научный журнал «Актуальные исследования» #36 (63), сентябрь '21

Социокультурные факторы, влияющие на изучение русского языка: тематическое исследование китайского поколения Z на примере студентов физкультурных специальностей

В статье исследуются социокультурные факторы, которые способствуют развитию определенных психологических характеристик у китайских студентов физкультурных специальностей (относящихся к поколению Z) и планирующих поступление в аспирантуру в ВУЗы России. Выявленные социокультурные факторы оказывают негативное влияние на изучение студентами русского языка как иностранного (РКИ), что приводит к снижению мотивации обучения, плохой успеваемости по предмету РКИ и сложности достижения студентами «самоактуализации».

Аннотация статьи
физическое воспитание
поколение Z
РКИ
социокультурные факторы
психологические характеристики
мотивация к обучению
Ключевые слова

Введение

Поколение Z – это обобщенный термин для всех людей, родившихся в период с 1997 по 2012 год [17], это уникальное образование, которое считается «частью нового поколения» [11] как западными (американскими и русскими), так и восточными (китайскими) учеными из-за глобализации, быстрого развития информационных технологий, культурного разнообразия и других факторов, катализирующих межконтинентальный и межкультурный диалог.

Несмотря на то, что «новое поколение» во всем мире имеет некоторые сходства, существуют значительные различия в психологических характеристиках между представителями западного (американского и русского) и восточного (китайского) поколения Z, вызванными социокультурными факторами. Таким образом, исследование, описанное в этой статье, выявит социокультурные факторы и психологические особенности, которые отличают китайское поколение Z от его западной когорты.

Причина сравнения взглядов американских, российских и китайских исследователей на поколение Z в исследовании лежит в трех плоскостях: первая – это глубина и количество проведенных исследований (американские ученые ввели понятие «поколение Z» и провели большее количество исследований в этой сфере. Более того, «праотцы» архетипа поколения Z, Уильям Штраус и Нил Хоу, являются американцами); вторая – это преемственность исследования (точка зрения российских ученых основана на теории поколений Штрауса – Хоу и адаптирована с учетом российских социально-политических факторов) и цель исследования (исследование посвящено изучению русского языка китайскими студентами института физической культуры, относящихся к поколению Z, поэтому освещение русского восприятия поколения Z призвано «дополнить картину исследования»); третья- социокультурная идентичность фокус-группы (социокультурная идентичность респондентов – китайская) и достоверность исследуемых материалов (исследуемые материалы представлены в оригинале на русском, английском и китайском языке).

Значение и цель исследования

Значение исследования определяется его целями: во-первых, выявить восточный и западный взгляд на «новое поколение»; во-вторых, выявить факторы, которые отличают китайское поколение Z от его западной когорты; в-третьих, выявить основные характеристики китайского поколения Z в целом; в-четвертых, изучить общие социокультурные и психологические характеристики китайских студентов поколения Z, специализирующихся в области физического воспитания и спорта и намеревающихся продолжить обучение в аспирантуре в России по тем же или аналогичным специальностям, а также эффективность обучения РКИ и снижение учебной мотивации, вызванное определенными социокультурными факторами.

Анализ литературы

Наблюдается заметное снижение успеваемости (включая отсутствие мотивации в изучении иностранного языка) у китайских студентов поколения Z (Z 世代), что стало одной из самых обсуждаемых тем в ряде недавних исследований, проведенных китайскими учеными (например, см. Би Я Фэй и Лю Цань (毕亚斐 и 刘灿), 2012; У Ю Гун Ву и Хуан Шоу Янь (伍 玉 功 и黄 首 燕), 2013; Го Чжи Фэн (郭志峰), 2013; Чжэн Жунь Лян (郑润良), 2019 и т.д.).

Интересно то, что не только китайское поколение Z было исследовано в течение последних нескольких лет, но, фактически, поколение Z разных стран привлекло внимание всего мира из-за беспрецедентных социально-демографических, социокультурных, экономических и политических факторов, которые сформировали «почти всех людей всех людей примерно одного возраста в одном и том же обществе...» [9]. Следует отметить, что архетипы поколений были впервые описаны Нилом Хоу и Уильямом Штраусом в книге «Поколения» (1991), в которой они определили повторяющийся цикл поколений в американской и мировой истории. Они считали, что поколение Z (относящееся к категории архетипа «Художник») было частично сформировано неолиберализмом, культурными войнами, «техническим пузырем», событиями 11 сентября 2001г. и рассматривалось как «конформистское, экспериментальное, заботливое, непредубежденное, сентиментальное, сложное и нерешительное» [20]. Таким образом, американские ученые считают это поколение ориентировано на успех, хорошо образовано, ориентированно на финансовое благополучие, эгоистично, склонно к сексуальному и культурному разнообразию, а также людьми новаторскими и решительными. Например, Дэвид Нильсен выразил общее мнение о поколении Z, называя его «цифровыми аборигенами» [12] или «настоящими цифровыми аборигенами» [15], как описали его же Трейси Фрэнсис и Фернанда Хефель, партнеры консалтинговой компании McKinsey Global, подчеркивая цифровое превосходство поколения Z. Команда исследователей Pew Research подчеркивает, что это поколение «зависимо от технологий» и «антисоциально» [27] до такой степени, что когда-то назвала его «самым одиноким поколением» [6], указывая на то, что представители поколения Z с большей вероятностью будут использовать социальные сети для социального взаимодействия, нежели личный контакт. Представители «нового поколения» считаются политически прогрессивными и обладают «духом соперничества» [6], их также считают быстро обучающимися и «чрезмерно сосредоточенными на том, чтобы быть лучшими в своей группе и заработать признание за свои достижения» [6].

Адаптацию теории поколений для России в 2003-2004 гг. проводила команда, координатора проекта Rugenerations психолингвиста Евгении Шамис и психолога Алексея Антипова. Эпоха доступности информации, гаджетов, Wi-Fi, геймификации и двух российских экономических кризисов 1997–1998 и 2007–2008 годов [2] считаются основными социально-формирующими факторами, влияющими на натуру поколения. Поэтому для описания поколения Z российские ученые используют те же термины, что и их зарубежные коллеги: «Альфа» (не путать с американским пониманием поколения «Альфа», которое «относится к группе людей, родившихся между 2010 и 2025 годами. Это поколение после поколения Z» [7]), «Цифровой человек», «Домоседы» и т.д. Они также рассматривают представителей этого поколения как «быстрых в изучении и обработке информации..., могут мгновенно переключаться с одного вида деятельности на другой, а также действовать в многозадачной среде» [1].

Подводя итог западным взглядам на поколение Z, следует сказать, что в исследовании OC&C «Поколение без границ: охват поколения Z» (которое является самым обширным географическим исследованием потребителей поколения Z на сегодняшний день, собрано 12 миллионов элементов данных от 15 500 респондентов из 9 стран по всему миру) показывает, что поколение Z во всем мире «более осторожно и прагматично» [26], поскольку «они с меньшей вероятностью будут курить, пить или принимать наркотики, к тому же уровень подростковой беременности у них снижен. Некоторые исследования показывают, что они особенно осторожны с деньгами. В совокупности эти особенности поколения Z позволяют назвать его «разумным поколением» [26].

