Коррупция как актуальная проблема государственной службы

В статье был рассмотрен вопрос, связанный с острой проблематикой, присущей российскому обществу, и с которой государство борется уже не один десяток лет. Проблема коррумпирования в системе органов государственной власти исследуется с точки зрения особенностей поведения государственных служащих. Изучен вопрос разграничения видов ответственности за коррупционные правонарушения, в частности, выдвинут проблемный аспект, присущий уголовно-правовой регламентации. Также уделено особое внимание причинам проявления коррупции, а также определены способы борьбы с ней. В рамках научной работы проведен анализ последних нормативных изменений, введенных в части регулирования процесса ротации гражданских служащих.

Аннотация статьи
коррупция
гражданская служба
дисциплинарная ответственность
коррупционные правонарушения
профилактика коррупции
уголовная ответственность
Ключевые слова

Без преувеличения масштабной и серьезной проблемой Российской Федерации является существование и нежелательное процветание коррупции. Со времен своего становления коррупция из криминальной проблемы развилась в полноценный негативный фактор государственного характера. Данный вид злоупотребление властью вредит государственному механизму, приводя к образованию пробоин в безопасности всей страны. Вопросы коррупции в государственной сфере всегда были и остаются актуальными, поскольку их наличие оказывает негативное воздействие на формирование и надлежащее функционирование правовой системы, экономических и общественных процессов. Главное негативное воздействие коррупции состоит даже не в падении эффективности социально-экономических и государственных процессов, а в том, что в результате ее проявления значительно ухудшается содержание деятельности государственных служащих. Указанное последствие порождает в дальнейшем ухудшение качества реализации управления обществом, изменение в отрицательную сторону положения страны на геополитическом уровне, а создает риск государственного распада и уничтожения государства как суверенного компонента. Актуальность проблематики воздействия коррупции подтверждается и в каждом послании Президента Российской Федерации к парламенту, где делается особый акцент на обязательность проявления ответственности и профессионализма в процессе борьбы с коррупционной составляющей.

Согласно аналитическим исследованиям государственного аппарата на выявление наибольшей сосредоточенности коррупционных явлений первое и не почетное место занимает исполнительная власть. 98,9% всего количества коррупционных услуг было выявлено именно в указанной системе государственных органов. Судебная и законодательная власти разделили между собой оставшийся коррупционный процент: 0,8% и 0,1%. Исполнительная власть реализует ряд монопольных функций, требующих тесного взаимодействия с обществом. Указанный фактор позволил дифференцировать коррупционный доход по главным отраслям своего поступления. 34,6% приходится на область реализации контрольно-надзорной деятельности, 34,2% – сфера лицензирования и 22% – налоговое управление [6, c. 1].

Коррупционный аспект деятельности лиц, находящихся на государственной службе, известен еще со времен древнего мира, поскольку он стал результатом отрицательных черт человека, который обрел власть. С тех пор коррупция идет параллельно с развитием общества. За этот период она стала актуальным объектом для исследований в совершенно различных отраслях науки. Такую популярность можно объяснить ее многогранным характером, объединяющим все аспекты жизни человека, начиная с политического, заканчивая психологическим. Кроме того, всеобщая коррумпированность властных структур замедляет процессы, происходящие в рамках гражданских правоотношениях, став одной из опаснейших угроз для безопасности общества и государства в целом. Сформированный на базе правоприменительной практики и международных требований комплекс мер, нацелен на поддержание эффективности механизма профилактики и противодействую проявлениям коррупции. В то же время на уровне законодательной власти регулярно проводятся мероприятия по улучшению антикоррупционного законодательства.

Теоретические перспективы изучения коррупции весьма прозаичны, поскольку научная концепция сущности и содержания такого явления как коррупция учеными воспринимается неоднозначно. Каждый автор вкладывает свой объективный смысл в его содержание, что вполне логично, исходя из всеобъемлющего характера данного опасного общественного явления. Часть исследователей раскрывают коррупцию, как наличие факторов подкупности и продажности со стороны должностных лиц, общественных, а также политических деятелей. Во мнениях других автором можно встретить упоминание коррупции, как проявления девиантного поведения в процессе реализации предоставленной власти политическими представителями в целях повышения уровня благосостояния и укрепления власти [8, c. 23]. Вместе с тем, в целях предупреждения неверного толкования исследуемого противоправного деяния, требуется современное ее переосмысление.

Правонарушение коррупционного характера представляет собой обособленное, имеющее отличительные черты, явление коррупции за которое действующим законодательством предусмотрены различные виды ответственности. Вид ответственности определяется в зависимости от степени тяжести последствий, причиной которых стало данное правонарушение. Как показывает практика, наибольшая доля от общего числа нарушений в сфере государственной службы приходится на факты получения вознаграждений, отсутствие предоставленных сведений о доходах или предоставление сведений, содержащих недостоверную информацию от них, а также несоответствующее закону управление коммерческими предприятиями государственными должностными лицами. Привлечение к дисциплинарному виду ответственности в исследуемом вопросе выступает основным последствием нарушений со стороны государственных служащих. Федеральным законом от 21 ноября 2011 года № 329-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» было введено в действие специализированное основание для привлечения к вышеуказанной ответственности, речь идет несоблюдении ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании коррупции [3, c.1]. Правоприменительная практика подтверждает ежегодный рост фактов привлечения к ответственности за указанное правонарушение.

