Ночные московские социокультурные практики
научный журнал «Актуальные исследования» #8 (35), февраль '21

Ночные московские социокультурные практики

В статье рассматриваются социокультурные практики молодежи в ночной Москве. Описаны плюсы и минусы освоения и реализации молодежью таких практик.

Аннотация статьи
девиантное поведение
ночной мегаполис
социокультурные практики
молодежь
Ключевые слова

Ночной мегаполис представляется одним из значимых социокультурных феноменов, оказывающих непосредственное влияние на граждан и сферу их развлечений. Ярким примером города, который никогда не спит и не окунается в темноту даже с наступлением ночи, является мегаполис Москва. Ночью в столице можно посетить множество различных социокультурных мероприятий как развлекательных, так и культурно-просветительных. Помимо очевидных ночных клубов, баров, концертных площадок, фестивалей, антикафе, кинотеатров, квестов, квизов и т.д., в Москве ежегодно проводятся общегородские ночные акции: «Ночь в музее», «Ночь искусств», «Библионочь», «Ночь театров» и «Ночь кино».

Социокультурные практики играют немаловажную роль в вопросах социализации, идентификации и в общем процессе включения индивида в молодежное сообщество и социокультурную среду мегаполиса. Слово «практика», в переводе с греческого означает «действенный». Социологическая интерпретация социокультурных практик соотносятся с концепциями социального действия, потому что действие и даже бездействие представляют собой первичные единицы социальной практики [1, с. 12-19]. Социокультурные практики есть способ самовыражения, самоутверждения, саморепрезентации и самореализации личности. Социокультурные практики – это процесс приобретения и воспроизводства социокультурного опыта на основе освоения и интериоризации культурных норм и ценностей.

Говоря о целевой аудитории ночных социокультурных мероприятий, нельзя не согласиться, что по большей части такие мероприятия посещает молодежь.  Сферу развлечений как область жизнедеятельности молодежи изучали такие исследователи как, например, Валерий Андреевич Луков. В своей работе “Теории молодежи: пути развития” Валерий Андреевич рассматривал данную тематику в контексте молодежных субкультур [7]. Также можно увидеть определенные связи социокультурных практик с самоопределением молодежи в работе Левичевой Валентины Федоровны «Социальное самоопределение молодежи» [6, с. 322-324].  Ключевые подходы к рассмотрению ночных компонентов культуры с точки зрения социальных практик отражены в работах П. Бурдье [2], Э. Гидденса [4], И. Гофмана [5], а также в теории социального действия М. Вебера [3, с. 602-624] и Т. Парсонса [8, с. 18-143], которые заложили основу для развития и социологической интерпретации категории социальной практики как совокупности социальных действий индивидов.

Несмотря на плюсы ночных социокультурных практик, некоторые их компоненты могут оказывать противоречивую и даже девиантную форму, связанную с пьянством, употреблением наркотиков, распространением случайных половых связей. Молодежь, отличающаяся, как известно, склонностью к эмоционально-чувственному восприятию окружающей действительности, периодически возникающими аффективными состояниями, нередко становится на путь отрицания моральных и юридических норм.

По мнению отечественных исследователей И. Н. Пятницкой и А. А. Шаталова молодежная субкультура может нести в себе черты девиантной группы, если ее участники проявляют агрессивность по отношению к обществу и вовлекаются в деструктивные практики [9, с.120]. В девиантных молодежных субкультурах на первый план среди групповых мотивов выходит агрессивное поведение, обусловленное конфликтными ценностными ориентациями и социальными установками с другими группами или обществом в целом.

Таким образом, культура ночной Москвы является комплексом взаимосвязанных элементов, способствующих расширению социокультурных практик человека, однако часть этих практик имеет асоциальный характер. Основные причины, которые объясняют вовлечение молодежи в девиантные формы поведения, связаны с рискогенностью среды, в которой протекает адаптация молодежи.

Текст статьи
  1. Бурдье П. Практический смысл / пер.с фр.: А.Т. Бикбов, К.Д.Вознесенская, С.Н. Зенкин, Н.А. Шматко; отв. ред. пер. и послесл. Н.А. Шматко. СПб., 2001. С. 12-19.
  2. Бурдье, П. (1994) Начала. Choses dites / пер. с фр. Н. А. Шматко. М. : Socio-Logos.
  3. Вебер, М. (1990) Основные социологические понятия / пер. с нем. М. И. Левиной // Избр. произведения. М. : Прогресс. С. 602-644.
  4. Гидденс, Э. (2003) Устроение общества: Очерк теории структурации. М. : Академический проект.
  5. Гофман, И. (2004) Анализ фреймов: Эссе об организации повседневного опыта / пер. с англ. Р. Е. Бумагина, Ю. А. Данилова, А. Д. Ковалева, О. А. Оберемко ; под ред. Г. С. Батыгина, Л. А. Козловой. М. : Институт социологии РАН ; ФОМ.
  6. Левичева, В. Ф. (2012) Социальное самоопределение молодежи // Знание. Понимание. Умение. №2. С. 322-324.
  7. Луков, Вал. А. (2012) Теории молодежи: Междисциплинарный анализ. М. : «Канон +»; РООИ» Реабилитация».
  8. Парсонс, Т. (2000) Структура социального действия // Парсонс Т. О структуре социального действия. М. : Академический проект. С. 18-143.
  9. Пятницкая И. Н., Шаталов А. И. Трудные дети - трудные взрослые. М.: Кнорус, 2011. 120 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 24 июля по 30 июля
Осталось 6 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
03 августа
Загрузка в eLibrary
03 августа
Рассылка печатных экземпляров
11 августа