научный журнал «Актуальные исследования» #27 (106), июль '22

Трудности перевода военных и военно-политических текстов и способы их преодоления

Речевое оформление любого военно-политического действия отличается особенностями его характера, причем текст речи индивидуален по информативности.

Аннотация статьи
высочайший профессионализм переводчика
квалифицированный военный переводчик
военно-политические тексты
идиоматические выражения
военно-политическая лексика
ложные друзья переводчика
Ключевые слова

Каждое военное событие уникально в своём роде. Здесь речь идёт о времени, причинах, условиях, ходе, стратегии. Именно поэтому речевое оформление «уникальности» конкретного военно-политического действия отличается особенностями его характера, а текст речи индивидуален по информативности. Этот фактор представляет трудность в трансформации и требует от переводчика высочайшего профессионализма. С подобной задачей может справиться лишь квалифицированный военный переводчик, то есть специалист, владеющий особенностями стилистики при переводе текста, а также тонкостями военного дела и стратегии политической кухни.

Однако, не следует забывать о том, что для получения специальности «военный переводчик» претенденту сначала (или параллельно) необходимо пройти полный курс высшего образования по специальности «перевод и переводоведение». Только на данной основе можно «вырастить» настоящего специалиста. Чем обусловлен подобный подход? 

Чтобы дать ответ на поставленный вопрос, необходимо вспомнить, что каждый язык имеет свои неповторимые фонетические, лексические, грамматические, стилистические, идиоматические особенности. Именно незнание этих особенностей и приводит к неправильному толкованию конкретной мысли. Более того, в каждом языке существуют так называемые «ложные друзья переводчика». Это слова, схожие по написанию с каким-либо словом или термином родного языка, но имеющие либо 1) иное значение, абсолютно ничем не связанное по смыслу со словом или термином языка-оригинала (рус. «художник», англ. «artist»), 2) противоположное значение (рус. «красота», польск. «урода»), 3) дополнительное значение (англ. «brandy», рус. «бренди», «коньяк»). Также известно, что в русских грамматических пособиях вы не найдёте таких свойственных английскому языку оборотов, как независимый причастный оборот, сложное дополнение, сложное подлежащее, герундий с соответствующими оборотами и т. п. Умение правильно произносить и понимать слова переводимого языка – ещё один важнейший аспект перевода. Здесь будущему переводчику порой требуется месяц – два для освоения вводно-коррективного курса фонетики изучаемого языка.

Военно-политическим текстам, в отличие от научных и технических текстов, свойственна экспрессивность речевого материала. Она выражается в выборе наиболее ярких, точных, острых выражений, что обусловлено тенденциозностью подачи информации. Почти всегда автор военно-политического текста является представителем какой-либо позиции по отношению к сообщаемой информации.

Классическим примером тому может служить речь генерального секретаря КПСС, главы Советского государства, Н.С. Хрущёва в польском посольстве в конце пятидесятых годов двадцатого столетия. Был самый разгар холодной войны между СССР и США. Имея обыкновение обогащать свою речь трудно переводимыми идиоматическими выражениями, руководитель советского государства на сей раз произнес следующую фразу:

«Нравится вам или нет, но история на нашей стороне. Мы вас похороним». Вероятно, здесь Хрущёв интерпретировал тезис Карла Маркса «пролетариат является могильщиком капитализма». Переводчик, очевидно, не был знаком с этой фразой и перевёл её дословно: «We will bury you!», что привело к международному скандалу. Правильный же перевод должен был бы звучать примерно так: «Нравится вам это или нет, но история на нашей стороне. Мы доживем до того, что увидим, как вас хоронят». Конечно, нельзя сказать, что это очень дружелюбная фраза, но это был идеологический лозунг, а не угроза.

Уместно будет привести ещё один классический пример, когда недостаточная компетентность и профессионализм переводчика явилась причиной смерти тысяч мирных жителей Японии.

