научный журнал «Актуальные исследования» #42 (121), октябрь '22

Источники правового регулирования международных коммерческих сделок в России, стран ЕАЭС и ЕС

В статье рассматриваются основные источники правового регулирования международных коммерческих сделок в России, странах ЕАЭС и ЕС. Приводятся ключевые международные соглашения, а также наиболее востребованные рекомендательные своды.

Аннотация статьи
международный договор
международная коммерческая сделка
законодательство ЕАЭС
торговый обычай
УНИДРУА
ИНКОТЕРМС
Ключевые слова

Отличительной особенностью международных коммерческих сделок является то, что такие сделки попадают в сферу действия правовых систем двух и более государств. Устранение противоречий между ними является одной из основных задач международного частного права. Для ее решения были выработаны несколько обобщенных подходов:

  • на национальном уровне государства сформировали систему материальных и коллизионных норм, иными словами, определили правила, которые в отдельных случаях требуют применения «внутренних» законов, в остальных – допускают отнесение отдельных видов гражданско-правовых отношений к регулированию иностранными нормами;
  • на уровне международного взаимодействия отдельные страны сформировали договоренности об общих подходах к правовому регулированию коммерческих сделок, осложненных иностранным элементом, которые были закреплены в виде международных договоров и имеют приоритет по отношению к национальному законодательству.

В России на национальном уровне нормы международного коммерческого права наиболее подробно изложены в Разделе VI части третьей ГК РФ (ст-и 1186 - 1224) [1]. Отдельные положения закреплены в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации, Федеральном законе от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» [2].

Среди основных национальных источников норм международного частного права стран ЕАЭС стоит отметить ГК Армении, ГК Белоруссии, ГК Казахстана (Особенная часть) и ГК Киргизии (Часть II). Кроме того, отдельные положения содержатся в национальных гражданских процессуальных кодексах Армении, Казахстана, Киргизии и Хозяйственном процессуальном кодексе Республики Беларусь, а также национальных законах стран об арбитраже и третейских судах.

Национальные нормы европейских стран целесообразно рассматривать с учетом интеграции в них норм права Европейского союза. ЕС, будучи наиболее развитым интеграционным объединением в мире, хотя и не является государством, обладает его важными институциональными признаками. В частности, органы ЕС выполняют в интересах своих членов законодательную функцию. В соответствии со ст.288 Договора о функционировании Европейского союза [3], от 25 марта 1957 г. институты ЕС правомочны издавать регламенты, директивы, рекомендации и заключения. Регламенты в свою очередь имеют обязательную силу для всех государств-членов и заменяют собой национальные нормы права.

Основные нормы международного частного права закреплены в Регламенте «Рим I» [4]. Его подлежат прямому применению во всех государствах-членах и интегрированы в национальные законодательные акты. В отдельных случаях, например, в Гражданском кодексе Нидерландов («Книга 10. Международное частное право») [5], содержатся рекомендации регулировать «по аналогии с нормами «Рим I» правоотношения, которые являются предметом регулирования Регламента «Рим I», но не попадают в сферу его действия, например, в силу того, что одна из сторон правоотношений относится к стране, не являющейся членом ЕС.

Тем не менее, наиболее значимыми источниками международного частного и международного коммерческого права являются международные и межгосударственные соглашения. По своему свойству они выражают волю заключивших или присоединившихся государств унифицировать правовое регулирование отношений в рамках сфер, установленных вышеупомянутыми договорами.

В соответствии со ст. 15 Конституции Российской Федерации [6] нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, а правила международного договора применяются в первоочередном порядке по отношению к правилам, установленным российскими законами. Аналогичные нормы закреплены в Конституциях стран-участников ЕАЭС.

В свою очередь взаимодействие международного права с правом ЕС осложнено, с одной стороны, отсутствием конкретных положений, раскрывающих приоритет тех или иных норм, а также распределением договорных компетенций между ЕС и государствами членами. В частности, существуют сферы, в которых государства-члены ЕС передали свои полномочия на право заключения международных договоров органам Союза, а также сферы, в которых страны осуществляют свои внешние полномочия совместно с органами ЕС и самостоятельно. Основными механизмами разрешения противоречий являются инкорпорация и отсылки к международным нормам в праве ЕС, а также толкования Судом ЕС норм Союза в соответствии с нормами международного права.