Изучение предыдущих исследований и материалов, представленных на трех языках (английском, русском и китайском), позволяют предположить, что влияние глобализации сильно повлияло на процесс унификации поколения Z во всем мире, включая китайское поколение Z, родившееся и жившее в период экономического роста Китая, который, по словам американского специалиста по торговле и финансам Азии, Уэйна М. Моррисона, считается «новой моделью роста, которая в меньшей мере полагается на инвестиции в основной капитал и экспорт, а в большей мере на частное потребление, частные услуги и инновации» [25]. А «цифровые аборигены» широко известны своей способностью к потреблению (несколько деловых периодических изданий считают, что к 2020 году они «составят 40% мировых потребителей» [13, 23] и инновационность. Это, безусловно, способствовало тому, что китайское поколение Z имеет широкий спектр социальных и финансовых возможностей, таких как финансовая стабильность семьи, различные программы межкультурного обмена, возможность учиться за границей и т. д.

Социокультурные факторы, являющиеся «крупномасштабными силами в культурах и обществах, которые влияют на мысли, чувства и поведение» [28] китайцев, можно разделить на следующие категории: 1-е – ослабление или нарушение модели уклада традиционной китайской семейной жизни «мужчина заботится о внешних делах, женщина заботится о внутренних делах» (男 主 外 、 女主内), которая способствовала предоставлению большей свободы женщинам и сместила акцент с фигуры мужчины на неполное гендерно-социального равенство; 2-й – ослабление родственных связей. Тех, кто родился в 90-е годы, китайское общество называет «поколением без корней» (无根一代) [40], потому что для них характерна социальная и психологическая дистанция (距离); ориентация на выгоду (利益) (представители поколения признают, что «уделяют больше внимания своей выгоде, чем привязанности к семье»[40]); наличие экономического и психологического давления (压力), которое ведет к дистанцированию от членов семьи; неоднородность понимания «трех взглядов на жизнь» (三观) [41] (которые представляют собой взгляд на жизнь(人生观), ценности (价值观) и мир (世界观) с членами своей семьи. Несомненно, глобализация, «модернизация, индустриализация, маркетизация и урбанизация» [32] страны повлияла на отношения между поколениями в семье и отношению к традиционным китайским ценностям, что повлекло за собой изменение поведенческих норм и семейного уклада жизни. Большое число китайцев от 30 до 90 лет считают такие изменения негативными, говоря: «В наши дни кровь не гуще воды, а теплота – это просто семейный ярлык, который приклеивают на себя сами люди» [40]. Это стало общепринятым мнением китайских пользователей сети; 3-й –«гипер-воспитание». Китайское поколение Z – это второе поколение «политики одного ребенка» (独生子女政策), воспитанное менее традиционным поколением Y (Y一代) (первое поколение «политики одного ребенка»). Китайские родители, как правило, чрезмерно защищают, контролируют и склонны видеть свое потомство как «инвестицию в будущее», но при этом снисходительны к безответственности и недостатку самоконтроля у собственного отпрыска. Такого рода воспитание (также называемое «гипер-воспитание» [32]) оказывает существенное влияние на ослабление семейных уз и традиционных ценностей. Исходя из этого, поколение Z страны можно назвать «гипердетьми», поколением, которое «никогда не знало беспокойства …» [14], что приводит к неспособности быть самостоятельными и независимыми, поскольку «от них всегда ожидают совершенства» [14]; 4-й – концепция неадекватного потребления представителями поколения Z как тех, кто «потребляет раньше времени, увлекается покупками в Интернете и инвестирует в управление финансами» [42]. Их называют «клан лунного света» (月光族) или попросту «транжиры», это группа людей, чей ежемесячный доход истрачивается до начала следующего месяца. В то же время он также используется для описания тех, чей месячный доход очень низок и может покрыть только малую часть расходов за месяц [44].

Результаты опроса достаточно большого количества представителей поколения Z в Китае об их потребительских привычках показывают, что респонденты признавались, что тратили деньги в тот же момент, как только их получали («Я получил зарплату одну секунду, а в следующую секунду уже ее потратил» [34, с. 1]). В отличие от предшественников, они также поддерживают использование кредитных средств и "ипотечный" способ потребления (按揭的消费方式) [44]. Китайские исследователи предполагают, что «новое поколение» «хотя и может зарабатывать достаточно мало, но хочет жить шикарной жизнью» [42], что культивировалось «гипер-воспитанием» и экономическим ростом Китая. Это заложило основу для обобщенного видения представителей поколения Z китайскими мужчинами и женщинами от 30 до 50 лет. Китайские пользователи сети провели единое и унифицированное исследование мнений китайского общества о «восходящей волне» (后浪) [51], которое было размещено в разделе форума Baidu.com (百度知道) в 2017 году. Согласно которому, китайское поколение Z умно (их «средний IQ превосходит предыдущие поколения, сильное любопытство и способность принимать новое» [39]); умелое и имеющее сильное чувство конкуренции (竞争意识强烈) [39]; имеющее четкое представление об общих китайских социальных ценностях и имеющее более прагматичные ценности (比较了解中国社会的主流思想和价值观,且价值观更加现实 [39]); понимающее концепцию рыночного потребления; часто имеющее странные хобби и предпочитающее работу в Интернете (网络时代的广阔事业) [39].

Анализ общих характеристик западных и восточных представителей поколения Z показывает, что «социальные факторы приводят к культурной конвергенции, то есть к увеличению сходства во всем мире» [8], поэтому неудивительно (поскольку поколение Z составляет 30% мирового населения [26]), что китайское поколение Z имеет характеристики, аналогичные тем, что присущи их западной когорте, например, обладают технической компетенцией или имеют «высокую цифровую грамотность» [18]), «умелые потребители», культурно и социально осведомленные, имеющие «острое чувство одиночества»(孤独感强) [37, с.193], смышленые и новаторские. Таким образом, можно сделать вывод, что американское, российское и китайское поколение Z имеет общие межконтинентальные характеристики, которые в основном были вызваны глобализацией и вестернизацией Азии.

Однако уникальные социокультурные факторы, с которыми столкнулось китайское общество (они упомянуты выше), существенно повлияли на психологические характеристики китайского поколения Z, которые отличны от характеристик западного поколения Z. Согласно взглядам, также представленным в унифицированном мнении, упомянутом ранее, китайское «молодое поколение» (年轻代) имеет следующие психологические черты: уверенность в себе, но «хрупкость», чувствительность и эгоизм (自信又脆弱,敏感而自私 [39]); индивидуализм, а не коллективизм; эгоцентричность; будучи расслабленным в значительной степени и относительно поверхностным (内心有时较为空虚 [39]). По сравнению с западным «новым поколением» весьма примечательно, что некоторые из этих черт полярны тем, что были введены Нилом Хоу и Уильямом Штраусом или другими западными учеными. Например, хрупкость (западное поколение Z закалено мультикультурным разнообразием, проблемами иммиграции и т.д.), расслабленность (недавнее американское статистическое исследование показало, что «70% подростков любого пола, расы и уровня семейного дохода говорят, что беспокойство и депрессия - серьезная проблема среди их сверстников» [5]), эгоистичность (противопоставляется «сильному желанию выделиться и чувствовать себя уникальным» [27], как говорят о себе респонденты исследования OC&C). Это приводит к следующему выводу: представители китайского поколения Z более психологически уязвимы и нестабильны, чрезмерно опекаемы членами семьи, эгоцентричны и эгоистичны, чем их западная когорта.