26 июля 1945 года страны антигитлеровской коалиции опубликовали Потсдамскую декларацию, в которой были указаны условия капитуляции японской империи. В ней подчёркивалось, что в случае отказа ее ждет «быстрое и полное уничтожение».

По сути это был ультиматум. Премьер-министр Японии Кантаро Судзуки созвал пресс-конференцию, на которой заявил: «Без комментариев. Мы продолжаем это обдумывать». Смысл в том, что представители союзных стран интерпретировали его слова иначе. Судзуки допустил ошибку, использовав слово mokusatsu, которое в одном контексте может означать «без комментариев», а в другом «мы это отвергаем». Лишь через 10 дней после окончания пресс-конференции президент Трумэн разъяснил миру, что означает «быстрое и полное уничтожение». К сожалению, историю вспять не повернуть, и теперь уже никто никогда не узнает, изменился бы ход событий в случае правильного перевода или нет.

Изучение военного компонента значения - одно из важнейших условий успешного овладения навыками в сфере военного перевода.

Анализ главных постулатов лингвострановедческой теории слова приводит нас к выводу о том, что достичь адекватного взаимопонимания между коммуникантами в ситуациях, относящихся к военно-политической сфере, невозможно без знания военной и политической лексики стандартов военного дела, связанных с национально-культурным семантическим компонентом.

Хотелось бы остановиться на ещё одном важном вопросе, касающемся интернациональной военной терминологии. 

Существенная часть военно-научных и технических терминов имеет латинские и греческие корни. Кроме того, довольно ощутимая группа интернациональных военных терминов встречается в русском и английском языках (division, general, lieutenant, major). Но не стоит забывать, что некоторые из подобных терминов могут в обоих языках трактоваться по-разному. Например, термин “general staff” следует переводить как «общий штаб» или «общая часть штаба», а не как «генеральный штаб». 

При переводе зачастую на первый план выходит контекстное значение конкретного термина.Например, слово “battalion” означает «батальон» в пехоте, но «дивизион» в артиллерии; «section» в вооруженных силах США означает «секция» в пехотных подразделениях и «орудие» в артиллерийских войсках, а в вооруженных силах Великобритании «взвод» в артиллерии и «отделение» в пехоте. 

Кроме того, специалисту в области перевода военно-политических и военных текстов ни в коем случае не следует пренебрегать изучением таблиц так называемых «ложных друзей переводчика».

Исходя из вышесказанного, хочется подвести итог: только высокообразованному, опытному, стрессоустойчивому специалисту можно доверить перевод военных и военно-политических текстов. Курс обучения военных переводчиков должен длиться не менее трёх лет на основе высшего образования (специальность «перевод и переводоведение», «лингвистика»). Не менее 50% учебных часов должно уделяться непосредственно военному переводу с охватом всех военных специальностей, 40% учебных часов должно быть занято обучением военным дисциплинам, таким, как тактика, военная история, строевая и огневая подготовка, а 10% учебных часов нужно направить на обучение психологии и социологии. Целесообразным было бы ежедневно проводить политинформацию, чтобы обучающиеся были в курсе всех политических событий, имевших место как в стране проживания студентов, так и за рубежом. При этом особое внимание следовало бы уделять речам и заявлениям политиков, если таковые имелись. И последний, на наш взгляд, очень важный момент: каждые полгода-год специалисты обязаны проходить курсы переподготовки.

Текст статьи
  1. Гуськова Т. Н., Зиборова Г. М. Трудности перевода общественно-политического текста с английского на русский, 3-е издание, исп. и доп. Москва, “РОССПЭН”, 2000. – 228 с.
  2. Рецкер Я. И. Теория перевода и переводческая практика. Очерки лингвистической теории перевода. – М.: «Р.Валент», 2006.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 13 августа по 19 августа
Осталось 5 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
23 августа
Загрузка в eLibrary
23 августа
Рассылка печатных экземпляров
02 сентября