Общественная опасность присвоения и растраты

Общественная опасность присвоения и растраты

В данной статье рассматривается социальная обусловленность уголовной ответственности за присвоение и растрату в России. Выявлена и обоснована общественная опасность присвоения и растраты. Рассматриваются тенденции развития присвоения и растраты.

Аннотация статьи
преступления против собственности
присвоение
растрата
Ключевые слова

В Уголовном кодексе Российской Федерации ответственность за хищение, совершенное путем присвоения или растраты вверенного имущества, предусмотрена в ст. 160 УК РФ. Присвоение или растрата в данной норме Уголовного кодекса РФ трактуется как «хищение чужого имущества, вверенного виновному». Диспозиция ст. 160 УК РФ указывает на то, что это преступление может быть совершено лишь специальным субъектом – лицом, которому похищаемое имущество вверено для решения определенных задач. Таким образом, при присвоении или растрате вверенного имущества расхититель является фактическим владельцем (доверительным управляющим) имущества, то есть это имущество ему вверено. Однако, прибегая к злоупотреблению своей социальной ролью, он незаконно и безвозмездно изымает это имущество и владеет, пользуется или распоряжается этим имуществом по своему усмотрению, обращаясь с ним, как со своим собственным. Такие его действия и образуют признаки преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному путем присвоения или растраты.

Для достижения наибольшего понимания терминов «присвоение и растрата» необходимо обратиться к их этимологическому значению. Так, в толковом словаре С.И. Ожегова понятие «растрата» характеризуется как «незаконно растраченная сумма, имущество» [3, с. 765]. Понятие «Присвоение» в толковом словаре Д.Н. Ушакова означает «Присвоение чужой собственности» [4, с. 643]. Необходимо отметить то, что этимологически данные слова являются достаточно новыми для русского языка. Однако, в словаре синонимов понятия «присвоение и растрата» соотносятся с более устаревшим их названием, таким как: «казнокрадство», которое в свою очередь означает «Обкрадывание казны, государства» [1, с. 411]. В связи с этим можно сделать вывод о том, что этимологически исследуемые нами понятия обозначают способ хищения лицом имущества, которое ранее было ему доверено.

Преступления против собственности представляют собой серьезную проблему современного российского общества. Общественная опасность и социальная «цена» данного вида преступности складывается из комплекса взаимосвязанных факторов: во-первых, из огромного материального ущерба, причиняемого собственникам похищенного имущества, экономическому потенциалу государства и общества, во-вторых, из периодически повышающихся расходов из государственного бюджета на правоохранительную систему государственных органов, на улучшение их материально-технической оснащенности в целях повышения эффективности профилактической и правоприменительной деятельности по предупреждению, пресечению, раскрытию расследованию хищений, в-третьих, из того, что данный вид социальной патологии причиняет неоценимый в денежном выражении значительный нравственно-психологический вред подрастающему поколению, молодежи, личность которых формируется в условиях высокого уровня прецедентности и повсеместной распространенности хищений чужого имущества, нивелирующих основы духовности, нравственности, честности, совестливости, общечеловеческой добропорядочности [2, с. 3].

С 1990 - х гг., в условиях экономического кризиса и снижения реального дохода населения рост посягательств на собственность сопутствовал развитию рыночных отношений и приватизации. Появились новые возможности манипуляции собственностью (путем злоупотреблений в ходе приватизации, использования компьютерных систем, Интернета и т.д.). Среди них значительную общественную опасность представляют присвоения и растраты, количественные и качественные изменения которых очевидны.

Раскрывая вопрос об общественной опасности присвоения и растраты, необходимо обратиться к статистике совершения данной категории преступлений. Анализируя структуру современной корыстной преступности, можно прийти к выводу, что на первом месте в ней стоят такие преступления против собственности, как кража (ст. 158 УК РФ), затем – грабеж (ст. 161 УК РФ), далее - мошенничество (ст. 159 УК РФ), на четвертом месте - присвоение и растрата (ст. 160 УК РФ) и на последнем – разбой (ст. 162 УК РФ). Так, за 2019 год на территории России зарегистрировано 15324 случаев присвоения и растраты. В структуре зарегистрированных преступлений против собственности удельный вес присвоения и растраты составил 1 %, а в структуре всей зарегистрированной преступности – 0, 8% [5, с. 6].

Общественная опасность таких хищений исключительно велика, так как расхитители выводят имущество из-под власти собственника, все чаще используя свое служебное положение, подрывая доверительные связи в отношениях собственности, нормальную деятельность государственного и муниципального аппарата управления. Необходимо также добавить то, что данные преступления совершаются лицами, которым по различным законным основаниям (в силу выполнения должностных или служебных обязанностей, договорных отношении и т. п.), было вверено чужое имущество, то есть были делегированы (полностью или частично) правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом. В основе данных отношений доверия лежат не только нормы права, но и нормы нравственности и морали. Это делает их уязвимыми и повышает общественную значимость. В борьбе с назваными преступными посягательствами большую роль играют уголовно-правовые средства, устанавливающие ответственность за присвоение или растрату вверенного имущества [2, с. 5].

Увеличение темпов роста присвоения и растраты в системе преступлений против собственности носит в определённой степени естественный характер. В средствах массовой информации приводится очень много примеров присвоения и растраты крупных денежных сумм известными политиками, предпринимателями, что в свою очередь достаточно сильно понижает их авторитет в глазах общественности, а также снижает уверенность в правильности проводимой ими экономической политики в государстве [2, с. 4].

Необходимо сказать и о том, что данная категория преступлений является достаточно латентной, так как сам факт их совершения достаточно легко скрыть от общественности, в свою очередь при раскрытии и расследовании правоохранительными органами данной категории преступлений, требуется проведение больших объемов оперативно-розыскных работ и проверочных мероприятий.

Хотя удельный вес хищений, совершаемых путем присвоения и растраты невелик в общей массе преступности в России, тем не менее, причиняемый ими социальный вред, материальный ущерб очень значителен. Данные преступления грубо нарушают отношения собственности, подрывают авторитет государственной власти, нарушают принцип социальной справедливости.

Следует сказать о том, что одной из тенденций развития присвоения и растраты является её активное проникновение не столько в отношения собственности, сколько в иные области экономической деятельности общества и государства, имеются множество примеров внедрения присвоения и растраты в кредитно-банковскую деятельность, социально-бюджетную сферу пенсионного и социального обеспечения, страхования, здравоохранения, образования, науки, культуры, искусства, бытового обслуживания населения, жилищно-коммунального и сельского хозяйства.

Текст статьи
  1. Абрамов Н.Д. Словарь русских синонимов исходных по смыслу выражений. – М.,1999.
  2. Годунов О.И. Присвоение и растрата как формы хищения: Уголовно-правовой анализ: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Иваново, 2005
  3. Ожегов О.И. Словарь русского языка / Под. ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1998.
  4. Ушаков Д.Н. Толковый словарь русского языка. М., 2004.
  5. Сборник Генеральной прокуратуры РФ «Состояние преступности в России за январь-декабрь 2019 г», http://crimestat.ru/analytics.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 апреля по 23 апреля
Осталось 6 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
27 апреля
Загрузка в eLibrary
27 апреля
Рассылка печатных экземпляров
05 мая