Главная
АИ #31 (161)
Статьи журнала АИ #31 (161)
Понятие и особенности внешнего управления. Основания введения внешнего управлени...

Понятие и особенности внешнего управления. Основания введения внешнего управления

Автор(-ы):

Баширов Никита Евгеньевич

4 августа 2023

Секция

Юриспруденция

Ключевые слова

банкротство
несостоятельность
внешнее управление
кредиторы
должник
внешний управляющий

Аннотация статьи

В настоящее время в связи со сложной экономической ситуацией число корпоративных банкротств остается высоким, несмотря на попытки государственной власти своими решениями снизить количество банкротств (например, посредством введения моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторов). Вполне очевидно, что при банкротстве наиболее желаемым результатом как для кредиторов, так и для самого должника, является восстановление платежеспособности должника и последующее удовлетворение заявленных требований кредиторов. Достижению такого результата призваны способствовать именно реабилитационные механизмы, к которым и относится процедура внешнего управления.

Текст статьи

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» [1] (далее – ФЗ о банкротстве или ФЗ) в статье 2-й, посвященной основным понятиям, содержит следующее определение внешнего управления – это процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности. Представляется, что указанное определение является совершенно достаточным с точки зрения целей Закона и юридической техники, но оно, очевидно, не позволяет сформировать полное представление о данной процедуре, в связи с чем далее будут рассмотрены отдельные признаки и особенности внешнего управления.

Основным и самым очевидным признаком внешнего управления является восстановительный или же реабилитационный характер данной процедуры, который предполагает, что внешнее управление вводится не только ради удовлетворения требований кредиторов, но и для восстановления хозяйственной деятельности должника. В частности на восстановительную природу данной процедуры указывает введение моратория на удовлетворение требований кредиторов (за исключением текущих платежей) в соответствии со ст. 95 ФЗ о банкротстве. Например, мораторий предполагает приостановление исполнительных производств и неприменение финансовых санкций (в т. ч. неустоек и штрафов) за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств. Подобные «льготы» действительно могут оказать положительное влияние на текущие дела должника.

Представляется правильным подход, в соответствии с которым неверно рассматривать внешнее управление исключительно как процедуру, направленную на восстановление платежеспособности должника [6]. Иной подход, на мой взгляд, означал бы игнорирование интересов кредиторов, а следовательно, противоречил бы самой сути института банкротства.

Другими важными признаками внешнего управления являются ограничение правоспособности [10, c. 35] организации-должника и изменение отдельных элементов его дееспособности [11].

Правоспособность должника ограничивается посредством обязывания его действовать согласно плану внешнего управления. При этом рассмотрение вопроса об утверждение и изменении плана является исключительной компетенцией собрания кредиторов (п. 1 ст. 107 ФЗ о банкротстве). Результатом реализации плана внешнего управление должно стать отсутствие у должника признаков банкротства [4]. Некоторые авторы (например, П.М. Морхат [7, c. 25]) называют план внешнего управления особым источником правового регулирования отношений несостоятельности при осуществлении данной процедуры.

Изменение отдельных элементов дееспособности организации-должника проявляется в том, что меры по восстановлению платежеспособности должника принимает не сам должник, а внешний управляющий [8, c. 668].

Наряду с внешним управлением ФЗ о банкротстве называет следующие восстановительные механизмы: санация, финансовое оздоровление, досудебные мероприятия по финансовому оздоровлению кредитной организации. Действительно, внешнее управление по своим целям тождественно указанным процедурам, однако оно, на что указывал И.В. Фролов, обладает рядом специфических признаков [10, c. 273-274].

В учебном курсе по банкротству под ред. С.А. Карелиной названы следующие особенности внешнего управления как восстановительной процедуры [10, c. 665]: 1) меры по восстановлению платежеспособности должника реализуют не органы должника, а внешний управляющий; 2) внешнее управление осуществляется под контролем арбитражного суда и кредиторов организации-должника; 3) в отличие от финансового оздоровления внешнее управление имеет активный характер [11, c. 330]. Что касается последнего, активный характер данной процедуры предполагается самим названием данной процедуры, указывающим на управление извне, т. е. на совершение внешним по отношению к должнику субъектом различных экономически значимых действий, направленных на восстановление его платежеспособности.