Предположительно, такие факторы, как уязвимое психологическое состояние, влияние глобальной сети, эгоцентризм, ослабление родственных связей и т.д. стали одной из причин, по которой китайское общество называет это поколение «новым поколением» (新人类) [50, с. 75] или «новыми людьми» (新新人类) [46, с. 38], поскольку их образ жизни, социальное поведение, общие и традиционные ценности, менталитет и психологическое состояние резко отличаются от того, что демонстрировали их предшественники.

Несомненно, образ жизни «нового человека» повлиял на психологические факторы поколения Z, которые относятся к «работе разума или психики: мотивация, обучение и социализация, взгляды и убеждения» [22]), особенно их стиль и эффективность обучения.

Возрастной диапазон студентов университетов, желающих получить степень бакалавра в Китае, варьируется от 20 до 25 лет, что является решающим периодом для представителей поколения Z, потому что те дети, которые привыкли к чрезмерной защите и контролю со стороны родителей и родственников, называются пользователями китайской сети Интернет «поколением хрустальных сердец» (玻璃心世代) из-за их неспособности принимать какую-либо критику, дихотомического мышления, игнорирования положительных моментов, обвинения и навешивания ярлыков на других и т.п., проявляют сложности в адаптации к полунезависимой среде проживания и обучения на территории университетского кампуса. Как показывают данные исследования Луо Дао Цюань (罗道全), китайского ученого из Пекинского института нефтехимических технологий, 84% студентов университетов считают, что их настроение сильно влияет на их эффективность обучения [43, с. 245], но они не принимают никаких мер для улучшения ситуация.

Как следствие, неспособность быстро адаптироваться к меняющимся условиям (китайские ученые считают «отсутствие методов общения и плохую способность к самообслуживанию» (缺乏交际方法,自理能力差)) [37, с. 193] в значительной степени способствовали этому) вызвало высокий уровень беспокойства в «поколении без корней». Недавнее исследование представителя Китайского центра молодежных исследований Ху Сянь Чжун (胡献忠) показывает, что 60,7% студентов университетов были «немного встревожены» в течение первого месяца зачисления, а 10,6% – «очень встревожены» [38, с. 66]. Высокая встревоженность в особенности наблюдается у студентов, изучающих физическое воспитание и связанные с ним специальности, учитывая, что система образования Китая делает упор на физическую составляющую, а не на теоретическую и аналитическую учебную деятельность, поэтому сама учебная деятельность во время этих занятий могут вызвать повышение уровня тревожности у студентов. Следовательно, «поколение хрустальных сердец», которое привыкло к физическим, а не умственным нагрузкам и намеревается учиться в аспирантуре (обычно это теоретические исследовательские программы) в российских университетах, должно столкнуться с тем, что занятия русского языка проходят 5 дней в неделю.

Объекты и методы исследования

Настоящее исследование представляет собой тематическое исследование 9 участников (88,9% из них мужского пола и 10,1% женского пола), китайских студентов поколения Z, специализирующихся в области физического воспитания и готовящихся к поступлению в аспирантуру в университетах, связанных с физической культурой и спортом в России и проходящих годичные курсы РКИ.

В качестве базовой программы РКИ, Институт физической культуры Университета Чжэнчжоу предлагает студентам годичный подготовительный курс базового русского языка (разделенный на два вида: 1-й – грамматика и письмо, которые преподает китайский преподаватель; 2-й – чтение и устная речь, преподаваемый русским преподавателем) и базовый специализированный курс (цель которого – предоставить информацию об основных курсах физического воспитания, терминологии, требованиях и т.п., преподаваемый представителем учебного заведения в России, в которое планируют поступать студенты). Студенты посещали занятия, продолжительностью 2-2,5 часа (1,5 академических периода) в день, китайского лектора каждое утро четыре раза в неделю со вторника по пятницу; занятия с русским преподавателем проводились каждый день после обеда четыре раза в неделю со среды по субботу и продолжались 3 часа (2 академических периода) в день. Китайские студенты также прошли базовый специализированный курс продолжительностью 3 часа каждый вторник во второй половине дня в течение весеннего семестра. Учебные материалы, используемые в смешанном обучении, можно сгруппировать в соответствии с целями обучения, например, материалы уровня A1 для осеннего семестра и материалы уровня A2-B1 для весеннего семестра.

Данные были собраны посредством систематического аудиторного наблюдения и полуструктурированных собеседований, подготовленных и проведенных Анастасией Воронцовой, преподавателем РКИ в Институте физической культуры Университета Чженчжоу.

В настоящем исследовании использовался кросс-кейс-анализ, который считается вторым уровнем анализа, связанным с подходом тематического исследования (case-study). В нем кросс-кейс-анализ относится к анализу и выводам, которые связывают исследованные конкретные случаи с теми, которые были обнаружены в других исследованиях. В частности, он включал в себя анализ учебной мотивации китайцев поколения Z, способностей, отношения к учебе, учебных привычек и самооценки путем изучения результатов итоговых экзаменов и регулярной учебной деятельности, результатов собеседований и понимания факторов, влияющих на ситуацию. Другими словами, основой для анализа тематического исследования является понимание и интерпретация собранных данных.

Результаты и их обсуждение

Аудиторные наблюдения, проведенные в течение двух академических семестров (осенний и весенний семестр 2020-2021 учебного года), показали, что китайские студенты поколения Z, специализирующиеся на физкультуре и спорте, проявили значительный интерес к изучению русского языка в течение первого академического семестра (осенний семестр: с октября по январь), например, около 88,9% участников регулярно выполняли домашние задания и задания в классе; на каждом занятии присутствовало около 88,9% студентов, которые проявили интерес к содержанию занятий. Очевидно, что студенты были мотивированы на изучение РКИ, поскольку они были ориентированы на успех в получении знаний и привыкли полагаться на знания, приобретенные на занятиях РКИ, при минимальной помощи мобильных словарей и переводчиков. Результаты показали, что причина интенсивного изучения РКИ определялась целью изучения иностранного языка, которая заключалась в изучении основ языка для интеграции в русскоязычную среду, как можно заключить из обобщенного ответа на вопрос собеседования о мотивации. Члены группы сообщили: «Я решил(а) выучить основы как можно быстрее, чтобы я мог(ла) выполнять простые задания или понимать простые предложения на русском языке». Кроме того, аудиторные наблюдения показали, что 88,9% студентов имели относительно высокий уровень мотивации к изучению РКИ.