Рассмотрение вопроса об уголовной ответственности за коррупционные преступления рационально проводить через изучение понятийного аппарата. В настоящее время Уголовный кодекс РФ не имеет легального определения термина «коррупция», в связи с чем, Генеральной прокуратурой было закреплено несколько иное понятие «преступления коррупционной направленности», а также основные признаки наличие которых у правонарушения позволить говорить о нем как о преступлении. Такими признаками являются наличие служебного положения лица и выход за его пределы [1, c. 1], мотива корыстного характера, направленного на приобретение определенной выгоды для себя или иного лица, и прямого умысла.

В нормативном акте Генеральной прокуратуры приведен конкретный перечень групп преступных деяний, классифицируемых в зависимости от наличия или отсутствия дополнительных условий [5, c. 1].

Так, в соответствии с указанным документом служащие государственного и муниципального уровня могут выступать в качестве субъектов в большом количестве преступлений. Данный факт создает риск совершения преступлений коррупционной направленности. Именно поэтому в случае установления фактов организации процесса получения таким субъектом какой-либо имущественной выгоды или противозаконного предоставления данной выгоды лицами, которые ранее совершали приведенные выше преступления, последние приобретают возможность причисления к группе преступлений коррупционной направленности.

В продолжение вопроса об уголовной ответственности за исследуемый вид противозаконных деяний можно выделить существующую проблематику. Поскольку государственный или муниципальный служащий находится в статусе субъекта преступлений коррупционного характера возникает логичный вопрос, связанный с возможностью использования своего служебного положения данными лицами при условии не нахождения их при должности. Вместе с тем, судебная практика формирует свое толкование явления использования служебного положения, с точки зрения совершения преступного деяния лицом, обладающим характеристиками должностного лица, или исполняющим функции по управлению в организации. Таким образом, очевиден двойственный подход к к содержанию и неточность в формулировках. Во-первых, применять свое служебное положение могут и должностные лица, и служащие на государственном и муниципальном уровне. К ним также причисляют и лиц, которые в самом общем плане реализуют полномочия по управлению. Во-вторых, подобное широкое толкование может стать причиной обесценивания признака «служебное положение». Представляется, что такое противоречие требует внимания и решения с законодательной стороны.

В целях исключения коррупционных проявлений необходима планомерная реализация мероприятий различного характера, что требует особых усилий и ответственности. «Различный» характер мер указан в данном случае не случайно, поскольку недостаточно одного лишь законодательного закрепления запретов и ответственности за их нарушение. Корень практически всех общественных проблем содержится в создании его субъектов. Главной и самой сложной задачей в рамках борьбы с масштабным негативным явлением выступает корректировка нравственных начал общества и тех принципов, на которых оно строится. Лишь после достижения достаточного уровня самосознания большей части общества применяемые меры против коррупции станут действительно эффективными.

Вместе с тем, необходимо выделить ряд основных в настоящее время способов удержания и пресечения коррупционных проявлений.

В первую очередь, это системы профилактики и предупреждения правонарушений с коррупционным элементом. В основе указанных механизмов влияния лежат тенденции по отграничению личности, общества и государства в целом от возможных противоправных посягательств, формирование и дальнейшее совершенствование системы учета лиц, имеющих определенные признаки наклонности к совершению правонарушений, в целях профилактики. Здесь же имеет место адресное исследование коррупции как социального явления для выявления главных причин его существования.

Еще один способ пресечения коррупции связан с повышением строгости и тщательности проверки данных о доходах государственных служащих, в рядах которых нередко встречаются лица, скрывающие каким-либо образом имеющееся имущество или банковские счета.

Помимо указанного, перспективным представляется тенденция в области реализации задачи по исключению коррупции из российского общества, связанная с планомерным введением в кадровую деятельность органов государственной власти инструмента ротации государственных гражданских служащих. Преимущества такого инструмента регулирования деятельности должностных лиц не раз выделялся представителями как науки, так и практической области его реализации. В частности, положительное влияние ротации достигается за счет непродолжительного нахождения на одной должности гражданского служащего, что снижает возможности совершения коррупционного правонарушения, поскольку лицо попросту не успевает установить подобные взаимоотношения и укрепить их. Вместе с тем, у лиц, подвергающихся ротации, не снижается уровень заинтересованности в осуществлении государственной службы.

В рамках борьбы с коррупцией и необходимо выделить наиболее конкретные проблемные аспекты, решение которых и позволит исполнить главную задачу ее реализации. Первым аспектом, на который также обращают внимание современные правоведы, является необходимость образования политического и административного слоев в пределах общества, участники которого претендуют на участие в государственном управлении [7, c. 17]. Иными словами, государству и уже развитому обществу в настоящее время необходим открытый и прозрачный процесс обучения и подготовки предполагаемых руководящих кадров для различных уровней управления. В основу обучения должны быть заложены принципы добросовестного служения обществу и государству, а также приобщения к первоочередной заботе о каждом их представителе.