Среди основных региональных соглашений, участниками которых являются Россия и государства-участники ЕАЭС, сферу международного коммерческого права регулируют:

  1. Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 1992 г. [7]. Устанавливает коллизионное регулирование международных коммерческих договоров среди стран участников Содружества Независимых Государства. Вместе с тем Киевское соглашение от 1992 г. использует в качестве основной привязки, что не в полной мере соответствует современным подходом международного частного права.
  2. Соглашение об общих условиях поставок товаров между организациями государств СНГ от 1992 г. [8]. По справедливому замечанию многих специалистов, соглашение было на период перестройки экономик стран СНГ от плановой системы к рыночной и в настоящее время представляет слабую практическую пригодность для участников международного коммерческого оборота. В частности, не раз отмечалась некорректность толкования его положений или выводы судов об отсутствии оснований его применения.
  3. Российско-Белорусское Соглашение о порядке взаимного исполнения судебных актов по экономическим спорам от 2001 г. [9]. Основная цель соглашения – взаимно исключить специальную процедуру признания решений судов договаривающихся государств и установить такой порядок их исполнения, который бы применялся в случаях, как если бы эти решения принимались национальными судами.
  4. Российско-Белорусское Соглашение об условиях поставок товаров между предприятиями и организациями от 1992 г. [10]. Устанавливает общие условия о порядке заключения и исполнения договоров поставок товаров. Вместе с тем, такие условия имеют ограниченную сферу применения и актуальны в рамках исполнения сторонами межправительственных соглашений о торгово-экономическом сотрудничестве. Использование Соглашения в качестве применимого права к международным коммерческим сделкам возможно при соответствующем решении участников таких правоотношений.

Среди универсальных международных договоров, в которых участвует Россия, стоит отметить:

  1. Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. [11]. Участвуют 86 стран, включая Россию, страны ЕАЭС, за исключением Казахстана, страны ЕС, за исключением Португалии и Мальты. Конвенция считается одним из наиболее успешных примеров унификации материально-правовых норм. Отмечается достаточный объем требований конвенции к форме, порядку заключения, правам и обязанностям, а также ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнения сторонами своих обязанностей в рамках договора купли-продажи. Вместе с тем некоторые вопросы остаются неурегулированными, в т.ч. действительность договора, ответственность продавца за возможный ущерб, неустойка, исковая давность и др.

В этой связи зачастую при возникновении споров в отношении международных коммерческих сделок, даже если применимым было выбрано право Конвенции, судам приходится уделять отдельное внимание установлению применимого в субсидиарном порядке права для разрешения неурегулированных вопросов.

  1. Конвенцию УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 1988 г. [12] Страны-участники: Россия, из стран ЕАЭС – Беларусь, из стран ЕС – Венгрия, Италия, Латвия, Франция, а также Нигерия, Панама, Узбекистан и Украина. За период своего существования Конвенция стала весьма востребованной среди участников коммерческого оборота присоединившихся к соглашению стран, в т.ч. из-за отсутствия в нормах национального права отдельных ее положений.
  2. Конвенцию УНИДРУА по международным факторинговым операциям от 1988 г. [13]. Страны-участники: Россия, из стран ЕС – Бельгия, Венгрия, Германия, Италия, Латвия, Франция, а также Украина и Нигерия.

Примечательной тенденцией стало применение негосударственных источников регулирования: торговых обычаев и «альтернативных источников права» [14, с. 143]. Они представлены различными рекомендательными сводами, которые включают в себя принципы и правила договорного права, типовые договоры и типовые условия осуществление международных коммерческих сделок, наилучшие практики правоотношений (т.н. best practice), а также торговые обычаи. Разработкой таких сводов занимаются международные организации и научные круги, которые именуются в доктрине «формулирующими агентствами» [14, с. 309]. Среди наиболее ярких представителей таких «формулирующих агентств» стоит выделить Комиссию ООН по праву международной торговли ЮНСИТРАЛ, Международный институт по унификации частного права УНИДРУА, Международную торговую палату, Гаагскую конференцию по международному частному праву.