Однако при посещении занятий как китайского, так и русского преподавателя во второй половине года (весенний семестр: с марта по июнь) у студентов наблюдалось значительное снижение мотивации к изучению РКИ, что проявилось в снижении посещаемости (каждое занятие отсутствовало от 22,2% до 33,3% учащихся), нежелание выполнять задания (от 44,4% до 55,6% респондентов копировали ответы одноклассников, отказывались выполнять задание устно, находили оправдания, чтобы «выиграть время» и надеялись, что преподаватель не спросит их повторно. Респонденты использовали следующие оправдания: «Я еще не закончил, мне нужно больше времени»; «Мой научный руководитель попросил меня проделать большую исследовательскую работу вчера, поэтому сегодня я пришел просто послушать, а не делать задания»; «Мне сделали прививку некоторое время назад, и я до сих пор чувствую себя странно»; «Мне нужно немного отдохнуть»; «Пусть сначала ответят другие, я посмотрю, смогу ли я что-нибудь придумать» и т.д. Было выявлено, что фокус-группа проявила отсутствие интереса к содержанию обучения (44,4% студентов проводили большее количество времени в телефоне и не обращали внимания на то, что происходит вокруг них). Следует отметить, что 66,7% студентов приобрели электронные карманные переводчики, а 22,2% респондентов загрузили многоязычное программное обеспечение для письменного и устного перевода и полностью полагались на цифровой перевод речи лектора и письменных материалов, не прилагая никаких усилий по самостоятельному выполнению заданий. Результаты аудиторных наблюдений показали, что только 10,1% студентов поколения Z (единственная студентка). которые не использовали какое-либо программное обеспечение или электронные устройства (кроме мобильного словаря) во время посещения курсов РКИ.

Мотивация к обучению формируется из шести факторов: отношением к обучению, учебными привычками, вниманием, Я-концепцией, способностями и мотивацией [29, с.134]. Так как в обучении РКИ, все факторы одинаково важны, поэтому было бы уместно исследовать их все.

1. Отношение к обучению и учебные привычки

Эти факторы взаимосвязаны, поэтому их следует рассматривать вместе. Общеизвестно, что китайские студенты, специализирующиеся на физкультуре и спорте, не проявляют интереса к академическим предметам. Это мнение подтверждается рядом исследователей изучающих большое количество представителей поколения Z (изучающих специальности, связанные с физкультурой и спортом) с первого по старшие курсы, для определения уровня у них интереса к теоретическим и специализированным курсам (также называемым «техническими курсами» или «технологические курсами»). Например, Гу Янь (贾 燕), чье исследование на соискание степени магистра было нацелено на учащихся средних школ и институтов физкультуры, пришла к выводу, что даже до поступления в университет эти студенты демонстрируют отсутствие культурных качеств (в сфере науки, культуры, искусства и т.д.) (文化素质) [36, с. 23], таким образом, они испытывают гораздо большее академическое давление, чем студенты других специальностей, и демонстрируют отсутствие мотивации к обучению по отношению ко всем предметам, помимо физкультуры. Данные исследования Гу Янь раскрывают количество студентов физкультурных специальностей, не заинтересованных в обучении, например во время посещения теоретических курсов 21% студентов показали снижение интереса к обучению, в то время как 15% признали, что вели себя ненадлежащим образом во время занятий и считают, что их оценки достаточно низкие [36, с. 18]. Что касается специализированных курсов, результаты показали, что 18% основных студентов физкультуры не интересовались ими, а 13% респондентов вели себя ненадлежащим образом во время занятий [36, с. 18], тем самым мешая преподавателю проводить занятие.

Отсюда следует, что у студентов образовательные привычки сформировались еще до поступления в университет, и им не удалось изменить их из-за отсутствия ответственности, безразличия к учебе и относительной свободы в годы учебы в университете. Считается, что из-за этих особенностей студенты спортивных специальностей, изучающие предметы, отличные от физкультуры, проходят круг «не хочу учиться – получаю плохие оценки – не хочу учиться» [36, с. 23], который определяет отношение студентов к предметам, не связанным с физкультурой, а также влияющий на определенные поведенческие намерения эгоцентричного и ориентированного на успех поколения с «хрустальным сердцем».

2. Внимание

Результаты исследования показывают, что 88,9% студентов уделяли достаточно внимания РКИ в течение осеннего семестра, однако этот процент снизился с 88,9% до 33,3% в весеннем семестре. Скорее всего, это связано со следующими факторами: 1-е – усиление академического давления (55,6% студентов были сосредоточены на написании дипломных работ и сдаче выпускных экзаменов); 2-й – смещение акцента с приобретения знаний, чтобы иметь возможность интегрироваться в русскоязычную среду (что было целью студентов в осеннем семестре), на специализированные знания (знания, связанные с физкультурой и спортом), необходимые для вступительных экзаменов в российские университеты (результаты интервью показывают, что в весеннем семестре студенты считали занятия грамматикой и разговорной речью второстепенными и менее полезными, чем специализированный курс, преподаваемый представителем ВУЗа в России. Студенты также готовились к вступительным экзаменам и практиковались в чтении и письме, пересказывали такие темы, как «Моя семья и я», «Мой родной город», «Мои академические успехи», «Почему я решил учиться в России» и т.д. необходимые для поступления в российское учебное заведение); 3-й – изменение цели изучения РКИ (55,6% участников фокус-группы признали, что «меня не особо беспокоит моя плохая успеваемость по русскому, мне просто нужно сдать вступительные экзамены в Российский университет физкультуры и все»); 4-е место – покупка электронных карманных переводчиков, которые использовались не для помощи понимания русской речи на занятиях (как это было во время осеннего семестра), а для полноправной замены студента на занятиях, поэтому 88,9% китайских студентов поколения Z полностью полагались на услуги устройства при аудировании, письме и выполнении всех видов упражнений, назначенных преподавателем. Откровенно говоря, зависимость от сотовых телефонов «технологически зависимого» «молодого поколения», которая определяется Я-концепцией учащихся и их учебными привычками, стала краеугольным камнем китайского образования. Исследование Чжэцзянского научно-технического университета, изучавшего использование телефонов на занятиях и его влиянии на эффективность обучения показало, что 33,98% студентов проводят от 25% до 50% всего учебного времени в мобильных телефонах; 16,59% учащихся проводят от 50% до 75% аудиторного времени в социальных сетях, а 7,94% учащихся проводят более 75% всего учебного времени в мобильных телефонах [47, с. 535]. Среди них только 39,68% студентов использовали мобильные телефоны для поиска информации, связанной с содержанием занятия. Результаты исследований показывают, что студенты всех специальностей по всей стране быстро утомляются при изучении академических предметов, поэтому они, как правило, отвлекаются от них с помощью мобильных телефонов или других электронных устройств, не говоря о склонности к смене занятий и постоянной физической активности у студентов физкультурных специальностей.

