Проблемы установления контролирующего лица при несостоятельности (банкротстве)
научный журнал «Актуальные исследования» #8 (35), февраль '21

Проблемы установления контролирующего лица при несостоятельности (банкротстве)

Статья посвящена проблеме установления контролирующего лица. С момента появления в российском законодательстве института банкротства появилась, когда вслед за банкротством организации следует банкротство его контролирующего лица. Ключевым проблемным вопросом применительно к исследуемой сфере отношений остается вопрос о том, кто и на каком основании должен нести субсидиарную ответственность при недостаточности имущества должника, признанного банкротом.

Аннотация статьи
судебная практика
банкротство
Закон о банкротстве
контролирующее лицо
субсидиарная ответственность
Ключевые слова

Весьма актуальна в судебной практике проблема, номинальных руководителей, в ситуациях, когда на основании доверенности или принимавшие решения, при этом не имевшего соответствующих полномочий, не теряет статус контролирующего лица.

Таким образом, номинальный директор или участник несут полную ответственность за действия, которые могут повлечь привлечение к субсидиарной ответственности.

Примером может послужить судебное дело № А60-57148/2015, в котором конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности в связи с неподачей заявления в суд, лицо участвующее в деле поясняло, что не оказывалось влияния на принятия ключевых решений, которые принимал коммерческий директор (его сын), в том числе указаний не давало.

В ходе разбирательств, привлекая к субсидиарной ответственности, суды пришли к выводу, о том, что не мог не знать о сделках и действиях повлекшее ухудшение положения [1].

Следующим примером является дело № А40-83711/2018 конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности в связи с не передачей бухгалтерской документации. Лицо участвующее в деле, утверждало что являлся номинальным руководителем, так в соответствии с записью в трудовой книжке уволен.

Суд первой инстанции отклонил довод ответчика и удовлетворил заявление конкурсного управляющего, поскольку в деле имелись доказательства, что он действовал от имени должника, нарушил процедуру собственного увольнения и являлся контролирующим лицом [2].

В соответствии с пунктом 9 ст. 61.11 Закона о банкротстве установлены условия уменьшения или освобождения от ответственности:

1)      лицо докажет, что оно фактически не оказывало определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществляло функции органа управления номинально).

2)      благодаря предоставленным этим лицом сведениям установлено фактически контролировавшее должника лицо, в том числе отвечающее условиям, указанным в подпунктах 2 и 3 пункта 4 статьи 61.10 настоящего Федерального закона, и (или) обнаружено скрывавшееся последним имущество должника и (или) контролирующего должника лица.

Пунктом 6 Постановления № 53 определено, что размер субсидиарной ответственности номинального руководителя может быть уменьшен, если благодаря раскрытой им информации, недоступной независимым участникам оборота, были установлены фактический руководитель и (или) имущество должника либо фактического руководителя, скрывавшееся ими, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов.

Указанные разъяснения подтверждают возможность снижения ответственности, по двум статьям 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве.

Таким образом, возможно снизить или исключить размер субсидиарной ответственности если суду будут раскрыты сведения в совокупности с доказательствами. Подобная возможность не всегда позволит исключить ответственность, ярким примером является дело № А40-110642/2015 вследствие предоставления фамилии лиц, являвшихся, по мнению ответчика, фактическими руководителями должника, без представления более подробной информации о них, их имуществе, имуществе должника и сведений о характере документов, которые подписывались ответчиком.

В рамках дела №А76-23547/2013 Арбитражный суд Уральского округа решил, что нельзя полностью освободить номинального директора от субсидиарной ответственности, даже если он помог найти бенефициара.

Первая и апелляционная инстанции в рассматриваемом споре, опираясь на факты из уголовного дела, в которых отражено о том, что, номинальный директор не знал о мошеннических действиях, а только выполнял указания фактического руководителя. Также суды приняли во внимание, что он помог раскрыть виновное лицо и предоставить недоступную ранее информацию.

Согласно позиции суда, изложенной в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 26.07.2018 «делая вывод о том, что сам по себе факт раскрытия номинальным руководителем должника К.Н.М. информации о виновном лице, недоступной независимым участникам оборота, является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в привлечении К.Н.М. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, суды не учли, что статьи 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункт 6 постановления Пленума № 53 не предусматривают возможность освобождения номинального руководителя от субсидиарной ответственности в полном объеме, а, наоборот, в пункте 6 постановления Пленума № 53 разъяснено, что номинальный руководитель не утрачивает статус контролирующего лица, поскольку номинальный характер руководства не означает потерю возможности оказания влияния на должника и не освобождает номинального руководителя от осуществления обязанностей по выбору представителя и контролю за его действиями (бездействием), по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом, а номинальный и фактический руководители несут субсидиарную ответственность солидарно».

После направления дела на новое рассмотрение Определением Арбитражного суда Челябинской области от 09.01.2019 суд учел позицию кассационной инстанции и привлек К. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Таким образом, не всегда указание на бенефициаров, позволяет исключить ответственность номинального руководителя.

В это ситуации привлечения к субсидиарной ответственности номинальных руководителей может выступить определенным стимулом для руководителей осуществлять управленческую деятельность в рамках законодательства Российской Федерации, сподвигнет их добросовестно и разумно исполнять свои фидуциарные обязанности в интересах юридического лица.

Текст статьи
  1. Определение ВС РФ от 19.11.2019 № 309-ЭС19-20500 // СПС КонсультантПлюс.
  2. Определение ВС РФ от 27.11.2019 № 305-ЭС19-21395 // СПС КонсультантПлюс.
  3. Определение ВС РФ от 22.04.2015 № 307-ЭС15-2587 Определение ВС РФ от 27.11.2019 № 305-ЭС19-21395 // СПС КонсультантПлюс.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 апреля по 23 апреля
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
27 апреля
Загрузка в eLibrary
27 апреля
Рассылка печатных экземпляров
05 мая