научный журнал «Актуальные исследования» #8 (35), февраль '21

Инфляция современного уголовного закона Российской Федерации в связи с интенсификацией развития информационного общества

В условиях развития информационного общества Российской Федерации возникает объективная необходимость в расширении норм уголовного закона в сфере защиты информационного пространства и точного их для нужд правоприменительной практики. В работе на основе диалектических и специальных методов рассмотрены теоретические и практические проблемы правопонимания определения информационной инфраструктуры России и качестве выводов предложено авторское понятие данного феномена.

Аннотация статьи
информация
инфляция уголовного закона
информационная инфраструктура
информационные коммуникационные технологии
Ключевые слова

Одной из важных составляющей современного государства и его общественно-экономических секторов является содержащаяся информация у каждого из агентов информационной инфраструктуры различных сегментов.

Теоретический анализ современного развития законодательной базы, научных исследований и эволюции информационного общества показывает, что наряду с интенсивным внедрением информационных технологий во многие сферы жизнедеятельности российского государства, параллельно происходят негативные процессы, в части неправомерного воздействия на информационную составляющую общественных отношений. Возникает постоянная необходимость совершенствования уголовно-правовой охраны той или иной части информационного домена. В силу того, что информационные отношения непосредственно связаны с информационно-техническими и технологическими инструментами, обеспечивающими эффективную работу в сфере информации, технико-инженерные термины, так или иначе сопутствуют правовым конструктам, обеспечивающим защиту всего того, что именуется информационной инфраструктурой. Отсюда и возникают те затруднения и проблемы в единообразном толковании уголовно-правовых установлений, которые в ближайшем будущем будут приоритетными нормам защиты информационного общества. Необходимо учитывать и то, что с усилением уголовно-правовой защиты тех или иных объектов информационной инфраструктуры появляются новые риски неправомерного воздействия на такие объекты, следовательно, будет наблюдаться инфляция (расширение) действующего уголовного законодательства России. Данный тезис подкрепляется и теми многочисленными нормативно-правовыми документами, которыми регулируются и охраняются разнообразные объекты информационной инфраструктуры страны (например, Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Указ Президента РФ от 5 декабря 2016 г. № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации», Указ Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы», Федеральный проект «Информационная инфраструктура» утверждённый Правительственной комиссией по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности от 28 мая 2019 г. № 9 [паспорт информационной инфраструктуры] и др.). Нормативно-правовые акты, регулирующие информационную инфраструктуру Российской Федерации, тем не менее не дают точного понятия данного феномена. Более того, в той или иной части эти документы входят в конфликт с собственными и аналогичными установлениями, формулирующими искомое понятие. Иначе говоря, в действующем нормативно-правовом сегменте охраны информационной инфраструктуры теоретики отмечают терминологическую энтропию [5].  В связи со сказанным целью текущих и будущих исследований на основе диалектического метода познания, общенаучных, специальных и частнонаучные методов научных исследований, следует выработать единое понятия «информационная инфраструктура».

Анализ существующих законодательных и иных нормативных актов показывает, что официальная позиция законодателя определяет информационную инфраструктуру как совокупность объектов информатизации, информационных систем, сайтов в сети «Интернет» и сетей связи, расположенных на территории Российской Федерации, а также на территориях, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации или используемых на основании международных договоров Российской Федерации. Однако при изучении уголовно-правовых норм, выясняется, что понятие информационной инфраструктуры определяется намного шире и включат в себя: информацию, компьютерную информацию (ст. 272 УК), средств защиты компьютерной информации, компьютерные программы (ст. 273 УК), информационно-телекоммуникационные сети и оконечное оборудование, информационно-телекоммуникационные сети (ст. 274 УК).

Расширение охраны информационной инфраструктуры за счет включения в УК РФ новой нормы о защите критической информационной инфраструктуры России (ст. 2741 УК) добавило к приведенному списку ещё и средства хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, автоматизированные системы управления, сети электросвязи и один из видов информационной инфраструктуры Российской Федерации – критическую информационную инфраструктуру.

Подобное количество элементов, в составе информационного домена не только затрудняет построение на их основе дефиниции «информационная инфраструктура», но и требует расшифровки и юридического осмысления каждого из технических терминов, представляющих архитектуру анализируемого понятия. Последнее необходимо, в первую очередь, для правильной квалификации преступлений, посягающих на сферу компьютерной информации (гл. 28 УК), а также совершаемых с помощью и посредством компьютерно-аппаратных средств, цифровых технологий и информационно-технических коммуникационных систем.