3. Я-концепция

Подверженная влиянию социокультурных факторов упомянутых выше, и являющаяся основным фактором внутренней мотивации, Я-концепция (которая является «нашим самоописанием в соответствии с различными категориями, такими как наши внешние и внутренние качества» [22]) существенно влияет на мотивацию обучения. Основанное на интервью, исследование Сун Кай Рен (孙开仁) «Личная независимость поведения «нового человека», знакомит читателей с восприятием китайским поколением Z самого себя как общности посредством записанных ответов большого количества представителей этого поколения. Анализ сценария интервью показал, что самооценка китайского поколения Z состоит из пяти основных характеристик: 1-я – это чувство уникальности и отсутствие самокритики («мы очень рано начали гоняться за звездами, развлечениями и онлайн-жизнью, это имеет свои недостатки, но нам все равно, ведь мы молоды ... мы никогда не признаем поражения, потому что у нас «юное сердце»(青春的心)...[46, с.38]); 2-е бунтарство и социальная девиация («нам нравится нон-мейнстрим….Сегодняшнее общество действительно реалистично, и повсюду есть люди, ориентированные на прибыль (利欲熏心的人) … [46, с. 39]; «Чтобы покупать товары категории нон-мейнстрим, некоторые студенты предпочитают пропускать приемы пищи и экономить, чтобы их купить; некоторые из них бросили учебу в погоне за нон-мейнстрим модой, и боялись, что другие скажут, что они слишком старомодны, чтобы идти в ногу с трендом[46, с.39]); 3-й – смелость и желание выделиться («мы группа «острых куриных крылышек»(香辣鸡翅), достаточно ароматных, достаточно острых, абсолютно вкусных! Мы сборище непослушных сумасшедших! Нам нравится укладывать волосы как ежик, совать руки в карманы брюк, свистеть и не разговаривать с мальчиками, говорить в Интернете о боевых искусствах и тому подобном. Не забывайте! Мы носим супер привлекательные и супер классные футболки и большие джинсы»[46, с.38]); 4-й – перепады настроения и эмоциональная нестабильность («у нас нет опыта и мы достаточно неспокойны в трудные времена»[46, с.38]; «иногда мы упрямы, иногда разумны; иногда мы смеемся, иногда плачем, иногда мы счастливы, иногда вздыхаем...» [46, с.38]); 5-е – желание общественного признания («Я очень обычная девушка, не имею красивого лица и большого ума, но это не делает меня менее уверенной в себе. У меня нет навыков письма, но я не упускаю возможности написать несколько слов, хотя мой уровень равен только уровню выпускников начальной школы... [46, с.38]).

Очевидно, что такие характеристики, как чувство уникальности и отсутствие самокритики, перепады настроения и эмоциональная нестабильность, бунтарство и социальная девиантность, затрудняют учебный процесс в целом и вызывают снижение усвоения РКИ в частности, так как студенты игнорируют критику и выражают положительную реакцию только на похвалу и поощрение, даже если они понимают, что это не заслужено. Таким образом, для повышения мотивации к обучению и во избежание ущемления чувства собственной важности и самооценки студентов, был разработан обобщенный подход к обучению представителей поколения Z в высших учебных заведениях, названный «只能说服不能压服» (можно только убеждать, а не заставлять).

Аудиторные наблюдения показали, что, ожидая мягкого, снисходительного и понимающего отношения со стороны преподавателей, реакция респондентов на критику русского преподавателя, исправление ошибок или советы по учебе можно разделить на четыре основные категории: 1-я – перекладывание ответственности (44,4% отметили: «Я просто нервничал, вот и ошибся»); 2-й – целенаправленное пренебрежение фактами (77,8% возражали: «Я плохо прочел не потому, что плохо читаю, а потому, что преподаватель слишком часто исправляет мои ошибки и словесное ударение. Она мешает мне. Если бы она не исправляла мои ошибки, я бы прочитал хорошо»; «Требования учителя слишком высоки для студентов, специализирующихся на физическом воспитании. Она должна снизить свои ожидания, имея дело со студентами таких специальностей»); 3-е место – «сохранение лица» (保全面子) (44,4% из них пообещали «в следующий раз я буду делать это намного лучше»); 4-е место – безразличие к учебному процессу (33,3% респондентов не ответили на критику (не проявили никаких эмоций вербально или невербально), не делали заметок и повторяли одни и те же ошибки в дальнейшем).

4. Возможности студента

Возможности определяются как «дифференциальный потенциал человека для приобретения навыков, необходимых для компетентной работы, при наличии достаточного времени и обучения» [31].

Исследование показывает, что китайские студенты «нового поколения» не склонны полностью раскрывать свой потенциал в изучении РКИ, поскольку их воспитывают чрезмерно опекающие родители и они являются «центром семьи» [37, с. 193] до той степени, что китайское общество дало им метафорическое название «Поколение птичьего гнезда» (鸟巢一代) [33, с. 93]. «Маленький император» (小皇帝) или «Маленькая принцесса»(小公主) [33, с. 93], которые «не признают неудач и имеют слабую способность отличать хорошее от плохого» (缺乏对挫折的认识,辨别是非能力弱) [33, с. 93] были поставлены обществом в обстоятельства, которые препятствуют развитию механизмов, помогающих им преодолевать трудности и неудачи, стремиться к академическому и социальному обогащению, развивать чувство ответственности и т.д. Такие студенты не чувствуют побуждения прилагать максимум усилий для достижения академической оценки (этому также способствовал подход «只能说服压服»).

Это также может быть подтверждено результатами респондентов, сдавшими выпускные экзамены за осенний и весенний семестр (табл. 1).

Таблица 1

Баллы за экзамены в осеннем и весеннем семестре

Испытуемый

Пол

Баллы за осенний семестр (max.100)

Баллы за весенний семестр (max.100)

1. Студент A

муж

67

69

2. Студент B

муж

45

50

3. Студент C

жен

86

95

4. Студент D

муж

67

48

5. Студент E

муж

-

63

6. Студент F

муж

71

71

7. Студент G

муж

52

62

8. Студент H

муж

63

80

9. Студент I

муж

72

70

На основе общепринятых критериев оценивания в ВУЗах КНР (отлично – 100-90 (优> 90); хорошо – 89-80 (良 80 ~ 89); удовлетворительно – 79-70 (中 70 ~ 79); «плохо» составляет 69-60 (及格 60 ~ 69) и неудовлетворительно (不及格) ниже 60 [35]). Итоговые экзаменационные баллы фокус-группы в осеннем и весеннем семестрах следующие: в осеннем семестре: 0% студентов получили отличные оценки; хорошо и удовлетворительно получили 10,1% студентов; 44,4% опрошенных успевают плохо, 22,2% студентов не сдали выпускной экзамен. Что касается весеннего семестра, то 10,1% студентов показали отличную успеваемость; 10,1% студентов получили «хорошие» баллы; еще 10,1% были средними; 22,2% респондентов получили плохие оценки, а 22,2% представителей поколения Z не сдали выпускной экзамен.