Второй аспект раскрывается в необходимости осознания главных основополагающих начал формирования российского государства. Общество должно понимать, что Россия – демократическое государство, а как известно демократия также бывает разной в силу отличий исторических событий и традиций, национальных особенностей и много другого. Однако цель любой демократии так или иначе состоит в установлении соответствующего материально-экономического положения общества. Исследования зарубежного опыта борьбы с коррупцией позволяет вычленить некоторые особенности. В первую очередь, стоит отметить, что наиболее эффективно мероприятия по сдерживанию коррупционных явлений реализуются в условиях высокого благосостояния населения. Следовательно, снижение показателя бедности станет небольшим шагом к переменам в части социального и нравственного создания общества.

Следует согласиться с такими мерами по противодействию коррупции на государственной службе, поскольку так или иначе, борьба с коррупцией подразумевает активизацию действий по максимальному снижению и дальнейшем искоренении обстоятельств, формирующих мотивацию и открывающих возможности для совершения правонарушений. Указанные действия и мероприятия должны предприниматься во всех сферах жизни общества комплексно.

Так, введенный в 2018 году в законную силу Федеральный закон №461-ФЗ «О внесении изменений в статью 23 Закона РФ «О занятости населения в РФ» и в статьи 52 и 60.1 Федерального закона «О государственной гражданской службе в РФ» [4, c. 1], содержит актуальные положения, в сфере правового регулирования мер по противодействию коррупции. Во-первых, стабильный характер приобретает обязательность осуществления ротации в отношении руководителей территориальных органов контрольно-надзорных ведомств. Для руководителей федерального органа исполнительной власти определено полномочие по формированию в зависимости от результатов анализа степени коррупционного риска перечня должностей, в отношении которых целесообразно реализовать ротацию. Во-вторых, определяется возможность осуществления ротационных процессов с учетом должностного роста. Это положение является новым, поскольку ранее закон предписывал реализацию ротации только в рамках конкретной должностной группы. В-третьих, увеличение показателя социальной защиты лиц, в отношении которых применен механизм ротации, посредством внедрения специальной системы гарантий для них и их семей. Введено приоритетное право супруга на прохождение профессионального обучения и конкретизации списка причин, которые признаются уважительными в части отказа должностного лица от ротации. В-четвертых, модернизация процессов организации и реализации ротации. Указанное введение подразумевает исключение обязанности по согласованию изменений в ротационном плане, которые не затрагивают персональные назначения на посты руководителей территориальных органов, проводимых министром. Проводится конкретизация этапов процедуры переназначение лиц, подлежащих ротации на другие должности. В данном случае речь идет о переводах, производимых в течение крайнего года действия контракта. Все это способствует проведению учетных мероприятий относительно появляющихся вакансий в территориальных органах в других регионах и создает возможность для согласования сроков переназначения.

Очевидно, что новые подходы законодателя к формулировкам положений и норм Федерального закона положительно сказывается на проведении ротационных мероприятий в сфере государственной гражданской службы, поскольку делает указанный механизм более гибким и способным адаптироваться под создающиеся коррупционные риски. При помощи подобных нормативный правовых актов государство делает постепенные шаги в сторону решения проблематики в части практического применение ротации федеральными органами исполнительной властью, а также усиления стимула у должностных лиц к замещению ротационных постов.

Таким образом, можно сделать вывод, что указанные способы борьбы с коррупционными проявлениями и их реализация обладают системным многогранных характером исполнения, требующим регулярного анализа и совершенствования, а поставленная для их надлежащего и качественного использования цель, не только подтверждается своей сложностью, но и ее глубоким, государственным и общественным значением.

Текст статьи
  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 24.09.2022) // Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.
  2. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ (ред. от 07.10.2022) «О противодействии коррупции» // Собрание законодательства РФ", 29.12.2008, N 52 (ч. 1), ст. 6228.
  3. Федеральный закон от 21.11.2011 N 329-ФЗ (ред. от 21.12.2021) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» // Парламентская газета, N 51, 25.11.2011 (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.06.2022).
  4. Федеральный закон от 11.12.2018 N 461-ФЗ «О внесении изменений в статью 23 Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации" и статьи 52 и 60.1 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" в связи с совершенствованием механизма ротации государственных гражданских служащих» // Российская газета, N 280, 13.12.2018.
  5. Указание Генпрокуратуры России N 738/11, МВД России N 3 от 25.12.2020 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности».
  6. Диагностика российской коррупции: Социологический анализ. Исследование Фонда "ИНДЕМ".
  7. Ковтков Д.И. Ротация гражданских служащих // Законодательство и экономика. 2017. № 9. С. 16-24.
  8. Шевчук В.Д. Шевчук Коррупция: опасная болезнь государства учебное пособие. – Ярославль: Издат. дом ЯГТУ, 2018. – 68 с.
Список литературы