С учетом всего вышеизложенного в контексте данной статьи предлагается определить внешнее управление как активную процедуру, применяемую в деле о банкротстве юридических лиц, направленную на восстановление хозяйственной деятельности должника и удовлетворение требований кредиторов, в ходе которой меры по восстановлению платежеспособности должника осуществляет внешний управляющий, действующий в соответствии с планом внешнего управления.

Говоря об основаниях введения рассматриваемой процедуры, статья 93 ФЗ «О банкротстве» гласит: внешнее управление вводится арбитражным судом на основании решения общего собрания кредиторов, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом. Помимо указанного, закон устанавливает следующие случаи введения внешнего управления над должником:

во-первых, если у арбитражного суда есть достаточные основания полагать, что платежеспособность должника может быть восстановлена, а основания для введения финансового оздоровления отсутствуют, суд выносит определение о введение внешнего управления (абз. 4 п. 2 ст. 75 ФЗ);

во-вторых, арбитражный суд вправе принять решение о введении внешнего управления в случае досрочного прекращения финансового оздоровления (п. 6 ст. 87 ФЗ);

в-третьих, арбитражный суд по итогам рассмотрения результатов проведения финансового оздоровления вправе принять решение о введении внешнего управления в случае: 1) установления возможности восстановления платежеспособности должника, 2) подачи в суд ходатайства собрания кредиторов о переходе к внешнему управлению, 3) подачи в суд ходатайства собрания кредиторов о признания должника банкротом и об открытии конкурсного производства, если после собрания возникли обстоятельства, которые дают основания полагать, что платежеспособность должника может быть восстановлена в установленные сроки (п. 1 ст. 92 ФЗ);

в-четвертых, суд вправе ввести внешнее управление в отношении градообразующей организации по ходатайству органа местного самоуправления, федерального органа исполнительной власти или органа исполнительной власти субъекта РФ при условии предоставления ими поручительства по обязательствам должника, даже если собранием кредиторов не было принято соответствующее решение (п. 1 ст. 170 ФЗ);

в-пятых, арбитражный суд выносит определение о введении внешнего управления в отношении стратегической организации при отсутствии оснований для введения финансового оздоровления, если в суд представлено заключение соответствующего федерального органа исполнительной власти (абз. 4 п. 1 ст. 194 ФЗ).

Также внешнее управление может вводиться в связи с отменой определения об утверждении мирового соглашения и возобновления производства по делу о банкротстве (п. 1 ст. 163 ФЗ) и после расторжения мирового соглашения (п. 1 ст. 166 ФЗ).

Немаловажным является тот факт, что внешнее управление не может вводиться по инициативе самого должника, однако его мнение учитывается на стадии составления плана внешнего управления при определении конкретного перечня мер по восстановлению платежеспособности должника, т. к. некоторые из них могут применяться только при наличии согласия должника (п. 2 и 3 ст. 94 ФЗ, ст. 109 ФЗ) [8, c. 670].

По моему мнению, лишение должника инициативы введения внешнего управления является нецелесообразным. Действительно, ведь сам должник, как правило, более остальных заинтересован в восстановлении своей платежеспособности и, соответственно, в налаживании своей экономической деятельности. Как отмечал К.Б. Кораев, с экономической точки зрения восстановление платежеспособности должника предполагает необходимость привлечения дополнительных материальных и финансовых ресурсов, а единственным субъектом среди всех субъектов отношений неплатежеспособности, который может обеспечить привлечение указанных средств, является сам должник [5].

Из изложенного выше следует, что важным критерием для введения внешнего управления является наличие у арбитражного суда достаточных оснований полагать, что платежеспособность должника может быть восстановлена. Это неудивительно, так как указанная процедура по своей природе является реабилитационной. Главный вопрос состоит в том, как именно суд устанавливает возможность восстановления платежеспособности должника.

Ответ на указанный вопрос содержится в самом законодательстве: в соответствии со ст. 70 ФЗ об банкротстве в целях определения возможности восстановления платежеспособности должника арбитражный управляющий проводит финансовый анализ состояния должника.

Финансовый анализ проводится в соответствии с Правилами проведения арбитражным управляющим финансового анализа, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 25.06.2003 г. № 367 [2].

Согласно п. 3 указанных Правил, внешний управляющий при проведении анализа использует результаты инвентаризации которую он проводит при принятии в управление имущества должника. Финансовый анализ проводится на основании статистической, бухгалтерской и налоговой отчетности, отчетности филиалов, дочерних и зависимых обществ и материалов налоговых проверок (п. 4 Правил).