Можно заметить, что успеваемость студента C (10,1%) резко повысилась (табл. 1 и табл. 3). Это студентка, у которой (в отличие от других респондентов) была внутренняя мотивация. Несмотря на то, что она принадлежала к поколению Z, она выросла в довольно традиционной китайской семье и должна была придерживаться «четырех женских добродетелей» (妇女四德) [45], из них: мораль (妇德); внешний вид (妇 容) (женщина должна держаться достойно, быть скромной и вежливой, но не легкомысленной); речь (妇言) (быть открытой для общения, но при этом знать, что можно и что нельзя говорить, как следует говорить, и всегда слушать собеседника) и семейное управление (妇 功) (женщина должна придавать большее значение мужу и детям, уважению пожилых людей, трудолюбию и бережливости). Следовательно, чтобы «сохранить лицо», студентка была единственной, кто не полагался на услуги цифрового переводчика, делала заметки на каждом занятии и добилась заметных успехов в изучении РКИ, в результате чего китайским и русским преподавателями ей была дана оценка «отлично».

Таблица 2

Баллы и структура семестрового экзамена за экзамен в осеннем и семестре

Испытуемый

Пол

Баллы за осенний семестр (max.100)

Части семестрового экзамена

Чтение
(max.100)

Разговор
(max.100)

Грамматика
(max.100)

1. Студент A

муж

67

93

68

29

2. Студент B

муж

45

64

60

29

3. Студент C

жен

86

79

83

93

4. Студент D

муж

67

43

73

57

5. Студент E

муж

71

71

70

57

6. Студент F

муж

52

57

30

57

7. Студент G

муж

63

71

60

64

8. Студент H

муж

72

71

77

50

Таблица 3

Баллы и структура семестрового экзамена за экзамен в весеннем семестре

Испытуемый

Пол

Баллы за весенний семестр (max.100)

Части семестрового экзамена

Чтение
(max.100)

Разговор
(max.100)

Пересказ
(max.100)

1. Студент A

муж

69

81

46

80

2. Студент B

муж

50

56

23

72

3. Студент C

жен

95

92

100

95

4. Студент D

муж

48

59

23

63

5. Студент E

муж

63

78

30

80

6. Студент F

муж

71

70

64

79

7. Студент G

муж

62

70

35

80

8. Студент H

муж

80

80

80

81

9. Студент I

муж

70

80

51

78

5. Мотивация

Будучи «процессом, который инициирует, направляет и поддерживает целенаправленное поведение, тем что заставляет вас действовать, будь то стакан воды для утоления жажды или чтение книги для получения знаний. Мотивация включает в себя биологические, эмоциональные, социальные и когнитивные силы, которые активируют поведение» [10], этот фактор стал комбинацией всех четырех факторов, описанных выше.

На основании изучения предыдущих исследований, представленных на английском, русском и китайском языках, а также результатов настоящего исследования, можно сделать вывод, что четыре социокультурных фактора (ослабление или нарушение модели уклада традиционной китайской семейной жизни «мужчина заботится о внешних делах, женщина заботится о внутренних делах», ослабление родственных связей, «гипер-воспитание» и концепция неадекватного потребления) негативно повлияли на мотивацию китайских студентов поколения Z, чья «способность противостоять неудачам невысока, часто проявляется в виде бунта, замкнутости и безразличия» (承受挫折的能力较低,常常表现为叛逆、孤僻和冷漠) [46, с. 39 ] и показали значительное снижение мотивации к изучению РКИ, что привело к плохой сдаче итогового экзамена. Данные исследования (табл. 2) показывают, что в разговорной части итогового экзамена осеннего семестра (курс, который ведет русская преподаватель) 10,1% респондентов набрали меньше 60 баллов, что считается «провалом на экзамене», это число увеличилось до 88,9% в весеннем семестре. Причины этого следующие: в весеннем семестре студенты проявили неспособность и нежелание изучать сложный по структуре и материал и пониманию; изучать и выучивать наизусть большой объем информации; справляться с упражнениями уровня A2-B1, так как это требует значительного количества потраченного времени и усилий студентов.

Несомненно, основной причиной этого феномена является негативное влияние социокультурных факторов, таких как ослабление родственных связей, что также было подтверждено исследованиями, проведенными китайскими учеными, изучавшими поведение студентов университетов, рожденных после 90-х годов. Например, У Ю Гун (伍玉功) и Хуан Шоу (黄首) пришли к выводу, что, как правило, студенты «второго поколения чиновников» и «второго поколения богатых» [49, с. 73] в большинстве своем безразлично относятся к учебе, что обуславливает их равнодушное и непринуждённое отношение к учебной деятельности...» [49, с. 73]).

Заключение

Было обнаружено, что китайские представители поколения Z являются «продуктом» современного общества. Такие социокультурные факторы, как ослабление или разрушение модели «мужчины вне дома, женщины внутри» традиционной китайской семейной жизни, ослабление семейных связей, «чрезмерное воспитание» и неадекватная концепция потребления сформировали ядро поколения и создали из них «новых людей».

Имея различные названия, такие как «новое поколение», «новый человек», «молодое поколение» и т.д., и считаясь «будущим и надеждой» (是未来, 是希望) [46, с. 39] нации, китайское поколение Z считает себя уникальным и всемогущим, новаторским и смелым, неповторимым и оригинальным. Однако их неспособность «отличить правильное от неправильного» исказила эти характеристики до такой степени, что 12% населения Китая (поколение Z составляет 12% населения Китая) проявляет отсутствие ответственности за свою жизнь и жизнь членов своей семьи, неадекватное потребление и финансовое управление и безразличие к учебной деятельности.

Будучи гиперопекаемыми и изнеженными родителями и родственниками, а также терпимыми педагогами и другими членами общества, представители поколения Z культивировали эмоциональную хрупкость и нестабильность, отсутствие самокритики, слабую способность преодолевать трудности и прилагать усилия по достижению цели во всех сферах жизни, кроме предпринимательской. Отсутствие самосовершенствования и нравственного совершенствования [32, с. 89], но стремление к академическому и социальному признанию вызвало «дуализм» взглядов молодого поколения на жизнь, поскольку они амбициозны и «стремятся к звездам», но, как правило, обращаются к другим за помощью, когда сталкиваются с трудностями и не могут их преодолеть, что оказывает серьезное давление на поколение, которое привыкло «выглядеть круто и надежно» (玩得酷靠得住) [48].

