научный журнал «Актуальные исследования» #27 (106), июль '22

Влияние пандемии COVID-19 на трудовую сферу

Статья акцентирована на противоречиях и проблемах в трудовой сфере, сложившихся в процессе пандемии коронавирусной инфекции.

Аннотация статьи
пандемия
COVID-19
население
трудовая сфера
Ключевые слова

С началом весны 2020 года в мире начался вирус под названием «Covid-19». Глобальная пандемия вируса серьезно повлияла на сферу труда. В России и по всему миру в целом, произошли неожиданные изменения, связанные с трудовыми отношениями.

Помимо угрозы для здоровья населения, есть экономические и социальные потрясения, которые угрожают долгосрочным источникам средств к существованию и благополучию миллионов людей. В один момент люди остались без прежнего места работы, кто-то на время, а кто-то уже навсегда. Будущее выглядит неопределенным. Мы не знаем, когда и сможет ли вообще общество вернуться к нормальной жизни. Какие шрамы оставит пандемия?

Мировые изменения привели к появлению новых, ранее не известных трудовому праву, механизмов работы в условиях самоизоляции. В пример можно привести удаленную форму работы для офисных работников с ранее не дистанционными и не урегулированными трудовым законодательством условиями труда в период, введенного Указом Президента режима «нерабочих дней» [5].

Тенденция на расширение работы вне офиса часто обсуждалась в последние годы. «Общероссийский народный фронт» в 2019 году подготовил законопроект, предусматривающий совмещение офисной и удаленной работы, но он остался невостребованным, но в один момент стал реальностью для многих работников по всей стране.

Однако Российское законодательство не было готово и тем самым появились конфликты между работником и работодателем в сфере труда в период самоизоляции. Минтруд и Роструд оперативно дали ряд общих разъяснений и рекомендаций, однако некоторые вопросы остались без ответа.

Во время пандемии поднялся вопрос об актуальности главы 49.1 ТК РФ о дистанционном труде [4]. До наступления самоизоляции удаленная работа, не получила широкого распространения и по данным Росстата за 2019 год из 67,1 млн занятых, лишь 30 тыс. работников воспользовались договором такого типа. Такие цифры слишком малы, чтобы развить данный вид работы и установленный Кодексом трудовой договор о дистанционной работе в период пандемии оказался не соответствующим действительности, что показывает необходимость пересмотреть установленные нормы в ТК РФ.

Если обратимся к судебной практике, то и там мы не найдем точный ответ как регулировать трудовые споры. Из-за неопытности Верховный Суд РФ не сформировал свою точку взгляда. При этом региональные суды общей юрисдикции занимают единую позицию: дистанционный характер работы должен быть прямо обусловлен в трудовом договоре по правилам гл. 49.1, а не определен работником самостоятельно.

Например, Мосгорсуд исходит из того, что «работающими дистанционно» признаются работники, заключившие соответствующий трудовой договор по правилам гл. 49.1 ТК РФ, – т.е. выбравшие такой режим не сами себе, а только если он предусмотрен в трудовом договоре, иначе любое отсутствие на работе может быть квалифицировано как прогул.

Таким образом, неурегулированность правовых отношений по удаленной работе остро проявилась в период пандемии, потребовав внесения в законодательство изменений, о чем уже заявили представители обеих палат Федерального Собрания. Так, 16 апреля первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» Андрей Исаев анонсировал работу над законопроектом по вопросам регулирования и защиты прав работников, которые трудятся удаленно.

Глава Совета Федерации Валентина Матвиенко также выступила в поддержку за скорейшее законодательное урегулирование новых форм организации условии труда, указав, что законодательство не позволяет сотруднику сочетать стационарную и дистанционную работу, и предложила исправить данное положение.

 Для Соединенных Штатов пик пандемии пришелся на конец марта 2020 года. Экономические последствия пандемии имеют больше масштабы и могут стать еще более значительными в ближайшем будущем с учетом более чем миллиона случаев заболевания COVID-19 и сотен миллионов людей, находившихся в изоляции.

Закрытие многих предприятий, а также массовые увольнения работников стали первыми негативными результатами изоляции, последовавшей за вспышкой пандемии. В первом квартале 2020 г. в США было подано несколько миллионов заявок на пособие по безработице, в результате чего уровень безработицы в США достиг 15,7% в марте 2020 г., а в мае 2020 г. он уже составил 16,3% [1].

Больше всего пострадали те, чья работа не может быть выполнена удаленно, например работники сферы услуг (салонов красоты, парикмахерских, клининговых компаний и др.), авиакомпаний и т.д. Также в эту группу попали работники, чья деятельность не имеет стратегического значения для национальной экономики (например, американские ретейлеры JCPenney, J.Crew, Neiman Marcus объявили себя банкротами во время пандемии коронавируса).

Безработица растет быстрее среди таких категорий населения, как женщины, чернокожие мужчины и латиноамериканцы, т.е. в основном занятые физическим трудом. Об этом свидетельствуют опубликованные в США предварительные данные об уровне безработицы в 2020 г.

С начала 2020 года вышло достаточно много научных публикаций, посвященных исследованию влияния пандемии COVID-19 как на экономику отдельных стран, так и на мировую экономику в целом.

Так, на портале ELIBRARY.RU по поисковому запросу «пандемия» можно обнаружить 7006 публикаций за 2020 г., а по поисковому запросу «COVID-19» – 4754 публикации.