Востребованность таких источников обусловлена их нейтральностью в сравнении с национальными нормами права. Кроме того, зачастую «внутренние» нормы и международные договоры не всегда создают необходимую правовую определенность и не создают достаточный охват регулирования возможных гражданско-правовых отношений. В то же время в большинстве национальных правовых систем такие источники не являются обязательными и носят рекомендательный характер, однако могут быть использованы в соответствии с принципом автономии воли.

Прежде всего, такая возможность установлена в Типовом законе ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже от 1985 г. В соответствии с п. 1 ст. 28 признается свобода сторон договора выбирать применимое к их отношениям право, включая и неформальные нормативные источники [15]. При разрешении споров арбитражные суды должны руководствоваться выбором сторон о применимом праве.

Сходным образом расширенные возможности сторон в выборе применимого права закреплены в Регламенте «Рим I». Что касается России и ЕАЭС, то национальное право косвенно признает возможность использования таких источников. В частности, в соответствии абз. 2 п. 1 ст. 1186 ГК РФ [1] и ст. 28 ФЗ № 5338-1 о МКАС [2] при рассмотрении споров принимаются решения в т.ч. «с учетом торговых обычаев, применимых к сделке». Соответствующая судебная практика уже сложилась.

Такие нормы содержатся в п. 6 ст. 1284 ГК Армении [16], п. 6 ст. 1113 ГК Казахстана [17]. В то же время в аналогичных положениях ГК Беларуси (п. 6 ст. 1125) [18] вместо термина «обычай» употребляется понятие «принятые в международном обороте торговые термины», что существенным образом сокращает возможности использования альтернативных источников в качестве права, применимого к договору. Нормами ГК Киргизии [19], в свою очередь, такая возможность вообще не предусмотрена.

Среди наиболее востребованных альтернативных кодексов – Международные правила «ИНКОТЕРМС» [20] и Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА [21].

По своей сути Принципы УНИДРУА являются негосударственным альтернативным коммерческим кодексом. Его разработкой занимаются ведущие мировые специалисты в области договорного и международного коммерческого права.

Итогом проделанной работы стало то, что в настоящее время Принципы УНИДРУА являются одной из самых современных альтернативных систем правового регулирования, которая учитывает последние тенденции развития коммерческих правоотношений и являются сводом правовых best practice.

ИНКОТЕРМС также завоевали не меньшую популярность. В международном коммерческом обороте правила ИНКОТЕРМС применяются с 1936 г. и официально признаются в России торговым обычаем уже более 20 лет. 24 июня 2021 г. ТПП РФ было подписано постановление № 8-2 о признании «ИНКОТЕРМС 2020» обычаем, сложившимся в сфере предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации [22].

Правила ИНКОТЕРМС широко применяются в практике международной торговли и известны в первую очередь благодаря подробной классификации условий поставки товаров. ИНКОТЕРМС также является альтернативным источником права, однако в отличие от Принципов УНИДРУА, преимущественно содержат в себе свод торговых терминов и стандартных условий коммерческих сделок, являются словарем международного коммерческого оборота.