Наряду с формализацией и маркетизацией школьного образования, социокультурное влияние отразилось на успеваемости представителей поколения Z в целом и студентов институтов физкультуры, которые намереваются получить степень магистра и доктора наук в учебных заведениях физического воспитания в России, в частности. Мотивация студентов к изучению РКИ в весеннем семестре снижалась по мере увеличения учебной нагрузки и сложности изучаемого материала. Следует сказать, что «ища простой способ» преодоления такого препятствия как увеличение учебной нагрузки, фокус-группа обратилась к покупке электронных устройств устного и письменного перевода и переложила всю нагрузку на них, вместо того, чтобы прилагать усилия для изучения иностранного языка и постепенно добиваться успеха. Такое явление было вызвано безразличным отношением к изучению РКИ, так как цель студентов (освоить основы) была достигнута в осеннем семестре, а новая цель (сдать вступительные экзамены и поступить в ВУЗы России) могла быть реализована с помощью электронных устройств; неразвитые учебные привычки, которые были сформированы задолго до поступления в ВУЗ и не были изменены из-за мягкого отношения преподавателей и руководства университета в дополнение к жесткой политике терпимости к низкой успеваемости и ненадлежащему поведению студентов, изучающих физкультурные и спортивные специальности во время занятий в китайских ВУЗах; недостаток внимания к обучению и сосредоточенность на развлечениях во время занятий; полуреалистичная и преувеличенная самооценка, считая себя людьми, «сосредоточенными на инновациях и уникальности» [26], они склонны игнорировать нормы традиционного китайского общества; определенные способности студентов физкультурных специальностей, способствующих плохой успеваемости по теоретическим и специализированным дисциплинам; и наконец, что не менее важно, внешняя мотивация, которую прагматичные представители поколения Z проявляют в желании решить сложную задачу, прилагая минимум усилий.

В противовес этому, имеющий жизненное кредо «no pain no gain» (без боли – нет выгоды) автор бестселлера о радости Уильям С. Шульц однажды сказал, что «радость исходит от использования вашего потенциала» [30, с. 43], что, следовательно, ведет к удовлетворенности и чувству успешности теми, кто использует свой потенциал как в учебе, так и в жизни. Абрахам Маслоу определил это как «самоактуализацию»[24, с. 27], которая формируется на основе: принятия и реализма (реалистичного и точного восприятия окружающего мира), сосредоточения внимания на проблеме (не только сосредоточения внимания на внутренней выгоде, но и решения проблем, которые помогают улучшить внешний мир), спонтанности (действовать и думать в рамках принятых социальных норм и в соответствии с ожиданиями других), автономности и одиночества (потребность в личной свободе и уединении), «постоянной свежести» (разработка новых стратегий решения проблем и творчества) и «пикового опыта» (значимость, реализация и духовность) [19], и является «заключительным этапом в линейном росте человека» [16].

Исследование предполагает, что из-за влияния социокультурных факторов, приведших к развитию определенных психологических характеристик, у китайского поколения Z проявляется недостаток ряда элементов, которые формируют самореализованную личность, включая спонтанность и сосредоточенность на проблеме (из-за бунтарства китайского поколения Z и социальной девиации), частичную автономию (из-за гиперопеки, что привела к эмоциональной нестабильности и недостатку ответственности) и сосредоточенность на проблемах (чувство уникальности и отсутствие самокритики не позволяют поколению Z сосредоточиться на внешнем мире больше, чем на собственной внутренней выгоде).

Принято считать, что самореализация может быть достигнута с помощью изучения иностранного языка, поскольку было выявлено, что изучение иностранного языка помогает в самореализации и понимании себя, а изучение другого языка ускоряет развитие умственных способностей и навыков решения проблем, а также помогает укрепить чувство уверенности в себе [16].

Следовательно, так желающие общественного признания «поколению, полному энергии и смелости» (富有朝气,勇于担当的一代) [39] необходимо скорректировать и улучшить ряд основных личных качеств, чтобы развить вдумчивость, непредубежденность, самоотверженность, чувство ответственности, эмоциональную и психологическую стабильность и гибкость для достижения самореализации, а затем и самоактуализации. Изучение и прогресс в изучении РКИ может в значительной степени способствовать достижению самоактуализации.

Результаты тематического исследования можно использовать на двух основных уровнях: 1-й – теоретический уровень (в качестве материала для дальнейших исследований конкретных примеров; в качестве справочного материала по комбинированному обобщенному взгляду на западное и восточное поколение Z; в качестве справочного материала по характеристикам китайских учащихся физкультуры; в качестве справочного материала по китайским социокультурным факторам и т.д.); 2-й – практический уровень (в качестве справочного материала для исследований, проводимых по изучению РКИ китайскими студентами физкультурных специальностей и для тех, кто изучает учебную мотивацию китайских студентов университетов, но не имеет возможности ссылаться на достоверную статистику или материалы, написанные на китайском языке).

