруденции и экономики отмечают, что неустойчивость юридических норм ведет к увеличению рисков и издержек. Одной из причин такой неустойчивости, упомянутой ранее, является частое изменение законодательных актов. Однако, помимо этого, неустойчивость также обусловлена низким качеством принимаемых законов. Эти нормативные акты разрабатываются в очень короткие сроки в рамках законодательной системы, которая не соответствует таким темпам. Низкокачественные законы не могут быть правильно осуществлены и требуют постоянных корректировок и поправок, что вследствие еще сильнее усугубляет нестабильность.

Начиная с международной практики, стоит отметить, что в Организации Объединенных Наций (далее – ООН) приняты несколько резолюций, посвященных обеспечению цифровых прав. Например, Резолюция «О защите прав в интернете», принятая 27 июня 2016 года, является одним из примеров таких инициатив. Также Резолюция «О праве на неприкосновенность частной жизни в цифровой век» [7]. Стоит отменить, что и на национальных уровнях очень активно ведется работа по принятию нормативно правовых актов, которые бы всесторонне регулировали цифровые права. Также проводимое Организацией Объединенных Наций ранжирование электронных правительств позволяет увидеть динамику Индекса развития электронного правительства (The UN E-Government Development Index (EGDI). Все страны, охваченные данным исследованием, оцениваются в рейтинге на основе указанного индекса по уровню развития ИКТ-инфраструктуры, качеству интернет-услуг и степени их охвата. Исходя из данных исследования 2022 года, Россия находится на 42 месте по индексу EGDI, опережая Китай на 1 место в рейтинге. В десятке лидеров находятся Европейские страны: Дания, Финляндия, Швеция, Нидерланды, а также Республика Корея и др. [8].

В 2015 году в Италии была принята Декларация о правах в интернете. В том же году в Новой Зеландии вступил в силу закон «О вредных цифровых коммуникациях». Во Франции 7 октября 2016 года был принят Закон о цифровой республике. С 2014 года в Бразилии действует «Marco Civil da Internet», известный как Закон об интернете Федеративной Республики Бразилия, который на момент своего принятия считался наиболее передовым в мировой практике. В качестве примера можно привести основные положения 7 статьи указанного закона:

  • Право на доступность интернета с учетом физических, двигательных, перцептивных, осязательных, интеллектуальных и психических способностей и особенностей пользователя, в соответствии с законодательным порядком; а также право на применение правил защиты прав потребителей при взаимодействии пользователей в интернете.
  • Право на неприкосновенность и конфиденциальность потоков интернет-коммуникаций пользователей, за исключением случаев, когда это противоречит судебному решению, установленному законом.

Однако возникает вполне логичный вопрос: нужно ли вообще отдельное регулирование цифровых прав? Существует принцип, подтвержденный Генеральной Ассамблеей ООН [9], согласно которому все права, гарантированные декларациями и законами государств, автоматически распространяются и на онлайн-среды. Таким образом права, закрепленные Конституцией Российской Федерации, должны применяться в равной степени в информационных и коммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет [10].

Резолюция призывает все государства работать над продвижением прав человека на неприкосновенность частной жизни в цифровом мире. Кроме того, Конституция Российской Федерации предусматривает право на свободу слова и невмешательство в личную жизнь. Над решением этого вопроса работают не только законодатели из России, но и иностранных правительств. 28 июля 2017 года в Российской Федерации была одобрена Программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (далее – Программа). Из анализа Программы можно сделать вывод, что на развитие экономики и ее цифровизацию существенное влияние оказывает правовое регулирование.

Программа концентрируется на пяти основных направлениях развития, одним из которых является создание новой нормативно-правовой базы, которая будет стимулировать развитие передовых технологий и стимулировать экономическую активность в цифровой экономике [11].

Анализ вышеизложенного в программе не предполагает, что право является средством цифровизации экономики, а, скорее, инструментом содействия цифровизации экономики. Все перечисленные средства достаточно традиционны и применялись ещё до эпохи цифровых технологий, включая:

  • основные правовые понятия, их принципы и институты;
  • юридическую ответственность;
  • технические регламенты
  • нормативно-правовые акты;
  • правовые ограничения и стимуляции;
  • правовые режимы.

Цифровизация является обычным явлением в различных сферах жизни общества, в том числе в правовых сферах, в результате чего правовое регулирование становится многосодержательным. Это значит, что мы наблюдаем не только возникновение новых общественных отношений, но и изменение их структуры, содержания, объектов и субъектов. Особенно необычны в этой обстановке новые социальные отношения, возникающие без непосредственного влияния человека и неизбежно возникающие без его присутствия [12, с. 86-89].

На сегодняшний день существует множество общественных отношений, которые нуждаются в правовом регулировании из-за широкого распространения. Но из-за специфики и ограничений правовой системы это часто не происходит. Это только одна из проблем. Еще одной важной проблемой является недостаточный уровень цифровых технологий у государства. Поэтому необходимо усилить правовое регулирование общественных отношений, учитывая их активное использование.