При выше указанных обстоятельствах перед уголовно-правовой наукой стоит задача глубокого анализа и интерпретации рассматриваемых объектов и предметов, а также соответствующей формулировки понятий, входящих в информационно-инфраструктурную сферу.

Проведенное нами исследование понятия феномена «информационная инфраструктура» показало, что в данном направлении научного знания наблюдается полная сегрегация существующих подходов к изучаемой проблематики. Приводимые в отечественной науке определения «информационная инфраструктура» настолько разнообразны, что на данный момент времени выделить какую-либо правильную из них не представляется возможным. Например, Е. В. Иода предлагает рассматривать информационную инфраструктуру, как совокупность взаимосвязанных, взаимодополняющих информационных структур и систем (в распоряжении юридических лиц), информационных ресурсов, образующих конструкцию отбора данных, при которой из множества существующих представлений формируется информационный продукт, с помощью которого принимается правильное управленческое решение, независимо от неосведомленности конкретного пользователя в области информационной инфраструктуры [2, с. 27].

Приведенное Е. В. Иода определение не концентрирует в себе аппаратную архитектуру информационной инфраструктуры и не учитывает их роль в организации управления информационными процессами.

В то же время ряд исследователей совершенно справедливо отмечают, что современная инфляция информационной инфраструктуры требует перспективных взглядов и прогнозных оценок на архитектуру информационной инфраструктуры в связи с её многообразием, комплексностью и разграничением агентов (владельцев) управления, а также в силу синергетичности и мультиуровневости управленческих связей [4, с. 14; 6, с. 150].

Тем не менее обобщив существующие в теории определения «информационная инфраструктура мы можем вывести общее понятие данного феномена, под которым понимают систему организационных систем и подсистем (объединённых личностными факторами) обеспечивающих функционирование и развитие информационного пространства страны, а также средств информационного взаимодействия [1, с. 16–18; 3, с. 17-18; 7].

С учетом постоянной инфляции, общепринятых подходов и законодательно-теоретических определений информационной инфраструктуры мы можем сформулировать более полное понятие рассматриваемого здесь феномена, под которым предлагается понимать совокупность информации (компьютерной информации, средств защиты компьютерной информации, компьютерные программы, информационно-телекоммуникационные сети и оконечное оборудование, информационно-телекоммуникационные сети и средства хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации, автоматизированные системы управления, сети электросвязи во всех видах информационной инфраструктуры Российской Федерации, все те объекты информатизации, обеспечивающие доступ потребителей к информационным ресурсам и их аппаратным средствам (системам), обеспечивающим доступ граждан, хозяйствующих субъектов, органов государственной и муниципальной власти к распределенным ресурсам пространственных данных, а также распространению и обмену данными в общедоступной глобальной информационной сети в целях повышения эффективности  управления, производства и использования.

Текст статьи
  1. Гиляревский Р., Родионов И., Цветкова В. Развитие национальной информационной инфраструктуры в научно-технической сфере // Информационные ресурсы России. №5, 2011. С. 16–18.
  2. Иода Е. В. Формирование информационной инфраструктуры в контексте развития инновационной деятельности // Социально-экономические явления и процессы. № 5, 2010. С. 26 - 31.
  3. Кузнецова А. И. Инфраструктура: вопросы теории, методологии и прикладные аспекты современного инфраструктурного обустройства: геоэкономический подход. Изд. третье. URSS. 2013. 454 с.
  4. Лопатина Н. В. Информационная инфраструктура общества: современные проблемы функционирования и развития // Информационные ресурсы России. №2. 2014. С. 13-15.
  5. Черныш Н., Ровенчак О. Социокультурный подход в социогуманитарных науках: обмен смыслами // Социология: теория, методы, маркетинг, 2005. № 4. С. 92-103.
  6. Новичков В. Е. Понятие и содержание современной информационной инфраструктуры Российской Федерации: уголовно-правовой // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия История и право. 2018. Том 8, № 4(29). С. 145-150.
  7. Родионов И. Информационная инфраструктура современного общества // Информация и инновации. № 1, 2017. С. 145-150.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 16 октября по 22 октября
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
26 октября
Загрузка в eLibrary
26 октября
Рассылка печатных экземпляров
03 ноября