Текст статьи
  1. Кулакова А.Б. Поколение Z: теоретический аспект // Вопросы территориального развития. 2018.№ 2 (42). DOI: 10.15838/tdi.2018.2.42.6.
  2. Ханов М. Экономические кризисы: когда ждать нового падения. Цикличность кризисов. URL: https://www.psycho.ru/library/2581 (дата обращения: 24.08.2021).
  3. Шамис Е., Антипов А. Теория поколений. URL: https://www.psycho.ru/library/2581 (дата обращения: 21.08.2021).
  4. Adam Xu. Survey for OC&C Strategy Consultant. in 2018. URL: https://jingdaily.com/gen-zers-vs-millennials-how-and-why-brands-must-know-thedifference/ (дата обращения: 24.08.2021).
  5. Annie E. Case Foundation.Health & Child Development.Positive Youth Development. Generation Z and Mental Health. URL: https://www.aecf.org/blog/generation-z-and-mental- health (дата обращения: 26.08.2021).
  6. Annie E. Casey Foundation.Health & Child Development.Positive Youth Development. Racial Equity and Inclusion.Generation Z. What Are the Core Characteristics of Generation Z?.URL: https://www.aecf.org/blog/what-are-the-core-characteristics-of-generation-z (дата обращения: 21.08.2021)).
  7. Annie E. Casey Foundation.Health & Child Development.Positive Youth Development. What Is Generation Alpha? URL: https://www.aecf.org/blog/what-is-generation-alpha (дата обращения: 26.08.2021).
  8. Ayesha Naz, Eatzaz Ahmad. Driving Factors of Globalization: An Empirical Analysis of the Developed and Developing Countries // Business & Economic Review: Vol. 10, No.1 2018 pp. 133-158.
  9. Cambridge Dictionary. Generation. URL: https://dictionary.cambridge.org/dictionary/english/generation (дата обращения: 20.08.2021).
  10. Cherry Kendra. What Is Motivation? URL: https://www.verywellmind.com/what-is-motivation-2795378 (дата обращения: 28.08.2021).
  11. Dimock Michael. Defining generations: Where Millennials end and Generation Z begins. Pew Research Center. URL: https://www.pewresearch.org/fact-tank/2019/01/17/where-millennials-end-and-generation-z-begins/html (дата обращения: 20.08.2021).
  12. Dingli A., Seychell D. (2015) Who Are the Digital Natives? // The New Digital Natives. Springer, Berlin, Heidelberg. URL: https://doi.org/10.1007/978-3-662-46590-5_2 (дата обращения: 20.08.2021).
  13. Drapers. Gen Z and Millennials 2020 report. URL: https://www.drapersonline.com/insight/drapers-bespoke/gen-z-and-millennials-2020-report (дата обращения: 26.08.2021).
  14. Exploring your mind Blog about psychology and philosophy. Hyper-children: Overprotected Children and Stress. URL: https://exploringyourmind.com/hyper-children-overprotected-children-stress/ (дата обращения: 24.08.2021).
  15. Francis Tracy, Hoefel Fernanda. ‘True Gen’: Generation Z and its implications for companies. URL: https://doi.org/10.1002/rwm3.20659 (дата обращения: 20.08.2021).
  16. How Learning a Language Helps Self-improvement and Personal Development. URL: https://inspirationfeed.com/how-you-can-develop-your-self-by-learning-a-new-language/#:~:text=Sum%20It%20Up-,Learning%20a%20Foreign%20Language%20Helps%20with%20Self-realization%20and%20Self,developed%20according%20to%20the%20culture (дата обращения: 29.08.2021).
  17. Kasasa. Boomers, Gen X, Gen Y, Gen Z, and Gen A Explained. URL: https://www.kasasa.com/articles/generations/gen-x-gen-y-gen-z (дата обращения: 20.08.2021).
  18. Kim Aimee, McInerney Paul, Rüdiger Smith Thomas, Yamakawa Naomi. What makes Asia−Pacific’s Generation Z different? URL: https://www.mckinsey.com/business-functions/marketing-and-sales/our-insights/what-makes-asia-pacifics-generation-z-different (дата обращения: 24.08.2021).
  19. Komninos Andreas. Self-Actualization: Maslow's Hierarchy of Needs. URL: https://www.interaction-design.org/literature/article/self-actualization-maslow-s-hierarchy-of-needs (дата обращения: 29/08/2021).
  20. LifeCourse Associates. Generational Archetypes. URL: https://www.lifecourse.com/about/method/generational-archetypes.html (дата обращения: 20.08.2021).
  21. Lumen Learning Lifespan Development. Early Childhood. Self-Concept and Self-Esteem. URL: https://clck.ru/XJ8pG (дата обращения: 28.08.2021).
  22. Lumen Learning. Psychological Factors. Consumer Decisions and the Workings of the Psyche. URL: https://courses.lumenlearning.com/clinton-marketing/chapter/reading-psychological-factors/ (дата обращения: 26/08/2021).
  23. McKinsey Insights. The influence of ‘woke’ consumers on fashion. URL: https://www.drapersonline.com/insight/drapers-bespoke/gen-z-and-millennials-2020-report (дата обращения: 26.08.2021).
  24. Maslow Abraham H. Motivation and Personality. Harper & Row, Publishers, Inc., 1954. – 399 p.
  25. Morrison M. Wayne. China’s Economic Rise: History, Trends, Challenges, and Implications for the United States//Congressional Research Service, 2019.
  26. Nokes, C., and others. ‘A generation without borders: embracing Generation Z.’ OC&C., 2018. – 39p.
  27. Parker Kim, Igielnik Ruth. On the Cusp of Adulthood and Facing an Uncertain Future: What We Know About Gen Z So Far. URL: https://www.pewresearch.org/social-trends/2020/05/14/on-the-cusp-of-adulthood-and-facing-an-uncertain-future-what-we-know-about-gen-z-so-far-2/ (дата обращения: 20.08.2021).
  28. Psychology Wiki. Culture, Social processes, Sociocultural factors, Gender. URL: https://psychology.wikia.org/wiki/Sociocultural_factors (дата обращения: 26.08.2021).
  29. Shanty Halim. Interest in Foreign Language Learning//IDEAS Journal of Language Teaching and Learning, Linguistics and Literature. Volume 7, №1, 2019.–134-143 p.
  30. Schultz, William C. The Human Element: Productivity, Self-Esteem, and the Bottom Line. San Francisco:Jossey-Bass Publishers, 1994. –277 p.
  31. The Ball Foundation. Discovering and developing human potential. URL: http://www.ballfoundation.org/aptitude-defined/ (дата обращения: 28.08.2021).
  32. 毕蕾, 陈桂香. 高校90后大学生感恩意识缺失探因及对策// 盐城工学院学报:社会科学版, 2010. – 86-88.
  33. 毕亚斐, 刘灿. 浅议“80后”“90后”心理性格特征研究//河南财政税务高等专科学校学报, 2012. – 91-93p.
  34. 陈静.透视“英年早负”的“90后”“00后”消费观//舟山日.2021–1-3 p.
  35. 丁雪竹.大学成绩良好是多少分 绩点多少算优秀. URL: http://www.gaosan.com/gaokao/309460.html(дата обращения: 28.08.2021).
  36. 贾燕.福建省高校体育专业大学生的学习倦怠研究. Магистерская ВКР: 10394体育教育训练学.福建师范大学, 福州, 2007. – 59 p.
  37. 何欢.独立学院“90后”大学生思想现状及教育管理对策探析//才, 2011. –193 p.
  38. 胡献忠.“90后”大学生焦虑与期待状况调查//当代青年研究.2014. –65-70 p.
  39. 90后的年轻人的特征. URL: https://zhidao.baidu.com/question/1731094523843473667.html (дата обращения: 26/08/2021).
  40. 90后将成“无根一代”,具体的原因是什么?URL: https://zhidao.baidu.com/question/945097245407690812.html (дата обращения: 29.08.2021).
  41. 90后即将成为“无根一代”?目前有多少独生子女,已经不和亲戚来往了… .URL: https://www.163.com/dy/article/F0EA9P6I053727QL.html (дата обращения: 24.08.2021).
  42. 90后消费观. URL: https://www.chinaz.com/tags/90houxiaofeiguan.shtml (дата обращения: 29.08.2021).
  43. 罗道全.大学生学习效率的问题、原因及对策.求实, 2010-11-10.
  44. 什么样的人是月光族. URL: https://zhidao.baidu.com/question/1117320059134618339.html (дата обращения: 29.08.2021).
  45. 妇德、妇言、妇容、妇功这八个字,是非常精炼的教诲. URL: http://www.360doc.com/content/19/0504/17/63847278_833316141.shtml (дата обращения: 28.08.2021).
  46. 孙开仁.特立独行的“新新人类” — “我是90后”综合实践活动//新作文(中学作文教学研究), 2009. – 38-39 p.
  47. 许国成,黄黎,魏莉莉,朱丹丹.大学生手机依赖与课堂学习效率的关系研究.浙江理工大学学报, 2014. –535-538 p.
  48. 玩得酷靠得住. URL: https://baike.baidu.com/item/玩得酷靠得住/10431057?fr=Aladdin (дата обращения: 29.08.2021).
  49. 伍玉功,黄首.90 后大学生学习行为问题初探//大学教育, 2013. – 72-73 p.
  50. 郑润良.新人类、流行曲调与世相洞察——读90后作家孙鹏飞近作.山东文学, 2019. – 75-78 p.
  51. Z世代—是后浪,更是未来. URL: https://www.sohu.com/a/394879290_467789 (дата обращения: 26.08.2021).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 25 сентября по 01 октября
Осталось 5 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
05 октября
Загрузка в eLibrary
05 октября
Рассылка печатных экземпляров
13 октября