Введение нормативных регуляторов для использования финансовых и регулирующих технологий представляет собой один из общественных отношений, которые могут быть приведены в качестве конкретных примеров. Однако, в настоящее время государство не в состоянии осуществлять эффективный контроль за соблюдением этих регуляторов. В связи с этим выделяются два основных аспекта:

  • правовое воздействие на процессы цифровизации с использованием финансовых и регулирующих технологий;
  • нехватка технического оборудования для полного и всестороннего контроля за технологиями и общественными процессами.

Среди ученых возникает множество противоречий относительно содержания термина «цифровые права», который в настоящее время широко используется в контексте цифровой экономики и цифрового общества. Рассмотрим несколько примеров интерпретации этих прав. Одно из наиболее распространенных определений связывает цифровые права с правами на создание и использование цифровых произведений, а также с правами на доступ к компьютерам и коммуникационным сетям. Важным аспектом является также понятие универсальных прав человека, которые адаптированы к условиям информационного общества.

В современном мире все более актуальными становятся обсуждения прав человека в цифровом пространстве. Один из ключевых аспектов – гарантирование личной неприкосновенности каждого человека, а также свобода слова и выражения мнений в сети. Некоторые исследователи предлагают использовать термин «информационные и коммуникационные права» в качестве синонима для цифровых прав, но точного разделения между ними пока нет. Различные подходы к определению цифровых прав будут изучены в последующих разделах.

Все вышеперечисленное, а также внедрение программы цифровой экономики Российской Федерации, требует более глубокого регулирования новых экономических связей и закрепления их институциональных оснований. 22 мая 2018 года был принят законопроект о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, включающий новые типы прав, такие как цифровые полномочия. Главной целью этих изменений является закрепление в законодательстве основных понятий и механизмов для регулирования новых общественных отношений, а также новых элементов, таких как токены, криптовалюты, технологии распределенного реестра и смарт-контракты.

Современные общественные отношения требуют оперативных и компетентных решений, которые должны быть разработаны на основе эффективных инструментов и моделей управления цифровым пространством. Практическое воплощение концепций и идей, предложенных юридической наукой в настоящее время, имеет особое значение для обеспечения необходимых решений.

Список литературы

  1. Толковый словарь по информационному обществу и новой экономике. URL: http://information_society.academic.ru.
  2. Ковалев С.Д., Курысев К.Н. К вопросу о содержании понятий «Цифровизация» Цифровая трансформация» // Актуальные проблемы публичного права. 2022. С. 131-135. № 16. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=49527364.
  3. Паспорт национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» (утв. Президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам 24.12.2018 № 16). Текст официально опубликован не был. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  4. Кириченко Д.А. Проблемы и перспективы развития цифровой экономики Российской Федерации // Теоретические и практические аспекты трансформации налоговой системы России. 2018. № 16. С. 169-170.
  5. Федотов М.А. Конституционные ответы на вызовы киберпространства // Lex russica. 2016. № 3. С. 10-14.
  6. Ткаченко Н. Статистический анализ федерального законодательства. – Центр стратегических разработок. Москва. 2017 г. С. 7. URL: http://base.garant.ru/57208191/ – Текст: электронный.
  7. The right to privacy in the digital age: Resolution adopted by the General Assembly on 18 December 2013. URL: http://undocs.org/A/RES/68/167.
  8. UN E-Goverment Knowledgebase - E-Government Development Index (EGDI) URL: https://publicadministration.un.org/egovkb/Data-Center (дата обращения: 01.10.2023).
  9. The right to privacy in the digital age: Resolution adopted by the General Assembly on 18 December 2013. URL: http://undocs.org/A/RES/68/167.
  10. The right to privacy in the digital age: Resolution adopted by the General Assembly on 28 December 2020. URL: https://digitallibrary.un.org/record/3896430?v=pdf.
  11. Распоряжение Правительства РФ от 28.07.2017 № 1632-р «Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации». // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».
  12. Санникова Л.В., Харитонова Ю.С. Правовая сущность новых цифровых активов // Закон. 2018. № 9. С. 86-89. URL: https://zakon.ru/publication/igzakon/7620.

Поделиться

108

Потапов С. В. Анализ зарубежного опыта правового регулирования гражданских и имущественных цифровых прав // Перспективы интеграции науки и образования в современном мире : сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 11 июля 2024г. Белгород : ООО Агентство перспективных научных исследований (АПНИ), 2024. URL: https://apni.ru/article/9747-analiz-zarubezhnogo-opyta-pravovogo-regulirovaniya-grazhdanskih-i-imushestvennyh-cifrovyh-prav

Похожие статьи

Актуальные исследования

#29 (211)

Прием материалов

13 июля - 19 июля

осталось 6 дней

Размещение PDF-версии журнала

24 июля

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

6 августа