Важнейшую роль при проведении финансового анализа играют различные коэффициенты финансово-хозяйственной деятельности должника, однако концентрация на их деталях, на мой взгляд, не будет соответствовать целям данной работы, в связи с чем представляется целесообразным назвать основные финансовые показатели, используемые для расчета упомянутых коэффициентов: совокупные активы должника; внеоборотные активы, включая долгосрочные финансовые вложения; оборотные активы, включая сумму стоимости дебиторской задолженности и ликвидных активов; собственные средства (сумма капитала и резерва); текущие и долгосрочные обязательства должника.

В доктрине разрабатываются и иные критерии для определения возможности восстановления платежеспособности должника. Так, например, в работе арбитражного управляющего А.Г. Четверкина названы два параметра, отсутствие хотя бы одного из которых, по мнению автора, свидетельствует о невозможности налаживания дел должника [13, с. 47]:

  1. положительный денежный поток должника в конце 1,5-годового периода превышает сумму кредиторской задолженности;
  2. стоимость бизнеса должника, рассчитанная на конец 1,5-годового периода на основе заключения независимого оценщика, превышает сумму кредиторской задолженности.

Также следует отметить, что упомянутые выше Правила применяются до утверждения Национальным объединением саморегулируемых организаций арбитражных управляющих федерального стандарта проведения анализа финансового состояния должника, однако, учитывая тот факт, что Правила применяются с 2003 г., можно сделать вывод о том, что действующее регулирование в целом является удовлетворительным.

При этом нельзя не отметить, что предпринимались попытки составить указанный федеральный стандарт – например, в 2016 г. был предложен соответствующий проект. А.З. Бобылева считает, что ныне действующие Правила, обладая рядом достоинств, имеют и существенные недостатки: недостаточное внимание к анализу финансовой и инвестиционной деятельности и увлечение т. н. «бухгалтерским» анализом, являющимся, по мнению автора, малоэффективным [3].

Список литературы

  1. Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // "Российская газета", № 209-210, 02.11.2002.
  2. Постановление Правительства РФ от 25.06.2003 г. № 367 "Об утверждении Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа" // "Собрание законодательства РФ", 30.06.2003, N 26, ст. 2664.
  3. Бобылева А.З. Проект федерального стандарта проведения арбитражным управляющим анализа финансового состояния должника // СРРМ. 2016. №2 (95).
  4. Институт несостоятельности (банкротства) в правовой системе России и зарубежных стран: теория и практика правоприменения: монография (отв. ред. С.А. Карелина, И.В. Фролов). Юстицинформ, 2020. С. 100.
  5. Кораев К.Б. Особенности правового положения неплатежеспособного должника в процедуре внешнего управления // Российская юстиция. 2016. № 5. С. 18−19.
  6. Кораев К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов при проведении внешнего управления // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2009. № 3.
  7. Морхат П.М. Правоотношения и юридическая ответственность в сфере несостоятельности (банкротства): монография - "Юстицинформ", 2021 г.
  8. Несостоятельность (банкротство): Учебный курс. В 2 т. / Под ред. д.ю.н., проф. С.А. Карелиной. Т. 1. − М.: Статут, 2019.
  9. Семина А.Н. Банкротство: вопросы правоспособности должника – юридического лица: Научно-практич. издание. М.: Экзамен, 2003.
  10. Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). М., 2002. С. 242-243.
  11. Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004.
  12.  Фролов И.В. Управление процедурами банкротства: теория и юридическая практика: Учеб. пособие. Новосибирск, 2013.
  13. Четверкина А.Г. Обоснование возможности восстановления платежеспособности предприятия в рамках процедуры несостоятельности // Экономический анализ: теория и практика. 2005. №3.

Поделиться

211

Баширов Н. Е. Понятие и особенности внешнего управления. Основания введения внешнего управления // Актуальные исследования. 2023. №31 (161). С. 30-33. URL: https://apni.ru/article/6832-ponyatie-i-osobennosti-vneshnego-upravleniya

Похожие статьи

Другие статьи из раздела «Юриспруденция»

Все статьи выпуска
Актуальные исследования

#22 (204)

Прием материалов

25 мая - 31 мая

осталось 7 дней

Размещение PDF-версии журнала

5 июня

Размещение электронной версии статьи

сразу после оплаты

Рассылка печатных экземпляров

14 июня