Чтобы минимизировать ущерб пандемии государству нужно действовать в трех направлениях:

Первое, немедленная поддержка подверженных риску работников, предприятий, рабочих мест и доходов во избежание закрытия предприятий, потери рабочих мест и снижения доходов.

Второе, большое внимание как к здоровью, так и к экономической деятельности после ослабления карантина, с безопасными рабочими местами и правами женщин и групп людей риска.

Третье, необходимость ориентироваться на человека, который будет использовать потенциал новых технологий для создания достойных рабочих мест для всех и опирается на творческие и позитивные способы, которыми компании и работники адаптировались к нынешнему времени.

Мы можем выполнять большинство задач удаленно без значительного снижения производительности или качества. Большинство сотрудников ценят гибкость, особенно те, у кого много времени занимает путь до работы. Однако со временем для облегчения сотрудничества, построения отношений, решения сложных задач и генерации идей требуется личное взаимодействие. Непрерывная удаленная работа продлевает рабочий день, стирает границы между работой и личной жизнью, и снижает психическое благополучие.

В 2021 году очень актуально стало вакцинирование. Сейчас препарат «Спутник V» является уникальным средством не только для России, ну и для всего мира в целом. Только с положительным появлением новой вакцины, появились и новые проблемы в трудовой сфере. Практика показывает: работодатели в принудительном порядке заставляют сотрудников пройти вакцинацию. Работникам предприятий поступают угрозы увольнения. Отмечаются случаи и реального отстранения от работы. Люди остаются без средств на существования. Законны или нет действия работодателей, можно узнать, изучив Перечень работ, которые запрещено осуществлять без обязательной вакцинации (к ним относятся: медицинские работники, педагоги и социальные работники). Если профессия не предусматривает обязательной вакцинации, требования администрации незаконны. Условие обязательной прививки – повод сменить сферу деятельности.

В недавнем исследовании Национального бюро были проанализированы электронные письма и встречи 3,1 миллиона человек из 16 городов мира. Сообщают, что продолжительность среднего рабочего дня увеличилась на 8,2%, или 48,5 минуты, с увеличением количества писем. Однако сотрудники, возможно, не работали непрерывно в течение этого периода и, возможно, создали более гибкие графики для учета ежедневных перерывов [2].

Компаниям необходимо будет следить за тем, как меняются эти цифры, и находить способ поддерживать мотивацию сотрудников. Гарвардская школа бизнеса обнаружила, что по крайней мере 16% американских сотрудников останутся удаленными после Covid-19. Это будет иметь серьезные последствия для политиков, компаний и сотрудников и может привести к серьезному изменению норм на рабочем месте [3].

Учитывая эти плюсы и минусы, организациям необходимо переосмыслить свои рабочие схемы. Эта повторная калибровка в конечном итоге приведет к устойчивой новой норме, вероятно, к гибридной рабочей силе и распределенному рабочему месту.

Много говорят о необходимости «новой нормы» после этого кризиса, но давайте не будем забывать, что мир до COVID-19 был далек от нормального. Растущее неравенство, системная гендерная дискриминация, отсутствие возможностей для молодежи, застой в заработной плате — все это не было «нормальным». Пандемия выявила огромные недостатки, уязвимости и линии разломов.

McKinsey обнаружила, что 50% рабочих мест в мире теоретически можно автоматизировать; это может означать, что к 2030 году во всем мире могут быть перемещены 400-800 миллионов человек из-за автоматизации. Сейчас 85% рабочих мест, которые будут доступны в 2030 году, еще не изобретены. У тех, кто попадает в рабочую силу, завтра будет больше шансов получить ненужный набор навыков.

По мере того, как организации будут искать меры по экономии или привыкнуть к удаленным сотрудникам, ответственность будет ложиться на сотрудника, который будет развиваться вместе с его должностью; в противном случае они могут устареть. Конкуренция за трудоустройство будет более жесткой с удаленной рабочей силой. Кандидаты больше не будут соревноваться только с людьми из своего города, а со всего мира.

Covid-19 ускоряет работу трудового законодательства во всем мире. Работа должна быть более гибкой, чем когда-либо прежде, и предлагать выгодные условия для сотрудников и для привлечения нужных талантов. Традиционная роль офисов изменится, и удаленная работа может помочь работникам отдохнуть от работы в домашнем офисе.

Перед компаниями будет стоять задача найти новые способы привлечения, удержания и управления талантами издалека. Сотрудничество, гибкость и культура будут на первом месте. Новые инструменты войдут в рабочие процессы и потребуют от сотрудников развития вместе с ними.

Текст статьи
  1. Bureau of Labor Statistics, 2020.
  2. «Collaborating During Coronavirus: The Impact of COVID-19 on the Nature of Work» Harvard Business School Organizational Behavior Unit Working Paper No. 21-006.
  3. What Jobs are Being Done at Home During the COVID-19 Crisis Evidence from Firm-Level Surveys Alexander W. Bartik Zoë Cullen Edward L. Glaeser Michael Luca Christopher Stanton Working Paper 20-138.
  4. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ (с изм. 2020 года). – глава 49.1.
  5. Указы Президента РФ от 25 марта 2020 г. № 206 и от 2 апреля 2020 г. № 239.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 13 августа по 19 августа
Осталось 5 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
23 августа
Загрузка в eLibrary
23 августа
Рассылка печатных экземпляров
02 сентября