Текст статьи
  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ (ред. от 01.07.2022) // «Собрание законодательства РФ», 03.12.2001, № 49, ст. 4552.
  2. Закон РФ от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (ред. от 30.12.2021) // «Ведомости СНД и ВС РФ», 12.08.1993, № 32, ст. 1240.
  3. Договор о функционировании Европейского союза (ред. 26.10.2012) // [Текст]: // Official Journal of the European Union C 326, 26.10.2012 P. 0001–0390. (http://eur-lex.europa.eu/).
  4. Регламент (ЕС) № 593/2008 Европейского Парламента и Совета О праве, подлежащем применению к договорным обязательствам («Рим I») (Страсбург, 17 июня 2008 г.) (ред. от 24.11.2009) // Official Journal of the European Union L 177, 04.07.2008, P.6. (http://eur-lex.europa.eu/).
  5. Гражданский кодекс Нидерландов. Книга 10. Международное частное право. (с изм. и доп. по состоянию на 01.01.2012) неофициальный перевод // Вестник международного коммерческого арбитража.- М.: Инфотропик Медиа, 2013. N 1. С. 254 - 292.
  6. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) (с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 1 июля 2020 года, ред. от 04.10.2022) // [Электронный ресурс]: Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202210060013 (дата обращения: 01.03.2022).
  7. Соглашение стран СНГ «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» от 20.03.1992 г. // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество», № 4, 1992.
  8. Соглашение стран СНГ «Об общих условиях поставок товаров между организациями государств-участников СНГ» от 20.03.1992 г. // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2022.
  9. Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 17.01.2001 «О порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь» // «Собрание законодательства РФ», 17.02.2003, N 7, ст. 550.
  10. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь об условиях поставок товаров между предприятиями и организациями (Москва, 20.07.1992) // «Бюллетень международных договоров», № 10, 1993.
  11. Конвенция Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980) // «Вестник ВАС РФ», № 1, 1994.
  12. Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге (Оттава, 28 мая 1998 г.) // «Собрание законодательства РФ», 09.08.1999, N 32, ст. 4040.
  13. Конвенция УНИДРУА по международным факторинговым операциям (Оттава, 28 мая 1998 г.) // «Собрание законодательства РФ», 13.04.2015, № 15, ст. 2198.
  14. Стригунова Д.П. Эмерджентность системы правовых регуляторов международных коммерческих договоров в праве России, стран ЕАЭС и ЕС. Дисс. на соиск… д.ю.н. Москва, 2019. С. 306.
  15. Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (г. Нью-Йорк, 18-ая сессия ЮНСИТРАЛ 21.06.1985) // Комиссия ООН по праву международной торговли. Ежегодник. 1985 год. Т. XVI.- Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, 1988. С. 601 - 612.
  16. Гражданский кодекс Республики Армения от 28.07.1998 № ЗР-239 (ред. от 29.06.2022 г.) // [Электронный ресурс]: Национальное Собрание Республики Армения – официальный сайт. URL: http://www.parliament.am/law_docs/050598HO239rus.html?lang=rus#R12 (дата обращения: 15.10.2022).
  17. Гражданский кодекс Республики Казахстан (особенная часть) от 01.07.1999 № 409-I (ред. от 14.07.2022) // [Электронный ресурс]: URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1013880&pos=5;-106#pos=5;-106&sel_link=1000374299 (дата обращения: 15.10.2022).
  18. Гражданский кодекс Республики Беларусь от 07.12.1998 г. № 218-З (ред. от 18.07.2022 г.) // [Электронный ресурс]: Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь. URL: https://pravo.by/document/?guid=3871&p0=hk9800218 (дата обращения: 15.10.2022).
  19. Гражданский кодекс Киргизской Республики (часть вторая). от 05.01.1998 № 2 (ред. от 15.09.2021) // [Электронный ресурс]: URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30224035&show_di=1&pos=5716;-54#pos=5716;-54 (дата обращения: 15.10.2022).
  20. Incoterms® 2020 [Электронный ресурс]: Официальный сайт Международной торговой палаты (ICC) URL: https://iccwbo.org/resources-for-business/incoterms-rules/incoterms-2020/ (дата обращения: 10.10.2022).
  21. UNIDROIT principles of international commercial contracts 2016 // [Электронный ресурс]: Официальный сайт Международного института по унификации частного права (УНИДРУА). URL: https://www.unidroit.org/wp-content/uploads/2021/06/Unidroit-Principles-2016-English-bl.pdf (дата обращения: 10.10.2022).
  22. Постановление Совета ТПП РФ от 24 июня 2021 г. № 8-2 «О свидетельствовании обычая, сложившегося в сфере предпринимательской деятельности» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2022.
Список литературы